, 5 Февраля
Новости
Подробно


«Говорил, что у него в исполкоме есть люди. Зуев, Гайнуллин, пару раз называл Салахова»

18.01.2023, 18:00

Шокирующие факты всплыли сегодня на суде над директором кладбища Набережных Челнов Ришатом Шайхуловым. Силовики нашли две уголовки за изнасилование, о которых ранее не было никакой информации. Правда, отсидел он только за одну – пять лет. По второй истекли сроки давности. Сам Шайхулов эти факты не отрицал, но объяснить их отсутствие в базе данных не смог. Кроме того, при допросе свидетеля всплыли имена «покровителей» подсудимого из числа чиновников исполкома, на которых он неоднократно ссылался – сити-менеджер Фарид Салахов, его первый зам Илья Зуев и куратор ЖКХ города Ильдар Гайнуллин. Оказалось, директор кладбища даже имел неосторожность в разговорах заявить «мы с Зуевым кончим работу этих компаний». Сам подсудимый объяснил, что сказал это на эмоциях и имел ввиду только неофициальных ритуальщиков, которые развели бардак. Все обвинения во время допроса он отрицал.

Подробности дел об изнасиловании и объяснения Шайхулова – в материале Chelny-biz.ru.

ДЕЛА ОБ ИЗНАСИЛОВАНИИ

«КАК НЕ ЗНАЕТЕ? ПОЧЕМУ ЭТИХ ДАННЫХ НЕТ, ЧТО ВЫ СУДИМЫ БЫЛИ?»

Старые дела Ришата Шайхулова всплыли в суде совершенно неожиданно. О них по какой-то причине не было никаких данных. И сам подсудимый заметно растерялся, услышав ходатайство гособвинителя.

Прокурор просил приобщить «в качестве материалов, характеризующих личность подсудимого» копию приговора Кошкинского райсуда Самарской области и копию постановления о прекращении уголовного дела следователя Димитровградского МРСО СУ СКР по Ульяновской области. Как оказалось, Шайхулов ранее был судим за изнасилование (ст. 131 УК РФ) и чуть не загремел по той же статье повторно. Согласно материалам, он попал под уголовку за деяния, которые совершил в 1998 году в Самарской области и в 2001-м в Ульяновской. При этом во втором случае в деле фигурировала несовершеннолетняя. За грехи 98-го получил пять лет – задержали его в 2002-м, приговор вынесли в 2003-м, освободился в 2007-м. По второму – уголовное преследование прекратили в 2014 году в связи с истечением срока давности. Судья удивился, что этих данных ранее не было в деле.

Фото: Сергей Пятаков / РИА Новости.
Фото: Сергей Пятаков / РИА Новости.

– Шайхулов, встаньте, пожалуйста. Это что за приговор?

– Не знаю, – не сразу ответил подсудимый, сжимая за спиной руку в кулак.

– В смысле, как не знаете? Почему у вас этих данных нет, что вы судимы были? Почему их в базе данных нет? – допытывался судья, но слышал в ответ лишь «не знаю». – А когда освободились по приговору? Пять лет полностью отбыли наказание?

– Да, – коротко ответил Шайхулов и подтвердил факт прекращения второго дела.

Судья, правда, заметил, что Кошкинский райсуд ошибся в написании фамилии подсудимого – приписал лишнюю букву «л».

Шайхулов, кстати, сам родом из села в Кошкинском районе. На момент первого суда еще не был женат. Приговор получил в 28 лет (сейчас ему 48), а преступление совершил в 24 в родном селе. Как выяснил Chelny-biz.ru, тогда он изнасиловал в общежитии девушку, которая работала в сельхозкооперативе бухгалтером. Вину не признал. Получил пять лет в колонии общего режима.

Фото: seleste_RUSa / livejournal.com
Фото: seleste_RUSa / livejournal.com

Второе изнасилование произошло летом 2001 года, то есть до задержания Шайхулова по первому делу. Девочке было 15. В этот раз Шайхулов признал вину, правда, это произошло только в 2014 году. В 2003-м предварительное следствие пришлось приостановить – сначала не могли найти обвиняемого, а потом (когда выяснилось, что он осужден по аналогичному делу) он физически не мог участвовать в разбирательстве. Дело возобновили только в 2013-м. В 2014-м следствие прекратило его – со дня совершения преступления прошло больше 10-ти лет.

СВЯЗЬ С ЧИНОВНИКАМИ

«ГОВОРИЛ, ЧТО ОН РЕШАЕТ НАШИ СУДЬБЫ, ЧТО МОЖЕТ В ЛЮБОЙ МОМЕНТ НАС УВОЛИТЬ»

Понервничать подсудимого сегодня заставил еще один свидетель – Лилия Западнова, сотрудница МАУ «Дирекция городского хозяйства», а до этого – МУП «Горкоммунхоз». Она работала в здании на Комарова, где помещение арендовал «Ритуал-НЧ». Женщина принимала заказы, продавала ритуальный инвентарь, работала с клиентами по оформлению похорон, регистрировала, передавала информацию в исполком.

