, 5 Декабря
Коронавирус. Заражено: 263 862 263 человека. В России: 9 703 107. В Татарстане: 38 524. В Челнах: 5 230
Новости
Подробно


«Россия будет самой сильной страной, когда падет Дамаск, столица Сирии»

19.02.2016, 12:34

Мехди Эбрагими Вафа, победитель третьего сезона «Битвы Экстрасенсов» (шоу о людях с паранормальными способностями), накануне посетил Набережные Челны. Приехал по приглашению телекомпании «ТНТ-Эфир» на презентацию новых проектов канала. Он пообщался с журналистами местных СМИ. Вопреки ожиданиям некоторых, не было чудес, магических манипуляций и точных предсказаний из разряда «Что? Где? Когда?». Зато Мехди пришлось отвечать на вполне серьезные вопросы об экономике, «КАМАЗе», судьбе города. Кстати, для предсказания последней ему понадобилась панорамная фотография Челнов, но ни у кого под рукой такой не оказалось. Многие попытались проверить реальные способности экстрасенса: попросили найти пропавшего челнинского рыбака и имама, которого ищет весь Татарстан. Публикуем ответы на некоторые вопросы местных журналистов. 

«Я УЗНАЛ, КАКАЯ У ВАС СРЕДНЯЯ ЗАРПЛАТА. ОЧЕНЬ МАЛЕНЬКАЯ»

– Произойдет ли деноминация рубля, что будет с его курсом?

– На сегодняшний день Россия – одна из самых сильных стран мира. Сейчас дружба с Азией очень помогает стране подняться в плане экономики. Однажды Ванга сказала: Россия будет занимать первое место, будет самой сильной страной, когда падет Дамаск, столица Сирии. Я в это верю. А по поводу рубля, конечно, России удается регулировать то, что происходит с рублем. Скоро все будет хорошо. И хорошо, что этот кризис сейчас в стране есть. Россия начала правильно существовать: люди начали заниматься сельским хозяйством. Хватит такой стране закупать пшеницу в Египте!

– А что вы можете сказать про Набережные Челны?

– Челны – четвертый город России, в который я приехал. Был в Пензе, Екатеринбурге, Санкт-Петербурге. У вас в городе странный запах, химия. Я узнал, какая у вас средняя зарплата. Очень маленькая. Когда я был студентом, жил в Москве, я еще тогда женился. Мне пришлось взять машину, «шестерку», за 350 долларов. Я начал бомбить, работать таксистом. Не знал языка, не знал Москвы. Но я зарабатывал. Поэтому в любой профессии все зависит от самого человека: если вкладывать душу, все получится. Если в это верить. А если нет – живи ты хоть в Америке, хоть где, ничего не получится.

– У нас есть «КАМАЗ», мы – моногород. У завода как дела пойдут дальше?

– С «КАМАЗом» все будет хорошо. Они могут еще, я считаю, изменить внешний вид грузовика, сделать современнее. У вас хорошая, сильная машина. Дело не только в ней. Вы должны все вместе создавать другие заводы и работать. Это политический вопрос, я на него открыто ответить не могу. Ровно три года назад друзья попросили меня сказать про курс доллара. Я говорю, это не хорошо. Нет, говорят, скажи. Я и сказал, что в Новый год будет максимальный курс доллара и евро. Действительно, так случилось. У меня потом были неприятности за то, что я так сказал.

– В любом случае, хотелось бы узнать, какое будущее ждет Набережные Челны, что будет с бизнесом, производством…?

– Чтобы ответить на каждый из этих вопросов, мне нужны фотографии, или один камушек с той местности, чтобы почувствовать…

– А по запаху?

– По запаху – нет. Но могу сказать так. Я летаю не часто. Если я у вас, значит, все будет хорошо.

«В РОССИИ ВСЕ ХОТЯТ ХАЛЯВЫ, ЧТОБЫ ЗА НИХ РЕШИЛИ ВСЕ. ТАК НЕ БЫВАЕТ, ЭТО ОБМАН!»

– Вы как-то сообщили, что больше не будете заниматься ясновидением. Сейчас вы позиционируете себя, как психолог.

– Эта информация правильная. Три года назад я заявил по телевидению, что больше не занимаюсь экстрасенсорикой. Я принимаю как психолог. Люди, которые ко мне приходят, я их уважаю и люблю, я помогаю им чем могу. То, что в последнее время происходит с «Битвой экстрасенсов», это неприятно. Я не хочу быть среди них, я не хочу быть их коллегами. Меня часто спрашивают: это шоу? Даже если это шоу, то там есть участники. Я эту программу последнее время вообще не смотрю. Некоторые люди, которые там участвуют, сами нуждаются в помощи. У них или зависимость, или еще что-то. Некоторые из них даже занимали первые места. Я же увлекаюсь картинами, пишу книги. Я считаю, что при помощи творчества могу достучаться до людей. Изменить все невозможно. Но я в Праге, по закону, официально экстрасенс. В России у меня тоже есть офис, мы платим налоги, у нас все официально. В России люди хотят больше, чем это возможно. Кто-то хочет выйти замуж, приносит фотографию известного принца. Есть экстрасенсы, которые говорят: «Конечно, мы это сделаем».

– А в Праге вам не носят фотографии?

