, 8 Февраля
Новости
Подробно


«Задача главного архитектора – аккумулировать творческие силы, проводить обсуждения…»

19.12.2022, 16:29

Челны в ближайшие годы не будут наращивать границы за счет Тукаевского района, считает бывший главный архитектор автограда Ольга Никитина. Сегодня она курирует вопросы архитектуры в команде Фаила Камаева. Власти района и города не садились за стол переговоров, да и само техзадание по генеральному плану, как оказалось, не дает проектировщикам «засматриваться» на соседние земли. Район тем временем активно актуализирует генпланы своих поселений, исправляя старые ошибки и включая новые зоны (массивы под жилую застройку, перспективные промплощадки и пр.). О том, какая работа ведется в деревнях, где будут строиться дома, чем осложняется «Наш двор» в селах – Ольга Алексеевна рассказала в интервью Chelny-biz.ru. Архитектор поделилась, чем отличается работа в полумиллионных Челнах и в исторической Елабуге, что думает о новой застройке автограда, и как градсоветы, которые сегодня канули в Лету, помогали в работе.      

ПРО ГЕНПЛАН И ГРАНИЦЫ ЧЕЛНОВ И ТУКАЕВСКОГО РАЙОНА

«ТЕХНИЧЕСКОЕ ЗАДАНИЕ ЧЕТКО ОГРАНИЧИВАЕТ ПРОЕКТИРОВЩИКОВ СУЩЕСТВУЮЩИМИ ГРАНИЦАМИ ГОРОДСКОГО ОКРУГА»

– Ольга Алексеевна, Челны сейчас дорабатывают новый генплан, планируют утвердить. Поднимается вопрос о необходимости расширения границ за счет Тукаевского района. Последнее предложение – два спутника. Какова позиция района по этому поводу?

– Если в проекте останутся намерения города по развитию на территории Тукаевского района, мы, конечно, не сможем согласовать такой генеральный план. Есть определенные процедуры, которые обязывают наши муниципалитеты предварительно сесть за стол переговоров, выработать единую позицию о границах, об условиях передачи. Не стоит забывать о согласовании с жителями. Помимо таких процедурных решений, необходимо определиться с финансированием – внесение изменений в генпланы сельских поселений, о территории которых может зайти речь, повлечет определенные затраты. Потребуется также внесение изменений в республиканские законы, связанные с описанием границ. Поэтому мы хотели бы, чтобы основанием для изменений стал документ, принятый на уровне республики.

«Задача главного архитектора – аккумулировать творческие силы, проводить обсуждения…»

– Но для этого город и район должны хотя бы начать обсуждение. Как я понимаю, его не было, верно?

– К сожалению, такая работа проведена не была. Более того, мы сделали запрос в Минстрой РТ, и нам ответили однозначно, что проектирование будет вестись только в границах городского округа. То же самое было сказано в письме от администрации города, когда нас приглашали на последние публичные слушания. Поэтому непонятно, на каком основании авторы смогут включить в генплан развитие за границами города. В целом посыл понятный. Городу, действительно, становится тесно в существующих границах, о перспективе надо думать. Но, начиная такую работу, нельзя забывать о процедуре. Изначально город этим не озаботился, а сегодня сроки уже поджимают, нужно согласовывать и утверждать документ. Поэтому, я думаю, в итоге это будет актуализация генплана в рамках существующих границ с использованием внутренних резервов города. На сегодня они пока есть, хотя и не на такую долгую перспективу. Но когда возникнет острая необходимость, я думаю, будет разрабатываться новая версия генплана, а в итоговой версии документа этого года уберут территории, расположенные в Тукаевском районе, в том числе спутники. Потому что техническое задание ограничивает проектировщиков существующими границами городского округа.

– Как вы в целом смотрите на идею развития города за счет района?

– В перспективе это возможно. Я бы с этим спорить не стала. Город находится в окружении Тукаевского района и реки. У нас общие границы. Так уж сложилось географически.