– Меня наняли, чтобы навести порядок. Сказали: «Продажи упали, социальных похорон нет». После того, как я устроилась на работу, приехал Ришат Шайхулов, заведующий кладбищем МУП «Горкоммунхоз». Первые его слова были: «Я твой непосредственный начальник». Я удивилась, – рассказала свидетель. – Мой непосредственный начальник – Минефанис Камилович Хабибуллин.

«Говорил, что у него в исполкоме есть люди. Зуев, Гайнуллин, пару раз называл Салахова»

Она подтвердила связь подсудимого с «Ритуал-НЧ». Фактически всеми документами организации занималась Гульнара, жена Шайхулова, рассказала Западнова. Она продавала инвентарь, отвечала за поставки, заказы, отгрузку-погрузку товара, подписывала документы.

Свидетель заявила, что обвиняемый мешал работе сотрудников МУПа.

– Он настаивал на том, чтобы мы выполняли его поручения, чтобы я передавала наших клиентов его агентам, чтобы я пользовалась их услугами. Например, чтобы копку, транспорт, бригаду проводила через него. Давление было. Я ему отказала. Обо всех его приездах и конфликтах я ставила в известность руководство. Видимо, повлиять не смогли. Он перекрывал движение нашему транспорту на кладбище, препятствовал копке могил, угрожал побоями, физической расправой. «Руки-ноги переломаю», – говорил. Не только мне, но и напарнице, когда она работала на кладбище. Наши ребята звонили, говорили, что им не дают выполнить работу, приходилось звонить руководителю – они уже между собой выясняли. Есть жалобы от клиентов – я их прикладывала. Мы специализируемся на социальных похоронах, от города – на пособие предоставляем могилу, транспорт и гроб. Копка входит в эту стоимость и, соответственно, не оплачивается клиентом, оплачивается государством. Ему это не нравилось, так как землей пользовались бесплатно. В этих социальных похоронах не было его интереса. Видимо, на этой почве. Он хотел, чтобы была ручная копка через его услуги. Работал для своей выгоды.    

«Говорил, что у него в исполкоме есть люди. Зуев, Гайнуллин, пару раз называл Салахова»

Представитель потерпевшей стороны спросил, упоминал ли Шайхулов при этом «общении», угрозах какие-то высокопоставленные должности.

– Да, частенько он козырял. Говорил, что у него в исполкоме есть люди. Фамилии могу назвать. Это Зуев – неоднократно, Гайнуллин – самая популярная фамилия, и пару раз называл Салахова. Говорил, что он решает наши судьбы, что может в любой момент нас уволить.

Илья Зуев даже приезжал разбираться в конфликте, который вспыхнул на кладбище между Ришатом Шайхуловым и сотрудником «Горкоммунхоза», рассказала свидетель.

– Как вы считаете, было ли превышение должностных полномочий со стороны Шайхулова? – продолжил адвокат.

– Да. В сентябре того года, пока я была в зале с клиентом, они вместе с Рашидом Камальтдиновым ворвались в мой кабинет, где находятся документы нашей организации, клиентов, мои документы, касса, и начали производить там незаконный обыск. Есть видеозапись. Я написала заявление в полицию, но результатов не было. «У нас есть на это основание и право», – заявили они мне. Камальтдинов показал свое удостоверение сотрудника исполкома. Я не поняла, что они искали. Какие-то документы. Я сказала, что вызову полицию – они ушли.

«Говорил, что у него в исполкоме есть люди. Зуев, Гайнуллин, пару раз называл Салахова»

На вопросы адвоката Шайхулова свидетель рассказала, что МУП, а впоследствии МАУ, помимо социальных похорон оказывало и коммерческие услуги – транспорт, копка, продажа ритуальных товаров.

– Копку он нам запретил. Так как конфликты очень часто были из-за копок, Минефанис Камилович лично позвонил и сказал, что мы их отдаем Шайхулову, – рассказала свидетель. – С тех пор мы не оказываем эту услугу.

Что касается камер наблюдения, Западнова рассказала, что в период ее работы были установлены дополнительные камеры в помещении. О необходимости установить их сказала супруга Шайхулова Гульнара. Правда, если бы она не знала об их установке, она бы их и не заметила. Визуально это «коробочка на стене с глазком».

