, 28 Октября
$ 76,4556
€ 90,3552
Предложения банков
Коронавирус. Заражено: 43 800 644 человека. В России: 1 547 774. В Татарстане: 8 235. В Челнах: 903
Новости
Подробно


«Говорили, что ОПГ перебороть не сможем. Мы их не перебороли, мы их переломили»

05.10.2020, 00:24

Кровавые «нулевые» в Челнах пришлись на период работы в УВД Файзуллы Хусниева. На его долю выпали расследования самых громких преступлений, пожалуй, за всю историю автограда. Пропал Евгений Корнев, похитили Фабера и Баязитова, убили маленькую Василису Галицыну. Хусниеву было 35 лет, когда принял «багаж». Легендарный руководитель, отличившийся решительным характером и отдавший службе три десятка своей жизни, поделился в эксклюзивном интервью Chelny-biz.ru деталями работы в те непростые годы. Как искали бесследно исчезнувших, как не спали сутками, чтобы поймать преступников, как получил личные извинения от Тагирьянова, какую просьбу киллера выполнил перед пожизненным заключением и как ревел, когда нашел убийцу Василисы...

«СЛЫШУ, ШЕПЧЕТ: «ВОТ ВАС НАЗНАЧИЛИ, ТОВАРИЩ НАЧАЛЬНИК. НО В МИЛИЦИИ РАБОТАЮТ ОДНИ БАНДИТЫ! Я СЕЙЧАС ОБ ЭТОМ СКАЖУ МИНТИМЕРУ ШАРИПОВИЧУ!»

– Файзулла Фахрутдинович, вы посвятили свыше 30 лет борьбе с преступностью. Как судьба занесла вас в правоохранительные органы?

– Мои родители всегда были против, чтобы я шел работать в милицию. Им казалось, что там работают нечестные люди. Особенно мать сильно противилась. Я всей семье хотел доказать обратное: что это чистая, честная и порядочная организация. Чтобы потом ни детям, ни внукам, ни самому себе стыдно не было.

–  Коллеги называют вас бессменным руководителем, хотя давно покинули органы. 10 лет вы стояли у руля УВД города. На период вашего шефства пришлись самые громкие уголовные дела: многочисленные ОПГ («29-й комплекс», «48-й комплекс», «Боксеры», «Курицынские)», убийства гендиректора «КАМАЗ-Металлургия» Виктора Фабера и Натальи Стародубцевой, похищение предпринимателя Булата Баязитова. Как удалось обеспечить разоблачение самых кровавых банд в истории автограда?

– Да, в общей сложности в должности начальника УВД я проработал 10 лет и 10 месяцев. В период моей работы семь человек получили пожизненное наказание, еще сотни – внушительные сроки. Мне повезло, у меня была очень слаженная команда. Я благодарен Илдусу Саидовичу (Нафиков – ныне прокурор РТ – ред.), благодарен Сиреню Фатыховичу (Галиакберов – начальник УФСБ Челнов – ред.), они оказали мне огромную помощь. Вокруг меня всегда были честные, порядочные люди, которые не предали наше дело. Соблазнов тогда было очень много. Люди работали на износ, нагрузку не выдерживали и уходили. Уходили даже к бандитам. Например, сотрудник роты оперативного реагирования стал водителем одного из лидеров ОПГ «29 комплекс» Рузаля Асадуллина. Он из милиции ушел, а они его водителем к себе забрали, представляете?! В 80-х годах я наблюдал, как в подвалах «широкоштанники» занимались спортом и смотрели на всех свысока. Много было тех, кто шел к ним, а мне хотелось, чтобы приходили к нам. Я поставил себе задачу…

«Говорили, что ОПГ перебороть не сможем. Мы их не перебороли, мы их переломили»

– В вашей профессиональной биографии был период, когда вы переехали в Казань, заняли должность начальника управления угрозыска МВД по Татарстану. Но потом снова вернулись в Челны. Почему?

