, 11 Мая
$ 74,1373
€ 89,5060
Предложения банков
Коронавирус. Заражено: 159 628 460 человек. В России: 4 896 842. В Татарстане: 20 843. В Челнах: 2 462
Новости
Подробно


«Все элементы взрывного устройства были. Мы сталкивались с такой схемой, и в Чечне, и здесь»

29.06.2016, 11:33

Братья, грозившие взорвать «Торговый Квартал» прошлым летом, не шутили, а представляли реальную опасность. Они действительно намеревались произвести взрыв, чтобы всех «напугать». В суде Набережных Челнов началось рассмотрение уголовного дела «телефонных террористов». Главную роль обвинение отводит бывшему резиденту челнинского ИТ-парка Ильнару Аглетдинову, которым и был полностью продуман план преступных действий. Причем, из показаний свидетелей выясняется, что молодые люди решились на такие действия после того, как узнали об аналогичных инцидентах в Питере. Вот только челнинские «террористы» планировали настоящий взрыв. О том, как готовились к звонкам в «Торговый Квартал», как заметали следы, и что спасло от реального взрыва посетителей торгового центра в материале Chelny-biz.ru.

«ПРИ ВЗРЫВЕ УСТРОЙСТВА ОПАСНАЯ ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА ЗОНА В РАДИУСЕ 10 МЕТРОВ»

Накануне в городском суде стартовало разбирательство по делу телефонных «террористов». На процесс явились только шесть свидетелей, хотя всего их около 30. Также в зале присутствовали представители потерпевшей стороны – УВД Челнов, МЧС и Станции скорой медицинской помощи.

Первым слово было предоставлено гособвинителю Альберту Галимову. Излагая материалы обвинения, он сообщил суду, что Ильнар Аглетдинов и Артем Гибадуллин, являясь двоюродными братьями, преступные действия совершили, изначально вступив в сговор. Причем, первый из них, бывший резидент челнинского ИТ-парка, «обладая организаторскими способностями и склонностями к лидерству, разработал план совершения преступления».

– Согласно разработанному Аглетдиновым плану, предполагалось совершение заведомо ложных сообщений о готовящихся взрывах в торговом центре «Торговый Квартал», - сообщил прокурор. – В дальнейшем с целью материального обогащения планировалось направить в адрес торгового центра письма с незаконным требованием передачи денежных средств. В случае неисполнения требований совершить взрыв, изготовив самодельное взрывное устройство (далее СВУ – ред.)

«Все элементы взрывного устройства были. Мы сталкивались с такой схемой, и в Чечне, и здесь»

По мнению обвинения, Ильнар Аглетдинов играл в деле главную роль. Его двоюродный брат Артем Гибадуллин занимался поиском средств и орудий, необходимых для совершения преступления, компонентов для изготовления СВУ, обеспечивал передвижения по городу и конспирацию. Первый тревожный звонок, напомним, челнинские «звонари» сделали 10 августа.

– Аглетдинов, обладая специальными познаниями в сфере компьютерных и информационных технологий, в целях конспирации звонков приобрел через интернет-ресурс доступ к системе удаленного подключения, которая меняет IP-адреса компьютера. После чего 10 августа около 18 часов Аглетдинов и Гибадуллин приехали на автомобиле марки ВАЗ 2114 к дому 21/16. Аглетдинов в салоне машины с помощью ноутбука через оператора «Мегафон», изменив IP-адрес ноутбука, вышел в интернет и на специальном сайте, используя функцию воспроизведения напечатанного текста женским голосом, набрал текст: «Торговом Квартале заложена бомба». Далее через сервис бесплатных звонков позвонил в дежурную часть УВД Челнов и сообщил ложную информацию.

Гибадуллин во время звонка, согласно своей преступной роли, следил за обстановкой и возможным появлением очевидцев или сотрудников правоохранительных органов. После этого в здании торгового центра началась срочная эвакуация людей.

«Все элементы взрывного устройства были. Мы сталкивались с такой схемой, и в Чечне, и здесь»

Следующий звонок молодые люди по той схеме произвели 11 августа около дома 4/06. На этот раз вызов поступил в дежурную часть отдела полиции «Комсомольский», а 12 августа - в Автозаводский отдел. 13 августа около 14:30, находясь около дома 9/55а, позвонили в ОП «Электротехнический», в этот же день около 17:30 сообщение о бомбе поступило вновь в Комсомольский отдел. Спустя один день Аглетдинов и Гибадуллин повторили звонок - 15 августа около 18 часов вечера женский голос снова сообщил в ОП «Комсомольский» о бомбе.

