, 18 Января
Коронавирус. Заражено: 331 623 988 человек. В России: 10 865 512. В Татарстане: 44 522. В Челнах: 5 819
Новости
Подробно


«Если изменить меру пресечения, он может скрыться, заниматься преступной деятельностью»

10.03.2016, 15:06

Первое судебное заседание по делу об убийстве известного врача-травматолога Андрея Железнова прошло сегодня в городском суде Набережных Челнов. Присутствовали родственники обвиняемого, 85-летнего Мисбаха Сахабутдинова, родственники убитого Андрея Железнова, но больше всего в зале суда было представителей СМИ. Убийство врача у главного входа в городскую поликлинику №4 из самодельного ружья, замаскированного под трость, вызвало большой резонанс не только в Челнах, но и в стране. Несмотря на присутствие журналистов, телекамер и фотоаппаратов, подсудимый был крайне спокоен и даже шутил и просил суд отпустить его «на дачные работы».

«ВЫ ЖЕНАТЫ?» – «НЕТ, ХОЛОСТОЙ ПАРЕНЬ!»

К 9:00, когда было назначено заседание суда, у кабинета судьи столпилось около 15 человек. Процесс начался позже запланированного. Гособвинитель вместе с адвокатом уточняли дату, когда обвиняемый Мисбах Сахабутдинов получил копию постановления о назначении судебного заседания. Как оказалось, это весьма важный факт для дальнейшего движения дела.

Подсудимому помимо адвоката понадобился переводчик. Судья Рустам Хакимов предупредил, что за заведомо ложный перевод предусмотрена уголовная ответственность, и начал расспрашивать подсудимого на предмет знания русского языка.

– По-русски совсем не понимаете что ли? – спросил он.

– Понимаю, но я очень плохо слышу, – ответил подсудимый.

– Как долго жили в городе?

– После армии в 54-м году освободился, с тех пор до 2014 года жил в Набережных Челнах, потом переехал в Новый Мусабай, – отвечал подсудимый то по-русски, то по-татарски.

– Как это – столько лет жить в городе и не понимать по-русски? Где вы работали? На заводе? Как вы с людьми общались, на каком языке? – продолжал судья.

– Я понимаю по-русски. Работал на заводе ЗЯБ. Там у нас большинство – татарский малайлар. Алар белэн татарча сойлэшэ идек инде (с ними уж по-татарски общались – ред.).

– По-русски понимаете, да?

– Понимаю-понимаю, – уже в третий раз уточнил подсудимый. – И читаю, но не все слова… анлыйм (понимаю – ред.).

Суд поинтересовался также образованием Сахабутдинова. Тот ответил, что четыре класса отучился в деревенской школе, до седьмого – в сельской. Общее образование – семь классов. Профобразования как такового у подсудимого нет. Прошел шестимесячный курс в ФЗО (школе фабрично-заводского обучения) на электрослесаря и начал работать.

– Вы женаты? – спросил судья.

– Нет, холостой парень! – ухмыльнулся подсудимый, вызвав смешки в зале.

«ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ЧИТАЕТ НАМАЗ, МОГ СОВЕРШИТЬ УБИЙСТВО, ДА?»

Мисбах Сахабутдтнов не женат и никогда не был, детей у него нет. 14 марта ему исполнится 86 лет. С 2014 года живет в деревне со старшей сестрой, которой исполнилось 90 лет. После ареста брата ее перевезли в Челны, к родственникам, поскольку одна бабушка жить не может. Ей придется и дальше гостить у родственников, поскольку брат не скоро вернется домой. Заседание суда перенесли на 5 апреля. Причина, на первый взгляд, формальная. Копию постановления о назначении судебного заседания Сахабутдинов получил в Чистопольском СИЗО только 5 марта. Предусмотренные законодательством пять суток с момента получения документа еще не прошли.

– Если мы сейчас начнем рассмотрение дела, то это сразу же станет основанием для отмены любого приговора, – пояснил судья Рустам Хакимов.

