, 27 Февраля
$ 65,5177
€ 71,2439
Предложения банков
Новости
Подробно


«Почему тогда не он подсудимый? Почему Закиров?»

29.01.2020, 23:34

В деле на главу челнинского ОБОП - новый поворот. Появляются свидетели, которые якобы могли оказаться на скамье подсудимых вместо Даниля Закирова. Это полицейские из Казани, которые тоже принимали участие в разработке дела о поджоге адвокатской конторы семьи Деревлевых. Сегодня в суде допросили двоих коллег Закирова и Ильгиза Шайхелисламова. Последний, напомним, проходит потерпевшим: якобы он должен был взять поджог на себя, либо найти других виноватых. На этом настаивал Закиров, что, собственно, и легло в основу обвинения – главе ОБОП вменяют давление на свидетеля. Судебное разбирательство завершилось тем, что потерпевший и один из полицейских обвинили друг друга во лжи. Подробнее в материале Chelny-biz.ru.

«ПО ИЕРАРХИИ ХАСЬЯНОВ ЯВЛЯЕТСЯ ЕГО СТАРШИМ. Я С НИМ ПРОВЕЛ РАЗВЕДБЕСЕДУ»

Сегодня в суд приехали коллеги Даниля Закирова из Казани, их вызвали в качестве свидетелей со стороны защиты. Четверо столичных полицейских, как выяснилось, тоже принимали участие в разработке дела о поджоге адвокатской коллегии. Однако сегодня удалось допросить только двоих.

Первым был Альберт Хайруллин – заместитель начальника отдела по борьбе с организованной преступностью управления уголовного розыска РТ. Он доложил суду, что ему было известно о наличии дела оперативного учета (ДОУ), касаемо Ильяса Шайхелисламова – непосредственно потерпевшего по делу Закирова, а также Алексея Емельянова и Радика Валеева. Последние, напомним, по версии самого подсудимого и являлись теми самыми поджигателями конторы, принадлежащей известной адвокатской семье в Челнах Деревлевым.

– ДОУ (дело оперативного учета, - ред.) заводится оперативными сотрудниками, – рассказывал суду Хайруллин.

«Почему тогда не он подсудимый? Почему Закиров?»

Здесь стоит пояснить, что ДОУ служит способом обобщения сведений, полученных (или получаемых) в ходе оперативно-розыскных мероприятий сведений. При этом его наличие не влечет каких-либо юридически значимых последствий для проходящих по нему лиц. Однако факт остается фактом: оперативные сотрудники определенными сведениями в отношении выше озвученной троицы все-таки обладали.

Позже, по словам свидетеля Хайруллина, дело оперативного учета было изъято по постановлению суда. С ходатайством о производстве выемки обратился следственный комитет. Также свидетель отметил, что ДОУ так и не возвращено в МВД.

Следующим суд допросил Рината Халимова. Сейчас он работает в центре по противодействию экстремизму МВД по Татарстану. А в период, когда подожгли адвокатскую коллегию, был заместителем начальника отдела по борьбе с организованной преступностью МВД по РТ. Его непосредственным руководителем являлся Ильнар Залялов, тот самый, который в августе 2018 года был задержан по подозрению в получении взятки от двух лиц в пользу интересов ОПГ «Тукаевские». Бывший глава республиканского ОБОП вину категорически отрицает. В его деле также остается много неясностей, но это уже другая история.

«Почему тогда не он подсудимый? Почему Закиров?»

- Что вам известно по поводу поджога? – обратился к свидетелю адвокат Закирова Руслан Мадифуров.

– В декабре 2016 года меня вызвал начальник подразделения Залялов, рассказал, что в Челнах совершено преступление. После чего объяснил, что имеется оперативная информация о причастности к данному преступлению участников одного из преступных формирований в Набережных Челнах. На тот момент я оказывал оперативное сопровождение уголовного дела, находящегося в производстве следственного комитета. По данному уголовному делу свидетелем проходил Руслан Хасьянов, который является авторитетом в преступной среде. На тот момент и по сей день находится в местах лишения свободы. В указанный период он был этапирован в Казань, в отношении него проводились оперативные мероприятия. Мне было дано задание провести оперативно-розыскные мероприятия в отношении него на установление всех обстоятельств данного преступления.