«Задача главного архитектора – аккумулировать творческие силы, проводить обсуждения…»

– А что думаете насчет идеи развиваться за рекой?

– Там национальный парк. Мы хорошо знаем, что это особенная территория. Там много ограничений. Вряд ли у города в недалекой перспективе получится занять эти природные территории. Для этого должны быть очень веские аргументы. Пока есть другие ресурсы и возможность не трогать эту зону, город должен развиваться на этом берегу. Авторам генплана следует делать основной акцент на развитие внутренних резервов.

– Внушительный массив предусмотрели в дельте Шильны. Это действительно подходящая территория для жилищного строительства?

– Мне в принципе нравится идея использования неудобных заболоченных территорий. Можно сделать хорошие набережные с качественной застройкой и озеленением. Правда, я не думаю, что это должны быть высотные человейники, которыми город немного грешит сегодня. Это мог бы быть комфортный для города и для проживания масштаб. Почему нет? Многие европейские города, которые вынуждены были развиваться только за счет внутренних территорий, очень эффективно использовали побережье. Подобный опыт есть и в России. Та же Самара. Просто надо хорошо проработать вопрос. Да, конечно, это будет затратно, придется привлекать дополнительные средства. Но я не понимаю, почему жители против этого? Территорию можно было бы привести в порядок за счет инвестора, обустроить, почистить русло реки, углубить, чтобы вода не застаивалась. Почему ратуют за сохранение болотистых территорий? Да, может быть, если там есть какая-то уникальная краснокнижная флора и фауна... Но сначала надо внимательно изучить ситуацию, подумать, какие изменения были бы более разумными.

«Задача главного архитектора – аккумулировать творческие силы, проводить обсуждения…»

– Проектировщики закладывают большие объемы жилищного строительства в Челнах. Действительно ли столько нужно, как вы считаете?    

– Есть прогнозные показатели, связанные с возможным ростом численности населения, обеспеченностью населения объектами жилищного строительства. Их нужно учитывать. Генплан определяет перспективы развития города, он не обязывает застраивать все эти территории. Но мы должны, по крайней мере, понимать, в каком направлении двигаться, если сбудется благоприятный прогноз. Разработчики генплана решают эту задачу. В свое время никто не думал, что здесь появится полумиллионный город, так что все возможно, и такая динамика роста, в том числе. Но я не приветствую уплотнение города за счет увеличения количества жителей на квадратный метр. Не обязательно строить высотные здания. При строительстве между ними должны быть предусмотрены большие разрывы для обеспечения инсоляции, противопожарных, санитарных и градостроительных норм. А можно снизить этажность и сделать более плотную застройку с камерными дворовыми территориями. Это было бы более гуманно, привлекательно и с уважением к людям. Многоэтажное жилье, на мой взгляд, – это недружелюбная и даже агрессивная среда, где соседи даже не знаю друг друга. Я бы сделала упор на среднюю этажность с высотными акцентами. Они нужны как визуальные ориентиры для того, чтобы человек мог идентифицировать свой микрорайон в общей панораме жилой застройки.

– Из ближайших стройплощадок в Челнах – Орловское поле и земля на Раскольникова, которые застраивает «Талан», а также «КамгэсЗЯБ». Как вы можете оценить перспективы этих территорий?

– Мне нравится, как ижевский «Талан» построил жилой комплекс на Сююмбике. Добротная по качеству архитектура. Выгодно отличается от некоторых наших высотных домов. Она без излишеств, честная. Отсутствует монотонность оконных проемов за счет удачных пропорций элементов фасада, выразительный силуэт комплекса соответствует масштабу городского центра. Импонируют материалы отделки и современное благоустройство дворов. Думаю, они способны реализовать хороший архитектурный проект и на улице Раскольникова.