– Когда я работал начальником уголовного розыска республики, мы занимались разобщением организованной преступности. В Казани были ОПГ «Перваки», «Хади Такташ», в Нижнекамске - «Татары», «Мамшовские», в Челнах мы вплотную занимались «Двадцатьдевятниками». Меня Асгат Ахметович Сафаров (министр внутренних дел по РТ с 1998 по 2012 гг. – ред.) и Ренат Закиевич Тимерзянов (первый замминистра внутренних дел по РТ с 1998 по 2011 гг. – ред.) назначили руководителем оперативной группы. В декабре 2002 года Дауфита Закиевича Хамадишина (начальник УВД с 1998 по 2002 гг., – ред.) назначали в УФСИН, и в Челны нужно было кого-то определить. В тот момент обстановка в городе была весьма непростая, а у меня уже был опыт по работе с ОПГ. Асгат Ахметович доверил должность мне, со словами: «Ты уже занимаешься «29 комплексом», а в Челнах есть проблемы …».

В январе 2003 года я возвращаюсь в Челны: молодой, 35 лет, двое детей, семья. В феврале сессия горсовета, отчитывается Рашид Саитович Хамадеев, ныне покойный мэр Набережных Челнов, в президиуме сидит президент республики Минтимер Шарипович Шаймиев. За мной сидит Титов Сергей Павлович – он депутат горсовета, директор Картонно-бумажного комбината. Слышу, шепчет: «Вот вас назначили, товарищ начальник. Но в милиции работают одни бандиты! Я сейчас об этом скажу Минтимеру Шариповичу». Представьте, а меня только назначили…

«Говорили, что ОПГ перебороть не сможем. Мы их не перебороли, мы их переломили»

«Я ГОД ЗАКРЫВАЛ – 98 УБИЙСТВ БЫЛО ЗАРЕГИСТРИРОВАНО! ЭТО ТОЛЬКО УБИЙСТВА!»

– Ситуация была тогда, действительно, напряженной. За полгода до вашего возвращения город потрясло известие об исчезновении главы компании «Автомастер» Евгения Корнева. Сообщалось, что похитители были переодеты в милицейскую форму. В мае бесследно пропали Виктор Фабер и его заместитель Наталья Стародубцева...

– Трагедия с Корневым случилась в сентябре 2002 года. Я работал в тот момент в Казани. Уже тогда мне было понятно, что за этим кто-то стоит – слишком неоднозначно все было. В мае, когда я уже работал в Челнах, похитили Фабера и Стародубцеву… Я год закрывал – 98 убийств было зарегистрировано! Это только убийства! А если учесть тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть человека, покушения?! Мы каждый день выезжали…

- Вы никогда не рассказывали, как удалось выйти на след преступников.

- Поначалу отрабатывались разные версии. Могла быть просто служебная командировка, ведь они были руководителями предприятия. Ко мне тогда обратился «безопасник» литейного завода Игорь Юрьевич Жихарев, с ним вместе мы работали в камазовской милиции в конце 80-х годов, он и рассказал об исчезновении Фабера и Стародубцевой. Позже мы собрались у прокурора города Илдуса Саидовича Нафикова, стали разбираться и выяснилось, что никакой командировки не было. Я доложил министру, Нафиков - по своей линии, тут же подключились из ФСБ – тогда еще начальник Николай Зайцев и его заместитель Сирень Галиакберов. Мы поняли, что дело непростое: Фабер и Стародубцева исчезли не по своей воле.

«Говорили, что ОПГ перебороть не сможем. Мы их не перебороли, мы их переломили»

Было возбуждено уголовное дело, и почти сразу в прессе появилась информация, что директор «КАМАЗ-Металлургия» и его экономист сбежали. Якобы похитили деньги предприятия и улетели к брату Фабера в Германию (у него действительно там жил родственник). Потом нам сообщили, что эту статью оплатили преступники, но насколько это правда, сказать не могу. Мы решили, что нас таким образом хотят сбить с толку. Помню, глава администрации Рашид Хамадиев пригласил к себе и показал «Челны ЛТД»: «Кого вы там ищете? Вот же, они уже скрылись с деньгами за границу». Я сказал, что мы отрабатываем все версии. Может, этот номер газеты даже сохранился. У меня есть свой альбом с прессой того времени, храню, как память, но пока не открываю. С одной стороны, интересно, с другой – больно: это ведь человеческие судьбы, страдания…

После информации об исчезновении двух сотрудников «КАМАЗа» сразу же подключился Сергей Анатольевич Когогин. Он был шокирован происходящим, лично вникал в дело, предоставил необходимые документы. Было видно, что ему тоже тяжело оценить ситуацию: нас примерно в одно время назначили, совсем недавно, а Фабер уже работал несколько лет. И тут разговоры о побеге, о хищении денег. Сейчас Сергей Анатольевич знает всех от и до, это назначенные им люди… Когогин приехал в прокуратуру, спросил, что нам необходимо, и предоставил вертолет.