Халимов рассказал суду, что по имеющейся у него оперативной информации к преступлению мог быть причастен Шайхелисламов и его близкое окружение.

– По иерархии Хасьянов является его старшим, – рассказал свидетель. - Я с ним провел разведбеседу. Хасьянов, естественно, не мог иметь представление, но мы сошлись на том, что необходимо поговорить с Шайхелисламовым. Последний был приглашен на беседу. В первую беседу мы были втроем.

«Почему тогда не он подсудимый? Почему Закиров?»

– О чем была первая беседа? – уточнил адвокат.

– На видеозапись, которая имелась у нас, попали лица, которые как раз входят в окружение Шайхелисламова. Руководство мне объяснило, что по материалам уголовного дела, возбужденного по поджогу, ущерб был незначительным. В газовом баллоне отсутствовали какие-то воспламеняющие жидкости. В связи с этим при разговоре было донесено, что необходимо установить тех, кто это совершил, чтобы они явились в правоохранительные органы и добровольно сами сообщили. Первая беседа была такая. Шайхелисламов просил подумать.

– На первой беседе кто-то угрожал Шайхелисламову? Давление было осуществлено?

– Нет, у нас беседа шла в доверительной форме.

– Вы называли лиц, которые проходили по оперативной информации.    

– Мне руководство сообщило, кто попал на камеры видеонаблюдения.

– Кто они?

– Емельянов и Валеев.

– Разговор с Шайхелисламовым был по ним?

– Да, но там еще попал его автомобиль. Я сам в Казани работаю и живу, мне как руководство объяснило, я оперировал только этими сведениями.

– Реакция какая была у Шайхелисламова?

– Спокойная. Потом мы еще раз встретились. Он узнавал, не обманываю ли я его, большой ли там ущерб.

«Почему тогда не он подсудимый? Почему Закиров?»

«ЗАКИРОВ УГРОЖАЛ ПОДБРОСИТЬ ОРУЖИЕ, СДЕЛАТЬ НАРКОБОРОНОМ?»

По словам свидетеля, на второй встрече Шайхелисламов высказывал опасения, что преступление переквалифицируют на более тяжкое - террористический акт.

Адвоката также интересовало, имел ли доступ его подзащитный к Руслану Хасьянову.

– Без разрешения следователя - нет. У нас была следственная группа, и я осуществлял его сопровождение, – обозначил Халимов.

– Получается, Хасьянов числился только за вами? – уточнил Мадифуров.

По словам оперативника, он не мог оставить Хасьянова наедине с кем-либо, так как не имел такого права. Закиров тоже. Также, по словам Халимова, в ходе так называемой разведбеседы от Хасьянова и Шайхелисламова поступило предложение: могут прийти «ребята, которые признаются». Я, конечно же, ответил отказом.

– А кто конкретно это предложил? – уточнил адвокат.

– Кто-то из них, я уже точно не помню.

Халимов отметил, что настоял на том, чтобы явились реальные преступники.

– Как Закиров оказался на встрече?

«Почему тогда не он подсудимый? Почему Закиров?»

– На третий раз при разговоре присутствовал Закиров. Разговор был на ту же самую тему. У Хасьянова супруга приехала вместе с Шайхелисламовым. Все эти моменты еще раз обсуждались. Опять-таки были предложены варианты с людьми, не причастными к этому преступлению. Закиров им также отказал.

– Закиров угрожал подбросить оружие, сделать наркобороном? Вы осуществляли какие-либо такие действия?

– Нет, такого не было.

По словам свидетеля, Шайхелисламов был осведомлен о совершенном преступлении. К такому выводу оперативник с десятилетним стажем пришел после общения с ним.

– На практике у человека, который не знает и не совершал преступления, реакция отрицания. Он мотивирует это, доводы озвучиваются. Человек спокойно отреагировал, все выслушал. Вопросы у него были уточняющие, касаемо того же самого баллона - что не может он быть пустым и все такое…

– Закиров знал о ваших двух приватных встречах с Хасьяновым и Шайхелисламовым? – интересовалась гособвинитель Гульнара Набиуллина.