Челнинские застройщики тоже привносят что-то новое. Но у некоторых преобладает агрессивная архитектура. По ЗЯБ – территория еще в предыдущем генплане предусматривалась под жилье. Был заложен вынос предприятия. Я слышала, что собственники хотят сохранить элементы промышленной архитектуры, как-то приспособить их под арт-пространство. Идея хорошая. Проект я пока не видела, но повторюсь, я не сторонница высотной застройки. Хотя какие-то акценты в отдельных местах должны появиться, но их надо грамотно расставить. У нас есть хороший пример – 2.18. Он реально работает как высотный акцент, хорошо считывается ото всюду.

«Задача главного архитектора – аккумулировать творческие силы, проводить обсуждения…»

ПРО ПРОЕКТЫ ТУКАЕВСКОГО РАЙОНА

«В РАЙОНЕ НЕКОТОРЫЕ ГЕНПЛАНЫ НЕ МЕНЯЛИСЬ С 2014 ГОДА. СЕЙЧАС МЫ ВСЕ ПРИВОДИМ В ПОРЯДОК»

– Тукаевский район, как мы видим, тоже массово в последние годы работал над генпланами поселений. С чем это связано? Какие изменения произошли?

– Прежде всего, это требование федерального законодательства. Все данные должны быть оцифрованы и поставлены на учет в единой кадастровой системе до 2024 года. Генплан, в первую очередь, определяет границы населенных пунктов и базовые функциональные зоны. Сейчас нам необходимо актуализировать эту информацию. В районе некоторые генпланы не менялись с 2014 года. Сейчас мы все приводим в порядок, учитываем новые требования законодательства, вносим изменения, которые произошли за предыдущий период, исправляем ошибки. Кардинально ничего не меняем, просто актуализируем информацию с учетом перспективы развития сельских поселений. Включаем крупные инвестиционные проекты промышленного и сельскохозяйственного, а также социального назначения, которые должны быть отражены в документе территориального планирования. Генплан – это «живой» документ, определяющий перспективы развития на плановый период, и по мере появления новых задач и планов, его можно корректировать, соблюдая установленные процедуры. Это нормальный процесс. Сейчас такая работа идет по всей стране.

– Какие проекты у вас сегодня в работе? Будут ли в ближайшие годы в районе новые интересные объекты?

– В районе очень активно ведется работа по строительству, капитальному ремонту и реконструкции социальных объектов: школ, детских садов, медицинских и культурных учреждений. Идет благоустройство дворовых территорий многоквартирных домов. Каждый год появляется новое обустроенное общественное пространство. В 2023 году в планах – парк в Малой Шильне, на площадке сельского Майдана в излучине реки Шильна. Очень живописное место. Это излюбленное место проведения праздников. На территории есть освещенная лыжная трасса, но качество благоустройства требует комплексной реконструкции. К тому же территория Малошильнинского сельского поселения – самое крупное по численности жителей. Поэтому выбор заслуженно был сделан в пользу этой территории. Очень симпатичный проект нам предлагают казанские ребята из АБ «Платформа». Сейчас прорабатывается вопрос экономики проекта в рамках лимита по республиканской программе.

«Задача главного архитектора – аккумулировать творческие силы, проводить обсуждения…»

Также в актуальной повестке – работа над созданием промплощадок. Сегодня одна из основных проблем сельских жителей – вопрос трудоустройства. Не всегда можно найти работу рядом с местом проживания. В основном, людям приходится ездить в город. Сейчас в планах района – строительство логистических центров и промпарков. О них подробно говорилось на прошедшей сессии. Реализация этих проектов внесет весомый вклад в экономику района и позволит обеспечить работой местных жителей.

Если говорить о многоквартирных домах, то на селе пока не очень востребован такой тип дома, люди предпочитают иметь индивидуальное жилье.

– Но МКД все-таки есть. А там, где они есть, работает программа «Наш двор». Чем отличается работа с дворовыми территориями в районе от работы в городе?