«Говорили, что ОПГ перебороть не сможем. Мы их не перебороли, мы их переломили»

Мы подняли материалы дела по Корневу, изучили и по горячим следам облетели город, острова, лесной массив, всю Закамскую зону. Отрабатывали сухопутный маршрут, подключили волонтеров. ГИБДД проверяли по транспорту, так как и Корнев, и Фабер исчезли на своих машинах. У директора «Автомастер» была база рядом с «Дубками», все следы вели туда. Фабер жил примерно в том же районе, его коттедж был рядом с Боровецким лесом. Эта территория была в центре нашего внимания. Задействовали весь личный состав, все оперативные службы. Конечно, мы проверяли и ту информацию, что была в газете. Все были в «ударе», в том числе и руководство «КАМАЗа»: как так, могли ли они сбежать? Но был факт: человек не приехал на работу.

От Фабера был звонок, потом эти перечисления... До последнего была надежда, что найдем их живыми, никто не думал, что они уже мертвы. В голову даже не приходило. Мы искали не деньги, мы искали людей… Спустя время мы получили оперативную информацию о том, что Фабера и Стародубцевой больше нет в живых. Их тела закопали на острове в районе села Соколка в Мамадышском районе. Как сейчас помню: мы с Ренатом Закиевичем Тимерзяновым стояли на берегу, ждали лодку, чтобы доплыть к месту. Шел сильный дождь, никогда его не забуду, и нам пришлось вернуться…

«Говорили, что ОПГ перебороть не сможем. Мы их не перебороли, мы их переломили»

«ПРИВЕЗЛИ ТАГИРЬЯНОВА К РЕНАТУ ЗАКИЕВИЧУ, А ОН МНЕ: «НЕ ПОХОЖ НА БАНДИТА»

–  Говорят, что вы не сразу признали банду «Тагирьяновских», ее даже в СМИ прозвали «самой загадочной»: мол, долгое время о ней никто ничего не знал…

– Сложности были в том, что параллельно мы работали по другой банде – ОПГ «29 комплекс». На тот момент более 30 человек были уже арестованы. Собирали их по России, по всем странам СНГ. Они вели себя очень агрессивно, работали московские адвокаты. Настоящая головоломка была, много вопросов. «Тагирьяновских» мы еще тогда не знали. И поначалу даже думали, что это дело рук «Двадцатьдевятников», оставшихся на свободе. Считали, что пытаются запутать нас похищениями, чтобы отвлеклись от них. В июле, вы помните, нас ожидало очередное шокирующее известие: пропал известный в городе предприниматель Булат Баязитов.

– При каких обстоятельствах вам стало известно о его исчезновении?

– Мне позвонил в три утра знакомый Баязитова и рассказал, что он исчез (я тогда во время выступлений в администрации всегда просил звонить мне на сотовый, в любое время суток – обстановка была напряженной). Я сказал ему тут же ехать к УВД, а он с удивлением: «Вы сами подъедете?». По дороге я набрал Илдуса Саидовича Нафикова, и он также, не теряя времени, поехал к УВД. На месте выяснилось, что Баязитова похитили с автомобильной стоянки. Мы, не думая, возбудили уголовное дело.

«Говорили, что ОПГ перебороть не сможем. Мы их не перебороли, мы их переломили»

– В интервью Chelny-biz.ru Булат Баязитов рассказывал, что Тагирьянова удалось задержать на третий день после его похищения.