– Носят, но у тех, кто ко мне приходит, есть проблемы со здоровьем, они приходят за советами, как найти счастье, например. В России все хотят халявы, чтобы за них решили все. Так не бывает, это обман! Например, меня пригласили на радио, звонит слушательница и спрашивает, когда она пойдет на повышение. Я говорю: девушка, как я могу это сказать? А вы же ясновидящий, говорит. Мне стало жаль. Мы живем в таком веке, когда люди думают, что экстрасенс может по голосу определить будущее человека. Для того, чтобы отвечать на вопросы, связанные с дальнейшей жизнью, нужна фотография, личная вещь, общение. Нужно медитировать, почувствовать, увидеть картинки. Поэтому тот, кто сидит на телевидении, смотрит в хрустальный шар и говорит, что завтра будет так, послезавтра – так, не прав.

– Вы когда-нибудь еще будете участвовать в «Битве экстрасенсов»?

– В этом проекте больше никогда. Есть программа, которую мы снимаем, называется «Верю – не верю. Истина и обман». Там мы будем показывать и доказывать.

«ЭТО ЖЕ НЕ ДЕД МОРОЗ МНЕ ПОДАРИЛ. ЭТО ПОДАРИЛИ ЛЮДИ, У КОТОРЫХ БОЛЬШЕ НЕТ ПРОБЛЕМ»

– Если не секрет, сколько стоят ваши услуги?

– Бесценно. Сколько человек считает нужным. Мой офис, как поле чудес. Когда заходите, там много подарков. Это же не Дед Мороз мне подарил. Это подарили люди, у которых больше нет проблем.

– Вы часто сталкиваетесь с тем, что люди вам не верят, подозревают вас в шарлатанстве?

– На сегодняшний момент вы не найдете плохих отзывов обо мне, а этого трудно добиться. Когда меня спрашивают, почему люди меня любят, отвечаю: потому что кроме правды я ничего не говорю. У меня в соцсети 1,5 млн друзей, и я каждый день общаюсь с подписчиками. Это отнимает четыре-пять часов в день, но таким образом я выказываю уважение к подписчикам, и люди его чувствуют.

– Вы пишите картины. Чем вдохновляетесь?

– Я однажды сидел в офисе, сотрудница принесла мне краски и холст, говорит: рисуйте картины. Я говорю, что не умею рисовать, не учился. Когда все ушли, чтобы не позориться, начал рисовать. Следующим утром я пришел на работу и увидел, что картина получилась красивой. Понял, что при помощи красок можно говорить, можно показать свои чувства. Я стал рисовать. Это состояние души. Когда мне плохо, когда мне радостно, рисую.

– А есть работы, которые вы не показываете, которые лично для вас?

– Конечно. После меня вам их покажут. Мы все не вечны, вы, я, однажды умрем.

– Очень оптимистично…

– Многие этого боятся. Это же вершина жизни. Дай Бог каждому, чтобы в это время не сожалеть о том, что чего-то не сделал или сделал.

– Верите ли вы в Бога?

– Конечно, я верю в Аллаха, в Бога. Вся моя семья верующая. Люди неправильно понимают. Бог – не церковь, не мечети, не синагоги. Бог везде, он в наших сердцах. Люди верят в чудеса, только когда у них проблемы, просят: Боже, помоги. Но когда все хорошо, тоже надо сказать спасибо за то, что все хорошо.

«Я ХОТЕЛ ОБЪЯСНИТЬ, ЧТО ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛО ГОВОРИТЬ О ЧЕЛОВЕКЕ, КОТОРОГО НЕТ»

Далее пошли вопросы из серии «экстрасенсы ведут расследование». Журналисты просили найти пропавшего человека по фотографии, а Мехди на примере показал, почему с разбегу рассказать про судьбу человека сложно.

– К нам в редакцию (ред. - «Вечерние Челны») обратились люди, которые не могут найти отца. Он уехал на рыбалку еще осенью, с тех пор о нем ничего и не слышно…

– А сколько времени отца нет?

– Больше трех месяцев, я могу показать фотографию. Поисковики нашли лодку, но на след отца они до сих пор не вышли.

– А вы сами как думаете? Первое, что придет? Что вы чувствуете? У меня также спрашивают, и я должен говорить. Вы тоже попробуйте сказать. Я хотел объяснить, что очень тяжело говорить о человеке, которого нет. Вы сказали, что лодку нашли, но не найдут его. Это тяжело, правда?

– …

– В Татарстане уже больше недели ищут исчезнувшего имама с другом. Они ездили в гости и пропали. Машина есть, она была припаркована, никаких следов убийства нет.

– А фотографии нет? Конечно, для того, чтобы сказать конкретнее, нужно время. Но я скажу то, что почувствую.

– А разве возможно что-то сказать о человеке по фотографии на телефоне?

– Конечно, это нереально. Могут быть ошибки. Но я вижу картинки… (ред. – после паузы) Это политический момент.

– Как человеку сделать правильный выбор в жизни?

– Некоторые экстрасенсорные способности есть у всех. У каждого бывало такое, когда в тот или иной день нужно было выйти из дома, что-то предпринять, но что-то останавливало это сделать. Это работала интуиция, внутренний голос, который нужно развивать. Если бы почувствовал, что мне не нужно приезжать сюда, не приехал бы. Я верю в то, что чувствую. Поэтому слушайте свой внутренний голос.

Анастасия Клевцова