– Программа идет очень активно, в 2024 году завершим – все МКД у нас будут с благоустроенными дворами. Но на селе работать несколько сложнее, чем в городе. У нас много самостроя во дворах. Территории дворов самовольно используются под сараи, огороды, гаражи. Правоустанавливающих документов на эти участки у людей нет. Наша задача – привести в порядок территорию, прежде чем приступать к реализации республиканского проекта «Наш двор». Необходимо освободить дворы от ветхих строений. Администрация района совместно с главами сельских поселений в диалоге с жителями по данной теме. Работа сложная, поскольку нарушения санитарных, противопожарных норм при наличии совсем ветхих строений представляют реальную опасность и формируют негативный визуальный фон жилой среды. Есть понимание жителей в необходимости преобразований. В этом году было благоустроено 29 дворовых территорий, в следующем году планируется 21. Из них два двора – в селах Мусабай-Завод и Бурды вошли в республиканский ТОП, благодаря активному голосованию жителей за свои территории на портале госуслуг республики. Я даже не ожидала такой активности.

«Задача главного архитектора – аккумулировать творческие силы, проводить обсуждения…»

– Как решается вопрос с собственниками построек? Какие у них есть варианты?

– Мы, к сожалению, не можем предоставить им землю, занятую хозяйственными строениями. Во-первых, необходима правильная планировка этих участков. Во-вторых, участки под ИЖС не выделяются без торов за исключением определенных категорий граждан (например, учителей, врачей, работников сельского хозяйства). Рассматривается вариант – под огороды при создании СНТ.

– Нет ли такого, что больше внимания уделяется пригородным сельским поселениям, а отдаленные остаются не у дел?

– Нет, такого нет. Нас в тонусе держат сами жители, которые пишут в разные инстанции о своих проблемах. Они аккумулируются, создается очередность. Мы стараемся своевременно закрывать эти вопросы. Вместе с тем стараемся решать вопросы благоустройства комплексно. Если уж вошли с техникой – поработать по максимуму в границах населенного пункта. Поэтому в поселке Новом сделали дворы, хороший парк, завершили капремонт дома культуры, обустроили лыжную трассу, зону для биатлона, там же отремонтировали гидротехническое сооружение на пруду.

Фото: Светлый путь
Фото: Светлый путь

ПРО ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО И ИНФРАСТРУКТУРУ

«ЕСЛИ ИНВЕСТОР САМ СТРОИТ ИНФРАСТРУКТУРУ, ТО ВОПРОСОВ НЕТ»

– Как в районе развивается сегодня жилищное строительство?

– У нас на сегодня есть резерв территории. Массивы под перспективное жилищное строительство определены. По многим разработана документация. Сейчас идет освоение. Ввод жилья на сегодня составил 167% от плана. Мы сдали 192,5 тыс. кв.м. Проблем нет. Очень активно осваивается Азьмушкинское, Малошильнинское, Новотроицкое сельские поселения, территории которых ближе к городу. И в связи с тем, что очень много домовладений вошло в программу догазификации, ввод жилья идет активнее.

Есть земельные массивы в частной собственности, владельцы которых имеют желание перевести территории под ИЖС, но для бюджета района это большая нагрузка, связанная со строительством дорог, коммуникаций. Если инвестор сам строит инфраструктуру, то вопросов нет. Например, в селе Новотроицкое есть два жилых массива корпорации «Энергия». Один массив сейчас застраивается. Они подтягивают все коммуникации, инженерные сети до реализации участков. В планах застройщика – еще один земельный массив – туда тоже подтянут все коммуникации. Это достаточно крупное расширение территории сельского поселения еще на три тысячи жителей.

– Понятно, что новое строительство требует и новой инфраструктуры, проведения сетей. Но в селах и в старых-то домах не все с этим гладко. Какие проблемы существуют и как решаются сегодня?

– По электроснабжению – проблем по подключению нет. По газу – есть соответствующие программы, вопрос решается. В сельских поселениях есть проблема с чистой водой, с водоотведением. Мы, со своей стороны, делаем проектную документацию, чтобы войти в программы для реализации проектов. Есть примеры, когда к этой работе подключаются жители – в рамках программы самообложения собирают средства и направляют их на создание проекта.