– В тот период велась большая работа по всем городским бандам: ОПГ «Боксеры», «40 комплекс», «30 комплекс», «48 комплекс». До Тагирьянова мы задержали Дацко, Данилевича, Бобкова и Хузина. Потом начали искать Тагирьянова – нигде не могли найти: конкретного места жительства у него не было, никто о нем ничего не знал. Вообще все они вели скрытый образ жизни… По Тагирьянову поступила оперативная информация. Мне позвонил доброжелатель и сказал: «Вы ищете Тагирьянова? Сидит в «Мясном ударе» в Казани с каким-то милиционером». Я позвонил моему бывшему заместителю (он после меня в Казани остался начальником уголовного розыска республики) Иванову, говорю: «Владимир Викторович, человек, который мне срочно нужен, сидит там». У него был обед, сидел один в кабинете. Я ему: «Бери пистолет и беги к нему, задерживай этого товарища». Отправил по факсу ему фото Тагирьянова, он уехал к месту вместе с водителем. Задержали в итоге обоих, вторым оказался замначальника или начальник линейного отдела милиции. Здесь надо заметить, что тагирьяновские находили подход ко всем, обедать позволяли с такими людьми... Потом уже выяснилось, что Тагирьянов передвигался на поезде, поэтому ему нужен был человек из линейной милиции, как говорится, «зеленый свет».

Это был июль, как раз через несколько дней после исчезновения Баязитова. Привезли Тагирьянова к Ренату Закиевичу в кабинет, а он мне: «Не похож на бандита». Тагирьянов производил на всех впечатление интеллигентного, дипломатичного человека, одевался «с иголочки».

«Говорили, что ОПГ перебороть не сможем. Мы их не перебороли, мы их переломили»

- Что было с Баязитовым?

- Он пробыл в плену 75 суток, человеку чудом удалось выжить. Его держали в одной из съемных квартир на окраине Набережных Челнов. Получить информацию о его нахождении нам удалось от одного из задержанных главарей. 27 сентября в ходе масштабной спецоперации Баязитова освободили.

«ПОЧЕМУ ЭТИ ЛЮДИ СТАЛИ ТАКИМИ УРОДАМИ, ПОЧЕМУ СЧИТАЮТ, ЧТО ИМЕЮТ ПРАВО ВЕРШИТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ СУДЬБЫ?!»

– Оперативники тех лет рассказывают, что большое внимание вы уделяли психологической работе с задержанными. Как удавалось разговорить тех, которые играли в молчанку? 

- Я с каждым разговаривал сам, в душу, как говорится, лез. Мне было интересно, почему эти люди стали такими, они же люди, в конце концов?! Почему стали такими уродами, почему считают, что имеют право вершить человеческие судьбы?! Каждую субботу я был в ИВС, обходил всех задержанных, общался с ними. Если прокуратурой и следственными органами разрешались встречи, передача была в обязательном порядке. Может быть, они поэтому были готовы разговаривать «по душам», не знаю. Я всегда понимал: да, они переступили закон, но это чьи-то дети, чьи-то отцы…

Илдус Саидович тоже всегда сам допрашивал, к нему отношусь с огромным уважением. Его следователи, как оперативники, целыми сутками работали: Айдар Мунирович Салимуллин, Азат Кашабутдинович Зиятдинов – это такие «монстры»! А если бы каждый сидел и говорил «Я в восемь пришел, а в пять ухожу домой» - все, бетте (закончилось – перевод с тат,. – ред.)! Мы бы никогда не сдвинулись с места. Ни проходных, ни выходных.

«Говорили, что ОПГ перебороть не сможем. Мы их не перебороли, мы их переломили»

Я только сейчас, спустя годы, начинаю осознавать масштабность той работы: как мы вообще все это делали, как успевали?! С Илдусом Саидовичем в кабинете практически жили: чай попили и дальше, не знали, какое время на часах, сколько суток мы уже на работе находимся. Чуть-чуть оборвать цепочку, и можно было упустить след... 

– Были случаи, когда вы сжалились над преступником, пошли навстречу?

– Олег Дацко (киллер ОПГ «Тагирьяновские, – ред.) – пожизненник. Он ни с кем не общался из наших, звал только меня, ему казалось, что мы будем мстить. Он рассказывал мне о своем отношении к силовым структурам, как сам когда-то хотел устроиться в органы... На одной из встреч Дацко озвучил мне свою последнюю просьбу – встреться с женой и сыном, знал, что уже на свободу не выйдет никогда. Я ее выполнил: устроил встречу с супругой, а из окна ИВС показал ему сына. Он стоял и плакал, как ребенок.

