, 28 Апреля
Новости
Подробно


«Мы не хотим входить в конфликт с госучреждениями»

03.03.2014, 16:41

Государственную медицину сегодня все чаще ругают, казалось бы, вот она почва для развития частного сектора, который составит конкуренцию существующей системе. Но, как показала практика основателей одной из самых крупных частных клиник города «Танар» - все не так просто. Инициатором создания и главным врачом клиники является Лариса Танова. О том, что заставило 11 лет назад заведующую отделением диагностического центра променять государственную клинику на свою, поначалу скромную и совершенно не прибыльную, она рассказала Порталу Предпринимателей.


«МЕДИЦИНА - НЕ ОЧЕНЬ РЕНТАБЕЛЬНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ»

- Что представляла собой клиника «ТАНАР» в самые первые дни существования?

- Началось, как у многих: первые кабинеты клиники были в 23 комплексе. Их было всего 4. Потом нам очень быстро стало там тесно – мы переехали уже в первый комплекс. В 1/07 был целый этаж, через год и этого стало мало. Мы начали занимать соседние этажи, но это не очень серьезно… что за клиника, в которой кабинеты то на одном этаже, то на другом. Поэтому стали задумываться о более серьезных площадях, и, в конце концов, переехали в 27-й комплекс. Это здание изначально было спроектировано под медицинский центр, хотя нам пришлось здесь что-то усовершенствовать - вентиляцию, кондиционирование, то есть вложения были. Тогда началось более плотное развитие. Более того, год назад приняли решение создавать филиалы. У нас появился первый в 37-м, в Менделеевске сейчас есть филиал. Ну и проект филиалов, наверное, будет у нас продолжаться.

- Сегодня можно сказать, что предприятие себя окупило?

- Да. Хотя первые три года было очень тяжело. Мы были в минусе. Просто у нас есть еще и другой бизнес. А вообще медицина - не очень рентабельное направление. Потому что очень высокий фонд заработной платы. У нас все открыто, значит, мы должны платить по полной программе налоги. Остается очень много. Плюс развитие – обучение врачей мы за свой счет проводим, конференции – тоже. Здесь и командировки, и новое оборудование. Так, например, аппарат УЗИ приличный стоит от 3 до 5 млн. рублей.

- Открывая клинику, вы уже прекрасно знали, что такое медицина. Вы ведь начинали в государственной медицине?

- Конечно, я 23 года в стационаре проработала. В медгородке – заведующей отделением. В диагностическом центре – заведующей отделением. Пришлось еще в Эфиопии поработать врачом…

- Это миссия благотворительная была?

- Это была поездка супруга. Его отправили в Эфиопию как представителя «КАМАЗа». И мне посчастливилось тоже там поработать в госпитале. Это была замечательная практика, которая помогает мне по сегодняшний день. То есть я посмотрела как на самом деле за рубежом. Хотя вроде страна третьего мира. Но она очень много дала, потому что там клиники из разных стран мира были – и Америка, и Франция, и Канада и т.д., то есть было чему поучиться.

- Поучиться чему? Отношению к клиенту или медицинским процессам?

- Вообще как работают другие клиники. Это был 1991 год. Например, у нас тогда одноразового оборудования даже близко не было. Также подход к фармацевтическому лечению – у них очень жесткий. То есть я, как врач, могла назначить самостоятельно не более двух препаратов. У них по сей день так. Четыре препарата – это только по итогам консилиума с фармакогенетиком можно назначить. Это другие, и на мой взгляд правильные подходы. И там стационар – наша реанимация. В стационаре находятся люди, которые действительно не могут находиться дома, настолько тяжелое у них состояние. Если человек может идти домой – он идет. Тогда уже у них были гемоанализаторы - аппаратура, которая по капельке крови всю информацию может дать (сейчас и у нас есть, а тогда это была фантастика). То есть на самом деле, Эфиопия - страна третьего мира. Я думала, там аборигены и не представляла, как я буду работать. А оказалось, что там как раз есть чему поучиться.