«Задача главного архитектора – аккумулировать творческие силы, проводить обсуждения…»

– На чем застопорилась работа по прокладке трубы в Белоус?

– Все идет в графике запланированных работ. Работы по прокладке сетей по первому этапу до территории национального парка будут завершены в 2023 году. Второй этап должен пройти по территории нацпарка. Получив заключение экологической экспертизы и определив источник финансирования, проект будет реализован.

– А по канализации есть какое-то решение?

– В районе ведется проектирование системы централизованной канализации. Проект планируется завершить уже в этом году, затем – включаться в соответствующие программы для реализации проекта. Сейчас разрабатывается документация по территории Малошильнинского и Азьмушкинского сельских поселений. Схема уже согласована со специализированными сетевыми организациями. Собрана информации о потенциальных нагрузках на сети, определено количество реальных домовладений, а также потенциальных пользователей, предусмотренных проектами планировок. После завершения проектных работ планируем определиться с финансированием и приступить к строительству. А пока централизованной канализацией обеспечены только многоквартирные дома.

«Задача главного архитектора – аккумулировать творческие силы, проводить обсуждения…»

ПРО РАБОТУ В ЧЕЛНАХ, ЕЛАБУЖСКОМ И ТУКАЕВСКОМ РАЙОНАХ

«ЗАДАЧА ГЛАВНОГО АРХИТЕКТОРА – АККУМУЛИРОВАТЬ ТВОРЧЕСКИЕ СИЛЫ, ВСЕ ВРЕМЯ ПРОВОДИТЬ ОБСУЖДЕНИЯ, ДЕЛИТЬСЯ ПРОБЛЕМНЫМИ ВОПРОСАМИ…»

– У вас есть богатый опыт работы в Челнах, Елабуге, а теперь в районе. Чем отличается работа в таких разных муниципалитетах?

– Я начала работать в Челнах в 1998 году в управлении градостроительства и архитектуры мэрии. Я застала авторитетных и опытных руководителей в администрации, работала с профессиональными главными архитекторами, которые были до меня: с Нуреевым Тагиром Магдануровичем, Курамшиным Искандаром Надировичем. Я им очень благодарна за приобретенный огромный опыт. Я очень тепло вспоминаю время активной работы Набережночелнинского союза архитекторов под председательством Манукяна Валерия Арамаисовича, а также совместную работу с Союзом дизайнеров и Союзом художников. В своей работе я всегда опиралась на архитектурное сообщество города, представителей творческих организаций и заслуженных аксакалов строительной отрасли. Мы проводили очень много градостроительных советов, было много обсуждений. Задачами главного архитектора были красота (архитектурный облик города) и благоустройство. Это всегда было в приоритете у Челнов, очень амбициозного города, где еще с советского времени задали очень высокую планку. Это досталось нам в наследство и закрепилось в характере архитекторов нашего поколения: неравнодушие, соучастие, желание своей активной позицией менять мир к лучшему. Сегодня, когда проходят какие-то-публичные обсуждения, это заметно – они очень активны. И это всегда было хорошо, они не давали расслабиться. На градсоветах у нас было заведено: сначала ты должен отметить положительные стороны обсуждаемого проекта, затем неудачные решение. Но не критикуешь коллегу, ты говоришь, как бы ты решил эту задачу. Уважительное отношение друг к другу и оценка коллег способствовали творческому развитию и профессионализму, желанию работать лучше. Было очень интересно в Челнах. Как мне кажется, сейчас, к сожалению, это утрачивается. У нас были более конструктивные диалоги.

«Задача главного архитектора – аккумулировать творческие силы, проводить обсуждения…»

– Сейчас ведь и градостроительного совета в Челнах нет…А архитекторы говорят, что профессиональное сообщество разрознено, все варятся в собственном соку.

