, 29 Ноября
Коронавирус. Заражено: 260 452 193 человека. В России: 9 502 879. В Татарстане: 37 057. В Челнах: 5 075
Новости
Подробно


«Ситуация всегда была стабильно тяжелой. И до меня, и при мне»

24.07.2017, 10:00

Сегодня стало известно, что следственный отдел покидает Марат Галиханов, назначенный в Набережные Челны четыре года назад, самый молодой из руководителей правоохранительных органов автограда. О том, что его уход неминуем, стало понятно еще в марте, когда коллега по Кировской области Айрат Ахметшин, ранее экс-заместитель главы СУ СКР по РТ, обмолвился, что хотел бы видеть Галиханова в своей команде. Главного следователя Челнов «назначали» в разные города на протяжении всего периода его работы здесь, сразу же, как приехал из Чистополя. Однако на этот раз разговоры подтвердились. И так получилось, что об уходе Галиханова объявили только сегодня, в разгар конфликта силовых структур (ситуации вокруг задержания главы «шестого отдела»), что, безусловно, может вызвать массу вопросов у наблюдателей.

Что в действительности стало причиной ухода Марата Галиханова, с каким результатом покидает этот город, какой «багаж» забирает с собой, почему благодарен руководству «КАМАЗа» и за что уважает Наиля Магдеева – в эксклюзивном интервью Chelny-biz.ru.

«НИКАКОГО ОТНОШЕНИЯ К СИТУАЦИИ С «ШЕСТЫМ ОТДЕЛОМ» МОЙ УХОД НЕ ИМЕЕТ»

– Марат Файзурахманович, сегодня официально стало известно, что вы оставляете должность руководителя следственного отдела Набережных Челнов. Так получается, что на фоне задержаний сотрудников «шестого отдела», над чем работал следственный комитет.

- Дело расследуется в управлении СКР по Республике Татарстан, челнинский следственный отдел к нему не имеет никакого отношения. Его ведет следователь с дислокацией в Челнах. Мне даже нечего комментировать на этот счет, я узнаю подробности так же из СМИ.

- Когда это случилось, вы уже покинули должность?

- Я в отпуске уже больше месяца.

- То есть вопрос о вашем уходе – давно решенный?

- Да. Никакого отношения к ситуации с «шестым отделом» мой уход не имеет.

- Что вы скажете по поводу конфликта двух ведомств: в суде прозвучали обвинения от подозреваемых в адрес СКР?

- Есть следственный комитет, прокуратура, суд – они разберутся и поставят точку. Конфликта, я уверен, как такового нет, каждый выполняет свою работу.

«Ситуация всегда была стабильно тяжелой. И до меня, и при мне»

– Насколько вам было комфортно работать здесь, взаимодействовать с другими правоохранительными структурами?

Очень комфортно. В целом хочу сказать, что разногласий между правоохранительными органами в Челнах нет. Здесь работают люди с большой буквы, профессионалы своего дела. Я мог даже где-то посоветоваться с коллегами, поскольку они имеют большой и жизненный опыт, и профессиональный. Работа ведется очень слаженно, никто не пытается перетянуть на себя одеяло. Это потом плодотворно сказывается на общих результатах деятельности.

- Что скажете о руководстве города?

- Наиль Гамбарович молодец, всегда с пониманием относится к правоохранительным органам. Складывается впечатление, что он сам когда-то работал в этой системе. Есть понимание по всем вопросам.

«Ситуация всегда была стабильно тяжелой. И до меня, и при мне»

«РЕБЯТА НАШИ МОЛОДЦЫ, ЛИЧНЫЙ СОСТАВ ОКАЗАЛСЯ БОЕСПОСОБНЫМ»

- Как оцениваете результаты своей работы в Челнах?

– Ситуация всегда была стабильно тяжелой - и до меня, и при мне. Огромный объем работы, много резонансных дел и сравнительно небольшой штат следователей – всего 11 человек. В других городах с таким же количеством населения ситуация там несколько иная. В Оренбурге, например, два следственных отдела. Но ребята наши молодцы, личный состав оказался боеспособным.

