, 27 Марта
$ 78,7223
€ 85,9648
Предложения банков
Новости
Подробно


«Если у главы региона в иерархии ценностей экология стоит высоко, подчиненные вынуждены думать так же»

13.02.2020, 22:58

В Казани на днях состоялось очередное заседание дискуссионного клуба «Волга». Его участники – политологи, промышленники, депутаты, общественники и медиа-менеджеры - обсуждали, кто должен нести ответственность за экологическую обстановку – государство или его граждане. Тема как никогда актуальна сегодня на фоне так называемой мусорной реформы. На мероприятие, кстати, были приглашены и представители из Набережных Челнов, поскольку именно в автограде первыми заявили, что происходящие изменения могут породить не самые лучшие последствия. В числе замеченных, к примеру, депутат Госсовета РТ Николай Атласов, чье предприятие специализируется на мусоре. Сhelny-biz.ru задал несколько вопросов известному российскому политологу, постоянному спикеру клуба «Волга» Марату Баширову.

- Марат Фаатович, участники дискуссионного клуба много говорили о назревшем запросе общества на взаимодействие с властью в части экологической политики. Насколько он, по-вашему, велик и как может быть реализован?

- Мы переживаем момент, когда влияние медиа и соцсетей на государственную повестку значительнее, чем когда-либо. И все большее количество людей благодаря этим ресурсам включаются в обсуждение (а часто – и в решение) проблем, которые касаются лично их. А когда множество людей говорят об одном и том же, эта полемика начинает приобретать уже не бытовой, а политический характер. Когда этот сигнал от общества становится достаточно мощным, власть уже не может его игнорировать; она вынуждена включаться в решение проблем, о которых говорят люди.

«Если у главы региона в иерархии ценностей экология стоит высоко, подчиненные вынуждены думать так же»

- Приведите конкретный пример?

- Пожалуйста. В январе 2019 года номинально началась так называемая мусорная реформа. Единственное, во что это вылилось для людей – так это в кратно возросшие платежи за вывоз мусора. При этом сам мусор как лежал у них под окнами кучами, так и продолжал лежать. По всей стране это вызвало шквал возмущения, что у правительства почему-то вызвало настоящий шок. Власть стала думать, что делать. Придумала российского экологического оператора, на который возложены основные полномочия по принципиальному изменению схемы обращения с отходами. Насколько эффективно работал оператор – это уже другой вопрос. Важно, что власть возложила ответственность за выполнение реформы, а, по сути, за создание с нуля отрасли обращения с отходами, на конкретных исполнителей. Москва поняла, что в тему экологии готовы включаться миллионы людей, которые оценивают эффективность местной власти, в том числе, по результатам ведущейся ею экологической политики. Вряд ли бы губернаторы и депутаты всех уровней поехали по свалкам, если бы на это не было мощного запроса от людей, требующих решить их, казалось бы, частную проблему. Все это выливается в конкретные решения и цифры: сколько полигонов надо закрыть, сколько рекультивировать, сколько мусоровозов необходимо городу, какие перерабатывающие мощности надо создавать, как организовать раздельный сбор и т.д.

«Если у главы региона в иерархии ценностей экология стоит высоко, подчиненные вынуждены думать так же»

- К вопросу о регионах. Влияет ли уровень социально-экономического развития субъекта на экологическое сознание людей?

- На первый взгляд может показаться, что чем богаче и успешнее регион, тем меньше внимания люди уделяют экологии как одной из составляющих качества жизни. Логика примерно такая: «У нас хорошие дороги, рядом с моим домом построили детский сад, я без проблем могу попасть к участковому врачу, поэтому вопрос экологии для меня не актуален». На самом деле, все обстоит ровно наоборот. Когда человеку нечего есть, он с трудом поднимает ребенка, абсолютно не уверен в завтрашнем дне, вопросы экологического благополучия для него вообще не стоят. Если же у тебя стабильная зарплата, в квартире тепло, проблем с садиками и школами нет, то экология становится столь же определяющим качество жизни фактором, как социальная инфраструктура, качественные медицина и образование. Все понимают, что если в населенном пункте неблагополучная экологическая обстановка, то жители чаще болеют, а, значит, либо меньше живут, либо тратят на поддержание здоровья деньги, которые могли бы потратить на обучение, новый автомобиль, туристическую поездку и т.п.

- Марат Фаатович, есть экологические интересы населения и есть экономические интересы государства и хозяйствующих субъектов. Если мы призываем население снижать объемы потребления одноразовой пластиковой посуды, значит, ставим под удар тех, кто работает на предприятиях по ее производству. Если мы говорим о необходимости снижать объемы поверхностного стока в Волгу и ее притоки, значит, пострадают аграрии, для которых внесение удобрений необходимо для повышения производства. Возможно ли разорвать этот замкнутый круг?

- Здесь только один путь – стимулировать развитие альтернативных производств и вводить ограничения на действия, несущие большую антропогенную нагрузку. Это подтолкнет производителей к поиску новых решений, позволяющих избежать ущерба экономике предприятий.

 

«Если у главы региона в иерархии ценностей экология стоит высоко, подчиненные вынуждены думать так же»

- Из этой же серии – вопрос осознанного потребления. С одной стороны, это воспитывает в людях ответственный подход к потреблению, с другой – влечет за собой сокращение объемов производства.