– Это не приватные встречи называются, – возразил свидетель.

«Почему тогда не он подсудимый? Почему Закиров?»

– Доверительные, – поправилась помощник прокурора.

– Согласно закону об оперативной деятельности - это называется «опрос» и «разведбеседа». Знал ли Закиров или нет, мне неизвестно, так как я докладывал непосредственно руководству.

«Я ВИДЕЛ, ЧТО ХАСЬЯНОВ НАХОДИЛСЯ ПОД ВЛИЯНИЕМ»

Активность проявил в ходе разбирательства и сам потерпевший.

– Я этого человека узнал, – пояснял Шайхелисламов суду про Халимова. - Может быть, вся эта история начиналась с него. Я не знал его фамилию.

После потерпевший обратился к свидетелю:

– С чего вы взяли, что я какой-то преступник?

– Существует оперативной учет в МВД, – отметил свидетель.

– Я не проходил нигде, – отметил Шайхелисламов.

– Вы ошибаетесь, что вы нигде не проходили, – утвердительно ответил Халимов.

– Вы сказали, что беседу с Хасьяновым вы проводили по указанию руководства. Документально о результатах вы руководству сообщали и оформлялся ли данный опрос объяснением, процессуальными документами? – уточнил судья Роман Михеев.

Халимов заявил, что своему начальнику о проведенной оперативной работе он докладывал исключительно устно.

«Почему тогда не он подсудимый? Почему Закиров?»

– Так… Из того, что вы рассказали, получается, что всю первичную работу по данному делу вели вы, – попытался заключить судья.

– Я провел опрос, – отметил свидетель.

После допроса свидетеля Рината Халимова у суда возникли вопросы и к потерпевшему:

– Вы были допрошены в ходе судебного заседания. Вы нам ни слова не сказали о первых двух встречах, – отметил судья.

Ильгиз Шайхелисламов сослался на то, что забыл.

– Свидетель сказал, что изначально говорил вам о причастности Емельянова и Валиева к данному преступлению. Об этом вы нам тоже не сказали.

– Но это ложь, он не называл их, – заявил потерпевший. - Он говорил изначально найти двух людей. Найдем? Я видел, что Хасьянов находился под влиянием. Хасьянов начал меня уговаривать.

Шайхелисламов утверждал, что он сразу пояснил, что не сможет найти двух людей. Вопросы про баллон, его содержимое и возможность переквалификации статьи он не задавал.

«Почему тогда не он подсудимый? Почему Закиров?»

– Свидетель и потерпевший, я вынужден напомнить вам, что у нас есть подписки о предупреждении вас об уголовной ответственности за дачу ложных показаний в суде, – вынужден был обозначить судья.  

К конкретике сторонам прийти так и не удалось, как бы не старался разобраться судья.

– Мне кажется, этот товарищ просто врет. Бред какой-то… – вымолвил Шайхелисламов.

– А мне кажется, этот товарищ врет, – бросил фразу в ответ оперативник.

Потерпевший продолжал утверждать, что изначально о привлечении двух лиц обратился к нему Ринат Халимов. Однако его он не запомнил (ни лица, ни фамилии) и узнал только, увидев в суде.

– Изначально все от него исходило…

– Он первый вам говорил? – еще раз уточнил судья. Шайхелисламов подтвердил.

– Почему тогда не он подсудимый? Почему Закиров?

– Я не помнил его. Вот увидел сейчас в зале суда и вспомнил.

– Он первый просил найти двух лиц? – продолжал председательствующий. - А потом Закиров просил?

– Ну да…

– Но претензии только к Закирову?

«Почему тогда не он подсудимый? Почему Закиров?»

На этот вопрос потерпевший не ответил, и на этом заседание завершили, его продолжат 17 февраля. Предполагается, что следствие будет ходатайствовать о допросе следователя, расследовавшего дело Закирова.

Олеся Аверьянова