За этот период расследовано немало громких дел: «Таблиги Джамаат» (международная религиозная экстремистская организация), шокирующее тройное убийство в 44-м комплексе, «игровики». Много было дел по должностным преступлениям: с участием экологов, судебных приставов, сотрудников полиции, весового контроля, чиновников. Из последних могу отметить дело замруководителя исполкома Ирины Сибекиной, которая уже получила свое наказание, и директора МУП «ПАД». Дело Киямова тоже было не из простых, но дошло до логического завершения. Информация была очень скудная, собирали ее по крупицам, и в итоге – 13 фактов хищений бюджетных средств. Резонансного на самом деле было много, все и не вспомнишь... За эти годы удалось поработать во всех сферах.

«Ситуация всегда была стабильно тяжелой. И до меня, и при мне»

– Какое дело вам больше всего запомнилось, может быть в каком-то из них вы принимали непосредственное участие?

– По долгу службы мне приходилось вникать в каждое дело. Ни одно из них не оставалось без контроля, особенно когда вызывало широкий общественный резонанс и ставилось на контроль не только у меня как у руководителя следственного отдела, но и в Казани, а ряд дел даже в Москве.

Но больше всего, наверное, запомнилось нашумевшее «игорное дело». По нему велась большая подготовка, в том числе и конспирация, поскольку связи у «игровиков» были во всех структурах власти. В отделе об их разработке знали только я и мой сотрудник, все обыски для коллектива были спонтанными. В пять утра мы собрали коллег по тревоге, раздали конверты с указанием адресов, куда надо ехать, и началась спецоперация. Единовременно, совместно с сотрудниками полиции, было проведено около 50 обысков. По сути, дело «игровиков» было первым в стране подобного рода. Трудностей добавил тот факт, что большая группа людей занималась незаконным бизнесом на протяжении длительного времени – с 2007 года. Приходилось изучать их деятельность с самого основания, а это огромный объем следственных мероприятий. Игровая сеть была обширная, сложности вызывал и большой объем изъятой игровой техники - в ее учете, хранении и уничтожении. Здесь надо отдать должное и поблагодарить руководство «КАМАЗа», которое нам оказало содействие - у нас не имелось складских помещений, где можно было бы хранить такое количество оборудования.

Также для себя лично могу отметить дело религиозной организации «Таблиги Джамаат», которая признана в России экстремистской. Это был первый в республике случай, когда спецслужбам удалось выйти на участников «Таблиги Джамаат».

«Ситуация всегда была стабильно тяжелой. И до меня, и при мне»

– Насколько при вас изменился штат следователей?

– Ротация, естественно, была, но не столь серьезной. Мы приняли троих молодых следователей, практически со студенческой скамьи. Но прежде они ходили на общественных началах, присутствовали на допросах, следственных действиях, смотрели, учились. Начинать служебную деятельность просто так, придя с улицы – очень сложно, даже невозможно. Молодые следователи подконтрольны в первую очередь заместителям, которые непосредственно проверяют дела, указывают на недостатки. Я сам лично также принимал участие в их обучении.

– Как получилось, что перед вами на повышение ушли сразу два ваших заместителя? Чего ожидать штату следователей?

- Ротации неизбежны в любом коллективе. В данном случае нужно радоваться, они достигли определенного результата и пошли на повышение. Это еще раз говорит о том, что в Челнах хорошая школа для карьерного роста, профессионального развития.

Азат Минсалихович Амирханов (бывший первый заместитель руководителя следственного отдела Набережных Челнов ­– ред.) переехал в Нижнекамск, возглавил следственный отдел. Он профессионал с большой буквы, ему тоже достался не простой участок - город с большим количеством серьезных промышленных предприятий. Но зная его, могу сказать, что у него все получится, он может потянуть любой участок в республике. Я мог ему полностью довериться, он никогда не подводил, поэтому руководство его и заметило.

У Сергея Карасева (экс-заместитель – ред.) приказ уже состоялся в Чистополе. Он вообще начинал с этого города, был у меня молодым следователем, а сейчас сам возглавил отдел.