– Во время судебного следствия Тагирьянов неоднократно жаловался на вас лично и ваших коллег, говорил, что написал явку с повинной под давлением. А недавно он в интервью столичной газете подробно рассказывал об убийствах, даже признался в «самом грустном». Как вы считаете, преступника тюрьма может исправить? Тагирьянов уже 16-й год за решеткой…

– Сложно ответить на этот вопрос. Тагирьянов мне тогда томами писал жалобы. Через пять лет он попросился ко мне на встречу. Это после того, как его жалобы прошли кассацию. Он извинился. На колени встал, за руки взял и сказал: «Молодец, ты победил».

«Говорили, что ОПГ перебороть не сможем. Мы их не перебороли, мы их переломили»

«УБИЙСТВО ВОСЬМИЛЕТНЕЙ ДЕВОЧКИ ВАСИЛИСЫ ГАЛИЦЫНОЙ. КОГДА НАМ УДАЛОСЬ НАЙТИ ПРЕСТУПНИКА, Я ПЛАКАЛ»

– Какое преступление оставило неизгладимый отпечаток в вашей жизни?

– Убийство восьмилетней девочки Василисы Галицыной. Если бы это дело осталось при мне не раскрытым, я ушел бы с большой болью. Когда нам удалось найти преступника, я плакал, честно говорю. Это дело я пропустил через себя… Она должна была расти и радоваться жизни, а случилась трагедия.

- Сложно было выйти на след? Говорят, что изначально были сомнения о причастности Ташбаева. Город тогда бурно обсуждал его задержание.

- Отрабатывались разные версии, но доказательства по делу подтвердили его причастность. Да, на него смотришь и никогда не подумаешь, что убийца: симпатичный, в теле, метр восемьдесят ростом, приезжий человек, такой «залетный» из Узбекистана…. Я лично считаю, что это больные люди. 

Ташбаев, кстати, тоже неоднократно жаловался на действия милиции. Я даже сам лично ездил на процесс в Верховный суд Татарстана. Обиду держал на начальника УВД, а то, что убил маленькую девочку, забыл… У меня до сих пор это вот здесь (показывает на сердце, – ред.).

«Говорили, что ОПГ перебороть не сможем. Мы их не перебороли, мы их переломили»

– В период вашей работы у горожан были нарекания к сотрудникам полиции по игорному бизнесу, который в тот период активно развивался. Почему не удалось разгромить и эту преступность?

– Не было рычагов воздействия на законодательном уровне. Мы их на три тысячи наказывали, а они за ночь полмиллиона зарабатывали. Мы эти автоматы изымали, а они снова запускали. Склады с изъятым оборудованием до потолка забивали, потом взялись уничтожать. Я вот, например, даже в домино не играю. А эти автоматы были везде, только ленивый не открывал.

Возьмем те же наркотики. В ряде стран любое одурманивающее вещество является наркотическим. Я вышел с предложением к депутату Олегу Викторовичу Морозову, он был тогда от нас в Госдуме РФ. На тот момент были известны семь видов формул спайсов. После моего обращения на все семь видов Госдума приняла запрет. Думаете, на этом история закончилась? Нет. В эту формулу добавили еще одно вещество, к примеру, аспирин, и у него уже другая формула. В итоге количество видов выросло до 30 штук. А сколько погибло детей, подростков?!

То же самое по «игровушкам». Они постоянно видоизменяются, сейчас и из дома можно играть. Поэтому, считаю, что надо идти в ногу со временем.

«Говорили, что ОПГ перебороть не сможем. Мы их не перебороли, мы их переломили»

«КОГДА НА СМЕНУ МИЛИЦИИ ПРИШЛА ПОЛИЦИЯ, Я СОКРАТИЛ 800 ЧЕЛОВЕК. ОЙ, КАК БОЛЕЗНЕННО БЫЛО»

– УВД Набережных Челнов под вашим руководством пережило реорганизацию милиции в полицию. С какими проблемами вы столкнулись?

– Тогда под моим руководством работало больше трех тысяч человек. Когда на смену милиции пришла полиция, я сократил 800 человек. Ой, как болезненно было. Каждый заходил, в жилетку плакал. Мы даже не могли предложить им работу. В большом коллективе проблем всегда было больше. Если посчитать, в десяток раз меньше сотрудников в ФСБ, в прокуратуре.