Отметим, что по версии обвинения, всего было шесть заведомо ложных сообщений. При этом в целях вымогательства денег у руководства «Торгового Квартала» молодые люди создали электронный почтовый ящик и направили письмо с требованием перечислить около 70 тыс. долларов.

– В случае невыполнения требований Аглетдиновым и Гибадуллиным планировался поиск при помощи интернета информации о способах изготовления СВУ, – рассказал прокурор.

Таким образом, бывший айтишник и его брат несли реальную угрозу и не являлись обычными шутниками, как многие их в тот момент считали.

За изготовление бомбы Аглетдинов взялся еще 12 августа. Необходимые компоненты злоумышленники покупали в магазинах Челнов и Казани. Саму бомба изготовили в Боровецком лесу. Особенности СВУ и использованные при его изготовлении вещества гособвинитель не озвучил, сославшись на присутствие в зале журналистов.

«Все элементы взрывного устройства были. Мы сталкивались с такой схемой, и в Чечне, и здесь»

Отметим, что для взрыва телефонные террористы выбрали электрическую подстанцию, которая располагается на парковке торгового центра. Подрыв устройства должен был произойти также после звонка. Всего Аглетдинов произвел три вызова, но взрыва не было. Зарядка на установленном к СБУ телефоне оказалась недостаточной. Как выяснилось, злоумышленниками использовали две сим-карты, два телефона марки Samsung и Siemens. Эксперты после изъятия взрывного устройства установили, что оно несло реальную опасность.

– При взрыве на открытой площадке, при массе взрывного заряда – 4,5 кг и самодельного взрывного вещества, в тротилловом эквиваленте которое составляет 0,8/1 кг, опасная для человека зона была бы в радиусе 10 метров, зона умеренного разрушения, свободного разрушения опорных пролетов может составлять 16-18 метров, а зона малых разрушений - 36 метров, – озвучил Альберт Галимов.

Судья Дан Шакуров обратился к подсудимым. Ильнар Аглетдинов признал лишь свою причастность к пяти ложным звонкам. К шестому, по его словам, он не имеет никакого отношения. Кроме того, айтишник заявил, что предварительного сговора у них с братом не было. Артем Гибадуллин и вовсе пошел в отказ, не признавшись ни в чем.

«УГРОЗЫ В ПИСЬМЕ ВОСПРИНЯЛ КАК ВЫМОГАТЕЛЬСТВО, НЕ ОЖИДАЛ ОБНАРУЖЕНИЯ РЕАЛЬНОГО ВЗРЫВНОГО УСТРОЙСТВА»

Далее суд приступил к допросу потерпевших. Представитель «Торгового Квартала» вновь не явился в суд, но направил телефонограмму, что соглашается с раннее данными своими показаниями и просит суд рассмотреть дело без его участия.

Первой суд допросил начальника правового управления УМВД Челнов. Она сообщила суду, что УВД представило исковые требования по шести эпизодам, но подсудимые оплатили только пять – на общую сумму более 26 тыс. рублей. Идиятуллина рассказала, как все шесть раз на место выезжали оперуполномоченные, кинологи, проводилась экстренная эвакуация людей, обыск территории и другие обязательные мероприятия. Представительница потерпевшей стороны сообщила, что УВД намерено добиваться выплаты суммы причиненного ущерба и по шестому звонку.

«Все элементы взрывного устройства были. Мы сталкивались с такой схемой, и в Чечне, и здесь»

Кстати, исковые требования Аглетдинов и Гибадуллин погасили и перед пожарными, которым также приходилось выезжать к торговому центру. Агафонов, начальник пожарной части сообщил, что изначально была предъявлена сумма в размере 65 тыс. рублей, затем ее снизили до 58,5 тысяч.

– Шестой вызов снялся, – сообщил суду Агафонов.

На вопрос судьи, с чем это связано, представитель МЧС не смог ответить.

Пришедший на процесс представитель ГАУЗ «Станция скорой медицинской помощи» рассказал, что кареты скорой выезжали на место шесть раз. Сумма требований составила более 17 тыс. рублей. Но, как и в случае с другими потерпевшими, ущерб был возмещен лишь в пяти случаях. Медики планируют добиваться возмещения расходов и по шестому эпизоду.