Я уверен, что у них все получится, и они не подведут. Хочу пожелать им успехов, чтобы все получилось, и челнинская школа не прошла даром. И, конечно же, новому руководителю, который придет на мое место.

«Ситуация всегда была стабильно тяжелой. И до меня, и при мне»

«ЧЕЛНЫ НИКОГДА НЕ БЫЛИ ПО ЛИНИИ СЛЕДСТВЕННОГО КОМИТЕТА НА ПЕРВОМ МЕСТЕ»

– Вам на протяжении короткого промежутка времени удалось достичь достаточно серьезных карьерных высот…

– Надо, во-первых, поблагодарить руководство следственного управления Татарстана за оказанное мне доверие. А, во-вторых, это в любом случае заслуга и тех коллективов, с которыми мне удалось поработать. Благодаря моим коллегам получалось достигать определенных результатов.

– Каким для вас было самое запоминающееся дело на рассвете карьеры?

– Это было еще в Бугульме - расчлененный труп. Дедушка под 80 лет ударил свою супругу топором, она умерла, после чего он ее полностью расчленил, сердце и печень якобы сварил и собакам скормил. Это по его словам, но мы их так и не нашли. А вышли на это жестокое преступление абсолютно случайно. Было ножевое ранение в соседней деревне, задержали человека и начали с ним работу, а он говорит: «зачем меня кошмарите, вон, с соседом водку пили, тот мне рассказал, что жену свою убил и расчленил». Стали проверять, действительно, жены нет. И уже когда оперативники к нему подъехали, он с вещами выходил из дома, куда-то на север собирался. В итоге его приговорили к 12 годам.

«Ситуация всегда была стабильно тяжелой. И до меня, и при мне»

- В каком городе вы задержались дольше всего?

- Начинал я в Бугульме, старшим следователем городской прокуратуры. Проработал там год, и меня пригласили в Казань, в прокуратуру Авиастроительного района на аналогичную должность. Там проработал еще год, а после этого, в 2007 году, создали следственный комитет. Меня назначили следователем по особо важным делам - заметили, можно сказать. Позже начался такой сложный период, когда ведомство отделилось от прокуратуры и было непонятно - куда идти, как работать, новые законы, бланки, процессуальные документы и т.д. Еще через год меня назначили заместителем руководителя, тогда Казань делилась на две части: Зареченский межрайонный следственный отдел и Центральный. Я курировал Московский район Казани, был заместителем у Айрата Саитовича Ахметшина, который ушел в Кировскую область. Потом предложили мне в 28 лет возглавить Чистопольский межрайонный следственный отдел. В итоге я там провел 2,5 года. Это был для меня не простой участок, потому что он был на первом месте по республике по линии следственного комитета. Самое сложное было удержать позиции и, слава Богу, удалось. И когда уходил, я оставил отдел также на первом месте. В Чистополе набрался хорошего опыта, и мне предложили возглавить следственный отдел в Набережных Челнах, переехал сюда и здесь провел почти четыре года.

- Кто может прийти вместо вас?

– Эту информация я не могу озвучивать. Пока исполняет обязанности Евгений Игоревич Викентьев.

«Ситуация всегда была стабильно тяжелой. И до меня, и при мне»

– На какой позиции вы оставляете следственный отдел Набережных Челнов?

– Из 29 отделов мы сейчас на 19-м месте ­– золотая середина. Примерно на таком же месте я и принимал город. Челны никогда не были по линии следственного комитета на первом месте.

– Остается открытым вопрос: где сейчас вас ждут? В марте этого года вам прочили должность в Кировской области. Айрат Ахметшин, ранее экс-заместитель главы СУ СКР по РТ обмолвился, что может забрать вас к себе.

– На этот вопрос пока тоже не могу ответить. Пока я в отпуске… Всегда наступает период, когда надо что-то менять. Нельзя сидеть на одном месте, особенно учитывая специфику работы следователей.

Олеся Аверьянова