Я в любой ситуации старался поддержать людей. Мне удалось, например, сохранить здание Боровецкого отдела и отдать его под жилье, наши сотрудники получили там квартиры. Многим тогда помогли с жильем. Я же сам вырос в деревне, нас было шестеро детей. Ни отопления, ни воды – ничего не было. Первый девятиэтажный дом на 187 квартир построили в микрорайоне Яшьлек, тогда там был пустырь, кукуруза росла. И это в пик кризиса в 2008 году! На открытие приезжал министр внутренних дел РФ Рашид Нургалиев. Нам удалось обеспечить бесплатным жильем весь личный состав. Во времена Рашида Саитовича Хамадеева, еще в 2003 году, участковым подарили автомобили «Ока», каждый опорный пункт был обеспечен малолитражками. Благодаря поддержке Ильдара Халикова, произвели в них капитальный ремонт. При мне построили базу отдыха для личного состава, там проводили соревнования, милицейский Сабантуй. Мне говорили: «Файзулла, зачем ты это делаешь? Занимайся бандитами». Я посчитал, что поддержка людей, сотрудников в данном случае крайне важна.   

«Говорили, что ОПГ перебороть не сможем. Мы их не перебороли, мы их переломили»

Разные случаи бывали, иногда доверие подвергалось сомнению. Прихожу как-то к Илдусу Саидовичу, а он не в настроении. Спрашиваю у него: «Что случилось?». Оказалось, ему дали информацию, что мои оперативники получили какое-то вознаграждение от бандитов. Я сказал, что не верю, но если подтвердится – я уйду, так как в ответе за своих сотрудников. В конце концов, выяснилось, что эта информация была ложной – нас просто хотели столкнуть с прокуратурой.

Я всегда старался для начала разобраться. Есть Конституция, есть закон. А у нас все чаще бывает: «Все, пиши рапорт». Я всегда говорил: «Только по решению суда».  

– Файзулла Фахрутдинович, вы воспитали много достойных кадров. Кого бы хотели особо отметить? С кем стояли бок о бок в самые сложные времена?

– Сабиров Рустам Мухтарович работал у меня начальником криминальной милиции. Данис Ильгамович Садыков – выходец уголовного розыска, Азаматов Альберт Фаридович – потомственный милиционер, начальником уголовного розыска был. Марат Камалов – «Центральный» отдел. Кузиахметов Шамиль «Автозаводский» возглавлял, Шайхутдинов Самат - в «Комсомольском», Зиганшин Раис – в «Электротехническом» отделе. Такие глыбы! На моих глазах вырос мой ученик Руслан Бадретдинов (ныне замначальника УВД Челнов – ред.).   

Помню, Тукаевский отдел распоряжением министра был полностью в подчинении у меня. В то время так надо было: всех убитых мы в основном в районе находили. Почерк «двадцатьдевятников» был такой: трупы обезглавлены, кисти рук отрублены. Мы их находили на территории садовых участков в сторону Нижнекамска, поэтому деления территорий у нас не было. Если бы мы сидели, линеечкой границы чертили… Преступники так не делают, у них границ нет. У кого-то случилось серьезное происшествие – все вникали. Также было важно, чтобы на место преступления выезжали сами начальники, ведь, не побывав там, невозможно организовать раскрытие преступления. Я на все серьезные преступления выезжал сам, начиная от квартирных краж и грабежей, про убийства и говорить не стоит. В год отдыхал две недели.

«Говорили, что ОПГ перебороть не сможем. Мы их не перебороли, мы их переломили»

– Несмотря на столь плотный график работы, вы уделяли большое внимание спорту. Челнинские динамовцы многократно занимали призовые места на региональных, всероссийских и олимпийских соревнованиях, прославив тем самым и город, и республику, и Россию.

– Спорт – это прежде всего командный дух. Наша волейбольная команда играла в Высшей лиге и принесла немало побед. Все знают Гульнару Галкину-Самитову, олимпийскую чемпионку. Я ее пригласил к нам. Как-то она подошла ко мне на Сабантуе (работала тогда в пожарной части), я ей: «Ты быстро бегаешь, будешь носиться с уголовными делами» (смеется, – ред.). Начала дознавателем, стала заниматься и потом уже Олимпийские игры в Пекине выиграла. Она успевала везде, молодец! Я сам и раньше, и сейчас продолжаю заниматься спортом.  