ЧТО РАССКАЗАЛ ШАЙХУЛОВ

«КОПАЮТ БЕЗ ДОКУМЕНТОВ. ПОТОМ ПОЛУЧАЕТСЯ СКАНДАЛ – ЧТО Я НЕ ПУСКАЮ НА КЛАДБИЩЕ»

Ришат Шайхулов во время допроса рассказал, что работает заведующим кладбищем с 2015 года, когда переехал в Челны. В его обязанности входит содержание – организация уборки территории, чистки дорог и пр. В подчинении у него сейчас два человека. Подсудимый рассказал о процедуре предоставления участка и заявил, что родственники умершего имеют право обратиться в любую организацию для рытья могилы и захоронения.

«Говорил, что у него в исполкоме есть люди. Зуев, Гайнуллин, пару раз называл Салахова»

– Мы выделяем место – дальше они сами решают. Мы отслеживаем, как ведется работа. Ряды же должны быть ровные. Чтобы не было такого, что где-то проход узкий, где-то широкий, – пояснил подсудимый.

– Если копку могил оказывают другие организации, вы как директор кладбища должны проводить какой-то инструктаж? – спросила его адвокат.

– Конечно, обязательно. Всем копщикам. Это входит в мои обязанности – объяснить, какие правила, как копать, где лопаты свои держать. Они убирают лопаты в машину и возят по всему городу – так не должно быть. Возле кладбища есть бочка, нужно оставлять там.

Про «Ритуал-НЧ» и «Мемориал-НЧ» сообщил, что «знает, что есть такие, и все». Завил, что обвинение в том, что он фактически ими руководил, неправда. «Нет, конечно», «Это абсурд», «Такого никогда не было, и не может быть» – так Шайхулов отвечал на вопросы адвоката о регулировании расценок, получении прибыли от этих организаций, требовании к родственникам обращаться именно в этим конторы, требовании отправлять клиентов туда, препятствовании сотрудникам других организаций и родственникам в захоронении.

«Говорил, что у него в исполкоме есть люди. Зуев, Гайнуллин, пару раз называл Салахова»

– Такого не было! Ритуальные агенты должны приходить, отмечаться, чтобы внести запись в журнал. Мы не можем захоронить человека без документов от врача и из ЗАГСа. Не все это делают – некоторые копают без документов. Потом получается скандал – что я не пускаю на кладбище.

Конфликт с Евгением Ядовиным Шайхулов объяснил обычной личной неприязнью.

– Он приходит и говорит: «Я не буду отмечаться». Сколько мы писали актов на него! Приезжает в четыре утра, выкапывает где попало. Мы не знаем, кого хороним! Я звоню в исполком, и мы пишем заявление, – рассказал подсудимый, и на вопросы про создание дискриминационных условий уверенно заявил, что транспорт не задерживал, копщиков не выгонял. – Нет, такого не было. Мы копщикам копать могилы не запрещаем. Они копали и до сих пор капают.

Большинство людей, которые фигурируют в разных эпизодах, Шайхулов «в глаза не видел», виновным себя не признал. По 169-й статье – воспрепятствование бизнесу – тоже. Что касается камер – заявил, что он их не устанавливал, вину не признал. Про причастность супруги к «Ритуал-НЧ» заявил, что она просто подрабатывала там как бухгалтер.

«Говорил, что у него в исполкоме есть люди. Зуев, Гайнуллин, пару раз называл Салахова»

Гособвинитель зачитал ранее данные показания Шайхулова. Оказалось, в деле была запись разговора директора кладбища с бывшим главой Комсомольского района Александром Кисловым. Тогда был инцидент с гробами на улице, которые выставили у старой котельной. Они пугали общественность, журналисты тогда звонили Кислову, а тот – Шайхулову, просил разобраться. Кислов спрашивал, почему ритуальное агентство работает незаконно. Тогда прозвучала фраза «Пусть они здесь не плодятся, и так уже надоели». Шайхулов сказал следователю, что в ритуальном бизнесе города появились предприниматели без надлежащих документов, которые могли сорвать похороны, не согласовывали копку, работали неорганизованно, постоянно мешали работе нормальных агентств.

«На вопрос следователя «Что вы подразумевали под фразой «мы все равно с Зуевым кончим на днях серую работу этих компаний, там они против нас пошли» свидетель показал, что он сказал об этом выше – это неофициальные ритуальные агентства, которые не работали и подводили всех. Он сказал это на эмоциях, какие-либо цели данной фразой не преследовал», – зачитал прокурор.

«Говорил, что у него в исполкоме есть люди. Зуев, Гайнуллин, пару раз называл Салахова»

Представитель потерпевшей стороны поинтересовался, какая зарплата была у директора кладбища в 2020-21-м годах.

– Нормальная, 20-ка была, в рублях, – помолчав, ответил подсудимый.

Судья еще уточнил информацию о родственниках подсудимого, их и его состоянии здоровья. И назначил следующее заседание на февраль.

Близится развязка третьего уголовного дела директора кладбища.

Chelny-biz.ru

Не теряйте связь с новостями.
Дзен.Новости