– Мне кажется, это упущение службы архитектуры города. Задача главного архитектора – аккумулировать творческие силы. Он должен все время проводить какие-то совещания, обсуждения, делиться проблемными вопросами, решать их с коллегами-профессионалами. Это очень мощный и эффективный ресурс. Многие коллеги вообще стараются не проектировать в городе. Это обидно. Чтобы была хорошая архитектура, нужны хорошие, опытные, профессиональные архитекторы. Если не опытные, то суперталантливые. Творческие амбиции в Челнах должны воплощаться в жизнь.

– А как вам работа в Елабуге? Чем отличалась от Челнов?

– Это совсем другая специфика, другой масштаб. Сам город очень интересный, плюс есть еще район со множеством сел и деревень. В Челнах не было такой богатой культурно-исторической составляющей, и мы всегда стремились к тому, чтобы Челны были современным новым городом. А Елабуга – город исторический. Для меня там многое было в новинку. Очень много ограничений на территории исторической застройки. Сам город состоит как бы из трех частей – нижней исторической, средней – с преобладающей трех-пятиэтажной застройкой 60-70-х годов, и более новой с высотной застройкой. Они и географически обособлены и типологически разные. Стояла сложная задача как-то связать эти районы между собой, сгладить контраст. Не должно быть такого жесткого диссонанса. Когда проводился капремонт домов в средней части, мы попробовали поменять их внешний вид, но так, чтобы сохранить характер застройки. Отрисовали геометрические узоры на торцах, стилизованно повторив орнамент и цвет кирпичной кладки времени строительства дома, изменили форму оконных проемов, тем самым ушли от монотонности и чуть приблизили к образу исторического города. Для исторического города объединяющим должно быть использование природных материалов (камень, дерево, металл) и цветовые решения должны быть природными, натуральными (например, зеленый, коричневый, бежевый цвета).

Фото: городелабуга.рф
Фото: городелабуга.рф

Был интересный опыт капитального ремонта университетской школы в исторической части. Для архитектора очень важно попасть в масштаб города, поэтому пришлось декорировать фасад ОАО «Алабуга Соте» для того, чтобы производственный корпус, выходящий на улицу Казанская, не пугал пропорциями историческую Елабугу. Мы создали парковую зону на месте дороги в новой части города, построили полилингвальную школу, обустраивали парки и скверы. Было много работы, много интересных проектов. Я благодарна Елабуге за этот опыт.

– Каких-то конфликтных ситуаций с жителями, с предпринимателями не возникало? Все-таки вы для них не местный архитектор…

– Была история с торговым центром «Роща» в центральной части города. Очень спорная ситуация по месту размещения объекта. Застройщику было отказано в реализации проекта, но по решению суда нужно было выдать разрешение на строительство объекта, который уже согласован ранее. Должен был появиться трехэтажный оранжевый параллелепипед в центре города. В итоге после переговоров с застройщиком мы пришли к разумному решению. Изменили проект, убрали один этаж, сделали двухэтажный торговый комплекс в стиле паркового павильона в природных цветах. Провели общественное обсуждение проекта с жителями. Затем реализовали проект, сделали хорошее благоустройство за счет инвестора и парковочные места. В итоге не было ни одной жалобы в период строительства объекта. Главное – разговаривать с людьми, грамотно объяснить, показать, какие положительные изменения будут при реализации проекта.

«Задача главного архитектора – аккумулировать творческие силы, проводить обсуждения…»

– А как вы оказались в Тукаевском районе?

– В Тукаевский район меня пригласил глава, решила попробовать. Сейчас поняла, что здесь очень много работы, но для начала нужно привести в порядок градостроительные документы.

– Есть ли в районе возможность для творчества?

– Творчество должно быть во всем. Но когда идет разработка градостроительной документации, с творчеством, наверное, не очень. Оно включается, когда речь заходит о реконструкции, капремонте, строительстве каких-то объектов. Скоро вводим детский сад в Новотроицке. В следующем году заканчиваем начальную школу в Шильнебаше. В этом году был капитальный ремонт школы в Князевском сельском поселении, сделали интересные фасады. Так что есть, где реализовать и творческие порывы.

Анна Перебаскина

Не теряйте связь с новостями.
Дзен.Новости