- Когда вы решили, что пора делать в Набережных Челнах что-то новое?

- Проработав достаточное количество лет, у меня появилось желание, как у любого творческого человека – двигаться дальше. И возникла идея появления, не скажу что прямо совсем чего-то нового, но какого-то другого подхода к здоровью и его восстановлению. Сначала я предложила сделать клинику на базе диагностического центра. Вариант «Осанны» же был. Достаточно хороший. И спасибо главному врачу, которая отнеслась к этому скептически, потому что когда начинаешь двигаться сам, уже ни от кого не зависишь, можешь достигнуть совершенно других – больших результатов.


«Я ВРАЧЕЙ В ПОЛИКЛИНИКЕ ПОНИМАЮ, ОНИ НЕ РАЗГОВАРИВАЮТ НЕ ПОТОМУ, ЧТО ЗЛЫЕ, ПРОСТО У НИХ НЕТ ВРЕМЕНИ»

- А какие врачи были в самых первых кабинетах «Танара»?

- Первая лицензия у нас была: терапевт, педиатр, иглорефлексотерапия, массаж, урология и гинекология. Потом пришло понимание, что человеку хочется помочь до конца. Допустим, терапевт видит, что пациенту нужен эндокринолог, а помочь не может. Меня это не устраивает. Сегодня есть частные клиники, которые сделали свою функцию – УЗИ, к примеру, и иди куда хочешь дальше. У меня внутри все сопротивляется такому подходу. Поэтому возникла идея многопрофильной семейной клиники. Чтобы была возможность всей семье закрепиться и получать необходимые услуги.

- Как вы решаете проблему с кадрами? Ведь в городе не первый год говорят о нехватке квалифицированных докторов. У вас, напротив, регулярно появляются все новые и новые специалисты.

- Они приходят из государственных учреждений. Действительно, врачей в «Танаре» достаточно много – 55. Половина из них работает у нас на постоянной основе, другая – по совместительству. Почему их привлекают частные клиники? Понятно, что финансовые вопросы, но это не всегда главное. Мне кажется, для доктора важна возможность дальнейшего развития. Приходя сюда, он проговаривает, о чем мечтает как специалист и что ему не удается делать там. В госучреждениях есть ограничения, в поликлинике не предполагается, например, делать аллергопробы – открывать кабинет. Аллерголог без проб – как он будет дальше развиваться? Ему хочется специфическую терапию проводить. А там этого не будет. По крайней мере, в ближайшее время. При той ситуации, которая сложилась. А мы здесь им предлагаем, пожалуйста – какое оборудование нужно, какая аппаратура, что вы хотите? Куда отправить вас учиться? На какой конгресс? Для докторов это новый виток в спирали развития. И еще момент – время. Одно дело, когда у терапевта сидит очередь из 15-20 человек и все бегом-бегом, другое - полчаса на одного человека. Можно спокойно поговорить и, наконец, выслушать пациента. Я врачей в поликлинике понимаю, они не разговаривают толком не от того, что такие злые, а просто у них нет на это времени. Ведь после них врачи «Танара» чаще всего диагнозы не меняют, просто за 7 минут пациенту не смогли объяснить, что ему делать, что у него за анализы и почему они изменились. Как ему жить, что ему есть, что ему пить. У нас есть такая возможность. И он уходит довольный. Хотя ничего не изменилось.

- Некоторые ваши доктора выполняют работу сразу нескольких специалистов. Например, гениколог-эндокринолог. Они изначально приходят с этим набором знаний или вы их доучиваете? И для чего?