На явке в суд главного потерпевшего по делу, представителя ТРЦ «Торговый Квартал» Алексея Аринина настаивала сторона защиты. Свое возражение адвокат Ильнара Аглетдинова объяснила тем, что Аринин являлся также понятым в ходе обнаружения взрывного устройства, и попросила суд о его обязательной явке на следующее заседание. Судья доводы принял во внимание, а пока озвучил показания заместителя генерального директора.

Заместитель директора ООО «ТриГранит Менеджмент Рус» Алексей Аринин рассказал следователям, что о первом тревожном звонке ему стало известно от старшего администратора. Изначально Аринин допрашивался как свидетель. А уже спустя пару дней, когда звонки повторились, и на его рабочий электронный ящик поступило письмо с угрозами, замгендиректора ТЦ был допрошен уже как потерпевший.

– 12 августа в 18:33 на офисный электронный ящик поступило письмо от имени Петра Москаленко. В тексте содержалась угроза о том, что если руководство торгового центра не переведет денежную сумму в биткоинах (виртуальная сетевая валюта – ред.) на указанный адрес до 12 часов 17 августа, возможно, будут реальные жертвы, звонки будут продолжаться, что повлияет на репутацию и прибыль, – зачитывал судья Дан Шакуров. – По данному факту было сообщено в полицию. В тот же день поступает анонимный звонок около 19 часов, что вновь заложена бомба.

«Все элементы взрывного устройства были. Мы сталкивались с такой схемой, и в Чечне, и здесь»

Согласно показаниям представителя потерпевшего, силами охраны торгового центра, а также полицейскими и другими службами проводилась эвакуация людей, никакой паники не было. Сам процесс был отработан и в среднем занимал 12-15 минут. А угрозы, указанные в письме, были восприняты как вымогательство.

– Какие-либо действия по перечислению денежных средств не предпринимал, так как на тот момент знал, что такие факты имеют место быть в частности в городе Санкт-Петербург, – продолжил цитировать Аринина судья. – Подумал, что это примерно такая же ситуация, не ожидал обнаружения реального взрывного устройства.

Действительно, всего за месяц до челнинских событий в Санкт-Петербурге прошла волна аналогичных сообщений: 45 ложных вызовов о заложенных в торговых центрах бомбах. Каждый раз так же происходила эвакуация посетителей. А злоумышленники (группа Diffinger Team, штаб-квартира которой, по некоторым данным, находилась на Украине) требовали крупные денежные суммы в биткоинах.

В целом, из показаний Алексея Аринина следует, что ложные сообщения о бомбе негативно сказались на общей организации работы «Торгового Квартала»:

– Снизился трафик посещаемости, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 10%. Кроме того, при эвакуации и проверки здания работа приостанавливалась на два-три часа. Затем после возобновления посетителей было мало. После повторения звонков у населения сложился дискомфорт нахождения в торговом центре, вокруг собралась негативная аура.

«АГЛЕТДИНОВ ЕМУ СООБЩИЛ, ЧТО В РЮКЗАКЕ НАХОДИТСЯ ВЗРЫВНОЕ УСТРОЙСТВО»

После небольшого перерыва суд перешел к допросу свидетелей. Накануне успели выступить восемь человек, среди них дежурный администратор ТРЦ «Торговый квартал», дворник, который первым обнаружил взрывное устройство, и также сотрудники УМВД Челнов.

Дежурный администратор Татьяна Бугаева рассказала об эвакуации посетителей, предпринятых мерах безопасности: центральный вход торгового центра пришлось закрыть, были установлены металлоискатели и т.д.

«Все элементы взрывного устройства были. Мы сталкивались с такой схемой, и в Чечне, и здесь»

Суд в качестве свидетеля допросил пожилого дворника ТЦ «Торговый квартал», который и обнаружил бомбу, хотя и не сразу понял, что это такое.

– 7 сентября я вышел на работу вечером. При обходе территории возле трансформаторной будки на парковке обнаружил пакет, который отнес к мусорным контейнерам, – зачитал показания мужчины судья. – Когда осмотрел содержимое пакета, внутри увидел сотовый телефон. Провода шли внутрь другого пакет, в котором находился порошок серого цвета. Я посчитал, что это строительный мусор, и ушел домой. Утром, когда пришел на работу, подумал, что это может оказаться взрывное устройство, и сообщил охране торгового центра.

Сам мужчина сообщил, что «показал находку ребятам, они пакет попинали».