«СОВРЕМЕННЫЕ ОПЕРАТИВНИКИ ДОЛЖНЫ НАУЧИТЬСЯ РАБОТАТЬ НА ОПЕРЕЖЕНИЕ»

– За период вашей работы в качестве главы УВД Набережных Челнов сменилось три мэра. Возникали сложности?

– У нас, конечно, любят говорить: если у какого-то руководителя что-то не получается, у него проблемы с силовым блоком. Но мэра ведь кто-то назначает... Я с Илдусом Саидовичем работал, с Александром Петровичем (Евграфовым, – ред.), в следственном комитете люди менялись, в ФСБ Зайцев был, Галиакберов пришел, три мэра сменилось. Надо начинать с себя, я с любым находил общий язык.

«Говорили, что ОПГ перебороть не сможем. Мы их не перебороли, мы их переломили»

– В кулуарах обсуждали, что экс-мэр Набережных Челнов Ильдар Халиков был отравлен. Так ли это?  

– Чушь. Любой человек ведь может заболеть, так болели сотни руководителей. Человек попал в больницу, с поджелудочной у него были проблемы, в Германию, по-моему, возили.

– Как, по вашему мнению, сейчас обстоит криминальная обстановка в городе? Справляются ли сотрудники полиции со своей задачей? 

 – Могу сказать одно: в городе жить комфортно. Преступления, как были, так и будут. Когда-то говорили, что ОПГ мы перебороть не можем, мы их не перебороли, мы их переломили.

Я часто созваниваюсь с коллегами, мы общаемся, переживаю. У них работы куда больше, без дела они точно не сидят. Горожанам стоит уважать их труд. В мое время были свои сложности. Когда я начинал, шапки воровали, цепочки, серьги у женщин вместе с ушами срывали, квартирных краж много было. Потом появились телефоны, сейчас развивается киберпреступность. Современные оперативники, полицейские должны научиться работать на опережение. Причем больше и плодотворнее работать с вами, со СМИ. Вы должны быть практически сотрудниками полиции, вплоть до того, чтобы приглашать на совещания, инструктажи. Почему? Чтобы людей вовремя поставить в известность. Сегодня только и читаю, как пенсионеры день за днем перечисляют преступникам свои сбережения. Надо хотя бы на полшага идти на опережение, во все колокола бить. Научились же агитировать носить маски в период коронавируса, агитируйте так же, бумагу не жалейте. Надо очень быстро действовать, сегодня может быть так, а завтра уже по-другому.

«Говорили, что ОПГ перебороть не сможем. Мы их не перебороли, мы их переломили»

– Вы сейчас являетесь советником генерального директора по безопасности ПАО «КАМАЗ». Каково оно, «на гражданке»? Не жалеете, что столько лет жизни отдали на борьбу с преступностью?

– Еще в 2006 году, когда мэром Казани стал Ильсур Метшин, мне предлагали стать начальником УВД. Я сказал, что работы много в Челнах. Действительно, так и было. В 2008 году Нагуманов Рафиль Габдрафикович ушел в Госсовет РТ депутатом и мне предложил генеральскую должность – начальником милиции общественной безопасности. Но я опять сказал, что здесь работы много. В тот период я просто жил ею, было нелегко, но потом для себя понял, что надо остановиться. Я мог бы просто сгореть на этой работе. Мне некоторые говорили, что даже три года не выдержали бы. Но я остался доволен, сохранил семью, сохранил здоровье. Сейчас иду дальше, помогаю родному «КАМАЗу», занимаюсь спортом: каждый день на велосипеде 20 км проезжаю. Дальше больше, Алла бирса, тормыш курсэтер (жизнь покажет, - перевод с тат.).

– Файзулла Фахрутдинович, 5 октября исполняется 101 год со Дня образования уголовного розыска. Что бы вы хотели пожелать своим коллегам, молодому поколению?

– В первую очередь хотелось бы поздравить ветеранов уголовного розыска, с кем работали бок о бок, их жен, детей. Здоровья им, счастья, долгих лет жизни! Поздравляю личный состав, терпения и успехов в этой нелегкой, но очень интересной службе. 

Олеся Аверьянова