- Кого-то мы доучиваем. В некоторых случаях таких специалистов выпускают наши вузы. Так, сейчас гинекологов обучают и эндокринологии – уж слишком тесно связаны эти сферы. Иммунолог-аллерголог – это тоже одна специальность. Отдельно их не обучают. Но есть и другой вариант. Допустим, терапевт позже получает специализацию в области кардиологии. Знания первой специализации у него не исчезают. А дальше он, допустим, поехал в институт восстановительной медицины. И научился восстанавливать здоровье при различных заболеваниях. Это плюс доктору? Безусловный плюс. Этот доктор за те же деньги окажет помощь пациенту, используя весь свой багаж знаний.

- Не секрет, что в государственных поликлиниках есть определенные проблемы со специалистами, и, наверное, исходя из этого со временем приема. Как вы считаете, вам, как частному предпринимателю, на руку такая ситуация?

- На самом деле меня не радует эта ситуация. Я по душе больше миссионер, который болеет за здоровье в принципе. Я понимаю, что порой люди не от хорошей жизни к нам приходят, а именно потому что не могут попасть на прием. В каких-то поликлиниках – нет лор-врача. Они вынуждены платить деньги и приходить сюда. Что на самом деле не есть хорошо. Выбор все-таки должен быть добровольным. Понятно, что потоки от этого у нас формируются, но это не радует. Пациентов все равно было бы достаточно. Получается за счет частных клиник, в том числе и нашей, снимается некое социальное напряжение. Но на самом деле есть и другая причина - деньги. У нас ведь каждый человек прикреплен к поликлинике. У каждого есть полис ОМС. И деньги могут реализовывать только государственные поликлиники, но если мы говорим о свободе человека, о возможности выбора, то дайте ему эти деньги, и пусть он сам выбирает в какую клинику или поликлинику он бы хотел пойти. Мне кажется это простимулировало бы к развитию и наши поликлиники.


«ЗА ЛЮБЫМ ЧЕЛОВЕКОМ СТОЯТ ОПРЕДЕЛЕННЫЕ ФИНАНСОВЫЕ ПОТОКИ»

- Вы же работаете с полисами?

- Но только с добровольным медицинским страхованием. Добровольное – это когда предприятие дает дополнительные деньги своим сотрудникам. Это практика мировая, теперь появилась и в России.

- А много таких предприятий в Набережных Челнах?

- Достаточно много, это и камазовские предприятия, и совместные с иностранными компаниями производства. Там 100% все имеют полиса. Например, «Форд Соллерс». В России практика эта началась недавно, но уже достаточно много и наших предпринимателей обеспечивает сотрудников полисами добровольного страхования.

- Насколько мне известно, вы не ведете беременность, и мамочкам все равно приходится прикрепляться в поликлинике, несмотря на то, что ранее они наблюдались у вашего специалиста. Это связано с полисами?

- Это связано с полисами и с деньгами, потому что за каждой женщиной беременной, также, как и за любым человеком, стоят определенные финансовые потоки. Нам не хотелось бы входить в конфликт с государственными учреждениями. Поэтому закрепляются женщины в своей женской консультации, но по желанию наблюдаются у нас. Получается, что там пометочки какие-то делают, ну и ради Бога. Пусть там деньги остаются. А к специалистам приходят к нашим. Это, стоит заметить, могут быть и однократные консультации, когда женщина в чем то засомневалась. Хотя практика в России – в Москве, Санкт-Петербурге – такова, что клиники уже закрепляют женщин к себе и ведут беременность. Ну, а мы пока так. Аналогичная ситуация с детьми. У нас тот же набор врачей, мы им оказываем услуги, но закрепляются они в государственной поликлинике.

- На форумах люди жалуются, что не могут дозвониться к вам и записаться на прием.