Обвинение и защита согласились перенести дело. Прокурор попросила продлить срок содержания обвиняемого под стражей на два месяца, аргументировав тем, что Сахабутдинову вменяется совершение особо тяжкого преступления, и он представляет опасность для общества. Адвокат, напротив, просила изменить меру пресечения и отпустить бабая домой.

– Бакчада эшлэр бар иде (в огороде дела были – ред.)… – начал было Сахабутдинов.

– Все следственные действия уже проведены, каким-либо образом он воздействовать ни на кого не сможет, – включилась адвокат. – Человеку 85 лет. Я просила бы учесть это и изменить меру пресечения. При перевозке на этап людей поднимают в четыре утра и в камеру их сопровождают только в восемь часов вечера. Человеку, который читает пять раз в день намаз, это очень тяжело.

– Человек, который читает намаз, мог совершить убийство, да? – прозвучала реплика со стороны пострадавших.

Суд удалился в совещательную комнату. Присутствовавшие в зале все это время сидели тихо, не общались друг с другом. Ждали. Журналисты лишь поинтересовались у родственников Сахабутдинова, наняли они адвоката, или его предоставило государство.

– С какой целью интересуетесь? Думаете, нам легко? – ответила родственница. – Нанимали. Видели мы этого, государственного…

«В СЛУЧАЕ ИЗМЕНЕНИЯ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ МОЖЕТ СКРЫТЬСЯ…»

Напомним, что Мисбаху Сахабутдинову инкриминируют преступления сразу по нескольким статьям: ст. 30 ч.3 (покушение на преступление), ст.105 ч.1 (убийство), ст.222 ч.1 (незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов), ст.223 ч.1 (незаконное изготовление оружия).

Следственный отдел Набережных Челнов СУ СКР по РТ завершил расследование уголовного дела и передал его в суд 26 февраля. По версии следствия, 8 июля 2008 года Сахабутдинов обратился за медицинской помощью городскую поликлинику № 4 Набережных Челнов в связи с травмой пальца руки. Во время приема врач-травматолог Андрей Железнов попросил мужчину снять головной убор тюбетейку, так как пациент находился в служебном кабинете, где в целях соблюдения санитарно-гигиенических норм необходимо снимать верхнюю одежду. Однако обвиняемый отказался выполнить просьбу врача или покинуть кабинет до оказания ему медицинской помощи. Сахабутдинова вывели из кабинета.

Затаив обиду, летом 2013 года мужчина изготовил пистолет, замаскированный под трость, и несколько патронов. В мае 2014 года злоумышленник снова пришел к врачу-травматологу и, находясь в его кабинете, положил на рабочий стол замаскированное под трость оружие. После чего нажал на спусковой курок, но благодаря неисправности выстрела не было.

Устранив неисправности в оружии, утром 11 декабря 2015 года Сахабутдинов приехал в больницу и стал поджидать свою жертву возле входа. Увидев идущего на работу доктора, обвиняемый выстрелил в него. Андрей Железнов был доставлен в БСМП в 8 часов 20 минут в состоянии клинической смерти и скончался на операционном столе, не приходя в сознание. Как рассказал тогда Chelny-biz.ru главный врач БСМП Марат Мухамадеев, мужчина получил ранение в область грудной клетки, были проведены реанимационные мероприятия, затем последовала операция, но попытки спасти жизнь врача оказались безуспешными, и в 8 часов 55 минут была констатирована смерть.

Сахабутдинова задержали в тот же день. Примечательно, что с места преступления он не скрылся, сел на скамью в поликлинике и дождался полицейских. Подсудимый вину признал полностью, был признан вменяемым. С 12 декабря Сахабутдинов заключен под стражу сроком до 11 марта.

Сегодня суд срок заключения продлил на четыре месяца, до 26 июня 2016 года.

– В настоящее время обстоятельства, послужившие основанием для ареста, не изменились, – пояснил судья. – Сахабутдинов обвиняется в совершении особо тяжкого преступления против личности. В случае изменения меры пресечения он может скрыться, заниматься преступной деятельностью.

Суд перенесли на 5 апреля. Мисбах Сахабутдинов будет дожидаться его в Чистопольском СИЗО.

Анна Перебаскина