Далее суд выслушал показания шести сотрудников УВД города. Они в основном рассказывали о том, когда именно принимали звонки о заложенной бомбе, выезжали на эвакуацию, исследовали взрывное устройство, составляли протоколы явки с повинной. В частности, согласно показаниям оперуполномоченного УМВД Набережных Челнов, в кабинете ИВС 11 сентября был составлен протокол явки с повинной Гибадуллина.

– Он добровольно сообщил о проделанных им преступлениях, о том, что его двоюродный брат Аглетдинов посредством ноутбука и интернета осуществлял ложные вызовы, что в торговом центре заложена бомба, – рассказал суду полицейский. – При этом три звонка были осуществлены в его присутствии в салоне автомобиля ВАЗ 2114. 6 сентября Гибадуллин приехал к Аглетдинову, он вышел с рюкзаком. Аглетдинов ему сообщил, что там находится взрывное устройство, которое он изготовил сам.

«Все элементы взрывного устройства были. Мы сталкивались с такой схемой, и в Чечне, и здесь»

Далее, согласно протоколу явки с повинной, Аглетдинов, находясь в салоне машины, достал из рюкзака телефон с проводами и стал соединять все компоненты. Его двоюродный брат вышел из машины, так как «понял, что это действительно взрывное устройство». Позже парни поехали к торговому центру, Аглетдинов пошел сам к трансформаторной будке и оставил там пакет. Затем молодые люди разъехались по домам. Спустя время, братья связались по телефону, тогда Ильнар Аглетдинов сообщил, что произвел три звонка на сотовый телефон во взрывном устройстве, но взрыва не произошло. Студент-айтишник после этого уехал в Казань и позже был задержан правоохранительными органами.

– Артем Гибадуллин почувствовал облегчение от того, что все рассказал. Вину полностью признал, во всем раскаялся, все чистосердечно изложил, – добавил полицейский.

Отметим, оба подсудимых изначально после задержания написали явку с повинной, тем самым сознались в совершенных деяниях. Сейчас свою вину отрицают.

«ОН ОБЪЯСНИЛ, ЧТО СУЩЕСТВУЕТ ПЛАТНЫЙ САЙТ, ГДЕ МОЖНО ПОМЕНЯТЬ IP-АДРЕС КОМПЬЮТЕРА НА IP-АДРЕС ДРУГОЙ СТРАНЫ»

Из показаний других свидетелей (оперуполномоченных) следует, что братья-звонари действительно следовали примеру питерских телефонных террористов. В первых числах августа Аглетдинов через интернет скинул своему брату ссылки на сообщения о том, что «в Санкт-Петербурге неизвестные лица неоднократно осуществляли звонки в торговые центры с угрозами взрыва и с требованием денежных средств».

– Аглетдинов предложил осуществить аналогичные звонки. 9 августа братья встретились, у Аглетдинова при себе был ноутбук. Он объяснил, что существует платный сайт, где можно поменять IP-адрес компьютера на IP-адрес другой страны, – рассказал свидетель.

Со слов Гибадуллина, его двоюродный брат был настроен серьезно и намеревался «произвести взрыв, чтобы напугать».

Интересно, что поиск сим-карт и телефонов экс-резидент ИТ-парка поручил своему брату. Гибадуллин в свою очередь обратился к своему бывшему однокласснику и передал ему 2 тыс. рублей. В результате телефоны и сим-карты были куплены на сайте бесплатных объявлений. Обнаруженный во взрывном устройстве телефон и позволил правоохранительным органам выйти на след злоумышленников.

«Все элементы взрывного устройства были. Мы сталкивались с такой схемой, и в Чечне, и здесь»

Показания дал и старший инспектор по особым поручениям отдела обеспечения готовности к действиям при чрезвычайных обстоятельствах УМВД Челнов, который выезжал 8 сентября на осмотр подозрительного предмета в зеленом пакете и обезвредил самодельную бомбу.

Трансформаторная будка, где был оставлен пакет, находится в 15-20 метрах от самого торгового центра.

– На ваш взгляд данное взрывное устройство представляло реальную опасность? – спросил судья у свидетеля.

– Да, мы неоднократно сталкивались с такой схемой, и в Чеченской республике, и здесь тоже, – ответил инспектор. – При такой схеме исполнения я, естественно, предполагал, что внутри имеются и взрывчатое вещество, и детонаторы. Все элементы взрывного устройства на нем присутствовали.

Судья объявил в процессе перерыв, после которого планируется допросить еще около 20 свидетелей.

Олеся Аверьянова