- Это наша боль и говорить сейчас о том, что все будет радужно, наверное, нельзя. Потому что, например, в понедельник прошлой недели было 4,5 тысячи звонков. У нас есть колл-центр, в нем работают 10 администраторов. Тем не менее, даже этого не хватает. Сейчас на нашем сайте можно оставить свой телефон с просьбой перезвонить. Думаю, что это могло бы облегчить ситуацию. Также хотела бы попросить клиентов звонить в послеобеденное время, в субботу или в воскресенье до 14 часов. Основной массив звонков идет в первой половине дня, дозвониться сложно. Тем не менее, даже если мы примем все звонки – мы не способны заменить здравоохранение города. Я людей понимаю. Они нервничают, что к неврологу не могут записаться, к гинекологу не могут попасть. Но и мы ограничены количеством врачей, их физическими возможностями и способностями. В ближайшее время у нас появится электронная самозапись. Я понимаю, что здесь у нас тоже будет обратная связь не очень хорошая. Потому что пациенты будут открывать самозапись, а к Набиевой не попасть, а у Хвостанцевой тоже все занято. Потому что не может Хвостанцева принимать в день 50 человек. Она и так работает больше, чем положено.

- Вы пользуетесь услугами казанской лаборатории при работе с анализами. Вы планируете свою лабораторию?

- У нас огромная лаборатория. Мы делаем очень много разных анализов. В Казань обращаемся с анализами, которые в городе не делает никто. Например, аллергопанели – их никто не делает. Хотя сейчас начали делать царапинки – в народе так говорят. Комбинируем пока.


«К НАМ МНОГО ПЕНСИОНЕРОВ ПРИХОДИТ. Я ДАЖЕ НЕ РАССЧИТЫВАЛА НА ЭТУ ВОЗРАСТНУЮ КАТЕГОРИЮ»

- За 11 лет портрет клиента изменился? Становятся ли люди более требовательными? И с какими заболеваниями идут чаще?

- Меня очень радует, что люди в принципе стали больше интересоваться здоровьем. И моя большая мечта, чтобы к нам приходили для профилактики. Сегодня в первую очередь идут семейные пары. Как правило, перед появлением ребенка – чтобы подготовиться. Когда клиника только открывалась – это было просто на грани фантастики. Интересное наблюдение, к нам достаточно много пенсионеров приходит. Я даже не рассчитывала, что такая возрастная категория к нам придет. Но значит, есть сыновья, дочки, которые о них заботятся...

- Возможно, это потому, что в госполиклиниках тоже приходится платить, и не мало. Я экономна и свои расходы контролирую, поэтому считаю частную клинику более дешевым вариантом. Во всяком случае по тем специалистам, к которым обращаюсь. И кроме прямых затрат нужно ведь помнить, что за то время пока я сижу в очереди в поликлинике – я ничего не заработаю.

- Вы правы в госполиклиниках есть, к примеру, УЗИ, но к нему очередь. Без очереди – платно. Хотя в ОМС сказано, что такая услуга гарантирована. Так и получается, что в поликлиниках далеко не бесплатно. Плюс у современных людей другие ценности, о которых вы сказали – время. И другое качество обслуживания. Мне экономически выгоднее живая очередь. Тогда бы у нас не было никаких заморочек с колл-центром. Но у нас другие приоритеты. На первом месте пациент. Поэтому же мы не берем медосмотры. Мы принципиально не делаем аборты, хотя это, ни для кого не секрет, тоже денежное направление. Как говорится, назвался груздем – полезай в кузов. А мы говорим: «Здоровье в каждую семью». Как здоровье и аборт вяжутся? Никак. Женщина теряет здоровье. И нет того человека, который появился бы на планете.

- Вы читаете лекции. Зачем?

- Исходя из нашей миссии, мы занимаемся и просветительской работой. Мы выходим в люди, читаем лекции. И рассказываем не о клинике, а о здоровье, от чего оно зависит. Придут или не придут в клинику - другой вопрос. Просто не хочется, чтобы люди в нашей стране так мало жили и так сильно болели. Я понимаю, что только в профилактическом направлении выход нашей страны из того положения, в котором она сейчас находится.

Катерина Карцева 

Не теряйте связь с новостями.
Дзен.Новости