- Смотря какого производства. Производитель для удобства покупателей «дробит» упаковки по 100, 200 граммов, и так декларирует свою якобы клиентоориентированность. Но клиентоориентированность может выглядеть по-другому. Производитель масла продает не упаковку – он продает масло. И ему все равно, купите вы его в готовой пластиковой одноразовой таре, или придете в магазин со своей баночкой, чтобы взять ровно столько, сколько вам нужно, а не столько, сколько предлагает производитель тары. Тут вполне уместно вспомнить, как была организована торговля в СССР – товары паковались в бумагу, за продуктами ходили с авоськами, за молоком - с бидонами. А если и покупали в стеклянной таре, то потом ее можно было сдать. Практически вся упаковка попадала во вторичный оборот.

- Какие принципы экологического воспитания вы считаете наиболее действенными – стимулирование за бережное отношение к природным ресурсам или наказание за их неразумное использование?

- Нет лучшего способа изменить жизнь, чем вера. Люди должны верить, что экоцентризм – лучшая модель экологического сознания. Что высшая ценность для цивилизации человечества – это гармоничное развитие человека и природы. Что природные сообщества имеют право на существование вне зависимости от своей полезности или бесполезности для человека, и что сам человек – всего лишь один из членов глобального природного сообщества. Такое мышление должно превалировать как у отдельно взятого человека, так и на уровне глобальной политики. Любой, кто организует промышленное производство, должен держать эти аксиомы у себя в голове не как принуждение, а как единственно правильный путь. Если человек воспитан правильно, если бережное отношение к окружающей среде у него сродни вере, он не будет открывать экологически грязное производство. Призыв «Не навреди» должен стать сродни другим заповедям – «Не убей», «Не укради»…

«Если у главы региона в иерархии ценностей экология стоит высоко, подчиненные вынуждены думать так же»

- Заседание дискуссионного клуба «Волга» было посвящено поиску ответа на вопрос, в чью зону ответственности – государства или населения - входит экология. Но давайте признаемся – государство часто подает населению отрицательный пример. Один из них – инициатива Минприроды РФ о постепенном отказе от производства одноразовой пластиковой посуды, которую потом само же ведомство, сославшись на возможные социально-экономические последствия, и «зарубило».

- Это, к сожалению, правда. Но тренд на сознательное отношение к ресурсам сегодня задает первое лицо государства. Президент призывает не просто беречь природу, но и быстро наверстывать упущенное - мы слишком долго этим не занимались. Надежду внушает тот факт, что лидерами экологического движения становится президент страны и руководители регионов. Тут мы мало чем отличаемся от других государств с «продвинутой» экологической политикой – везде административная система так устроена, что пока ей не будет подан сигнал сверху, на нижних этажах ничего не поменяется. Но быстрее всего изменения происходят, когда устойчивый многократный сигнал сверху подкрепляется общественным контролем. И когда этот процесс запущен, даже смена лидера на него повлиять уже не может.

- Это вопрос какого времени? Сколько нам ждать, пока экология станет для властей всех уровней вопросом столь же приоритетным, как экономика или социальная сфера?

- Я думаю, эту тему мы должны держать жестко еще не менее 10-ти лет. Постепенно к власти придут управленцы нового поколения, которых воспитали на элементарных экологических нормах, на принципах осознанного потребления и разумного отношения к природным ресурсам. До этого времени придется потерпеть.

«Если у главы региона в иерархии ценностей экология стоит высоко, подчиненные вынуждены думать так же»

- Какие практики в сфере охраны окружающей среды и снижения антропогенной нагрузки, применяемые в Татарстане, вы бы назвали достойными тиражирования на другие регионы?

- Прежде всего я бы хотел отметить отношение высшего руководства республики к вопросам экологии. О том, насколько руководитель региона вовлечен, погружен в этот вопрос, свидетельствует тот факт, что он присутствовал на коллегии Росприроднадзора по Татарстану все два часа, пока шло коллегиальное заседание. Я знаю массу регионов, где руководитель не считает нужным тратить на это несколько часов своего драгоценного времени, и ограничивается приветственным словом и вручением наград. Это вопрос личной ответственности и ответственности подчиненных: если такую позицию демонстрирует первое лицо региона, если в его личной иерархии ценностей экология стоит настолько высоко, значит, придерживаться ее вынуждены будут профильные министры, руководители ведомств и предприятий. Поэтому не всегда ручное управление – это плохо: в данном случае это точно положительный момент.

Из технологических новаций я бы отметил систему экологического мониторинга, внедренную на производствах группы ТАИФ. Да, законодательство обязывает все промышленные предприятия вести экологический мониторинг. Но делать это можно по-разному. Можно нанять эколога, который бы два раза в день обходил территорию предприятия и делал замеры вручную, а можно, как это было сделано в Татарстане, поставить сеть автоматических датчиков, которые при всем желании невозможно отключить. Эти датчики так работают, что информация одновременно уходит в надзорное ведомство и в экологическую службу завода, потому что руководство завода само хочет знать, где у него «фонит». Это, совершенно точно, в масштабах страны настоящая новация.

«Если у главы региона в иерархии ценностей экология стоит высоко, подчиненные вынуждены думать так же»

- Что я, как обычный гражданин, могу сделать, чтобы это произошло чуточку раньше, кроме как ходить в магазин с холщовой сумкой и сортировать свой мусор?

- Разговаривать с другими людьми, обсуждать с ними проблемы, которые лишь на первый взгляд кажутся вашими личными проблемами, создавать общественный дискурс. Занимать непримиренческую позицию. Ну и воспитывать своих детей на той самой заповеди «Не навреди».

Chelny-biz.ru

Фото: экспертный клуб «Волга», 1tulatv.ru, ecyclecdn-a.akamaihd.net