, 1 Февраля
Новости
Подробно


«Когда мы замыслили рестарт К5, был вопрос – повторить или предложить рынку улучшенную версию»

22.12.2022, 21:01

Глава автогиганта Сергей Когогин сегодня отвечал на вопросы журналистов. Рассказал про ударные итоги 2022 года и осторожные и в то же время амбициозные планы на 2023-й. О роли «КАМАЗа» в развитии легкового сегмента в России (запуске «Москвича») и личном интересе в этой сфере (о проекте «Атом», куда вложил 30 млн из своих средств). О перспективах К5 и ценах на автомобили. О реабилитации мобилизованных сотрудников, которые вернутся в Набережных Челны после СВО. Как градообразующий завод завершает год и чего ждет от следующего – услышал Chelny-biz.ru.

ПРО ПРОИЗВОДСТВО – ИТОГИ И ПЛАНЫ

«МЫ ЗАВЕРШИЛИ ГОД ЗНАЧИТЕЛЬНО ЛУЧШЕ, ЧЕМ САМЫЙ УДАЧНЫЙ ЗА ИСТОРИЮ 2021-Й ГОД»

«КАМАЗ», несмотря на сложную ситуацию, санкции, исход партнеров и другие реалии уходящего года, закрывает его лучше, чем предыдущий, заявил сегодня гендиректор автогиганта Сергей Когогин. Всего за 11 месяцев автогигант выпустил 39 849 автомобилей. К концу 2022-го ожидает 43 828. Это уровень 2021-го, тогда было 44 148.

«Когда мы замыслили рестарт К5, был вопрос – повторить или предложить рынку улучшенную версию»

– На 2023 год наши амбиции довольно серьезные. Мы утвердили бизнес-план. Не понимая, что будет с экономикой в следующем году, мы взяли очень осторожный прогноз на уровне 2022 года. Это, сразу могу сказать, в условиях отсутствия федерального заказа – госзаказчики еще раздумывают. Хотя его общая доля в этом и в прошлом году была невысока. Мы понимаем, что все может измениться, могут потребоваться усилия от промышленности в части обеспечения страны техникой. Мы вынесли бизнес-план на Совет директоров, но просчет наших мощностей и возможностей на значительный рост относительно уровня этого года мы, конечно, сделали. Компания в случае появления такой потребности справится и с этим, – заверил Когогин.

На данный момент в бизнес-план заложена годовая выручка свыше 300 млрд рублей по МСФО, EBITDA – 24 млрд рублей. Чистая прибыль ожидается на уровне 5 млрд. «КАМАЗ», кстати, планирует воздержаться от публикации отчетности, пока есть такая возможность.

– Если бы мы были не санкционные, мы бы, не воздерживались. Но мы под санкциями. Любые наши публичные заявления о том, что мы нормально живем, заканчиваются тем, что дополнительные санкции, – пояснил глава автогиганта. – Правда, я не знаю, что еще можно придумать, и так все перекрыто.

«Когда мы замыслили рестарт К5, был вопрос – повторить или предложить рынку улучшенную версию»

Журналисты поинтересовались, допускает ли Сергей Когогин, учитывая ожидаемые неплохие финансовые результаты, хотя бы символические дивиденды. Он отметил, что это решение за акционерами. У самого гендиректора чуть больше 7% акций.

К слову, об акционерах. Вопросы, связанные с выходом из бизнеса зарубежных партнеров практически решены. Сейчас только Daimler остается «спящим акционером».

– Для нас основная тема с Daimler – это его выход из совместного предприятия «ДК Рус». Когда все начиналось, партнеры рассуждали так: давайте подождем, разберемся позже, если все быстро закончится. Теперь все понимают, что это надолго и присутствие на российском рынке стало очень серьезным риском. Они ищут способ выйти из установок. Если партнер ставит условие о своем возвращении по окончании конфликта, мы подписываем опцион, но у него есть свой срок жизни. В целом присутствие Daimler в акционерном капитале нас никак не беспокоит, – отметил Когогин.

ПРО К5

«ЗА НЕСКОЛЬКО МЕСЯЦЕВ МЫ СДЕЛАЛИ ТО, НА ЧТО МОЖНО ПОТРАТИТЬ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ»

В производственном плане омрачает 2022-й картина с тягачом нового поколения. В какой-то момент под вопросом оказалось будущее К5 и все вложенные усилия.

– Мы в течение пяти лет разрабатывали, инвестировали, готовились... Это международный проект, и для нас ситуация была болезненно сложной. Но надо сказать, что силами коллектива за несколько месяцев мы сделали то, на что можно потратить несколько лет. Видимо, сработал эффект «горящей платформы». С этим справились, – констатировал Когогин. – Если сравнить, новый модельный ряд у нас в 2021 году составил 9957 выпущенных автомобилей, в этом мы ожидаем 4193 (из них 2549 К4 и 1644 К5). Почему я говорю «ожидаем»? К собранным машинам еще подходит часть комплектующих, и мы их дооборудуем уже на складах перед отправкой потребителю. Сколько успеем провести таким образом – в сегодняшних условиях логистики трудно предсказать. Честно говоря, я и не ожидал больше 3,5 тысячи машин, но закупщики – молодцы, смогли надергать где-то на рынке запчастей. Потребители, которых в основном интересуют магистральные тягачи, проявляют терпение: сделали предоплату и к ожиданию в месяц-полтора относятся с пониманием.

«Когда мы замыслили рестарт К5, был вопрос – повторить или предложить рынку улучшенную версию»

В следующем году план – 10,6 тыс. автомобилей К4 и К5. Из них 9,8 тыс. – на продажу. В основном, речь идет о новейшей линейке, но и К4 будет доступна. Это будут машины, собранные из остатков комплектующих.

– В чем заключаются наши амбиции по К5 на следующий год? Когда мы замыслили рестарт производства, был очень спорный вопрос – повторить то, что есть, или предложить рынку улучшенную версию? Финансирование – приблизительно одинаковое, и мы решили, что, наверное, стоит улучшить наш автомобиль в части удельного расхода топлива, снижения шума. Очень серьезный скачок, конечно, по межсервисному интервалу. Если сегодня мы даем 120 тысяч, то на новом автомобиле (с марта мы должны запустить массовое производство) это 150 тысяч км. Это подтверждено тестовой эксплуатацией как у нас в НТЦ, так и потребителями. Довольно серьезное улучшение конструкции. Переход с 12-литрового мотора на 13-литровый, то есть увеличенные мощности. В течение 2023 года мы еще будем выпускать старую версию, а во втором полугодии будет уже только К5 neo, условно.

По ценам на машины, отметил спикер, основания для критического роста нет.

– Если вы помните, мы с 1 июля даже их снижали. Индексация на уровень инфляции, наверное, будет происходить. Из наших финансовых параметров мы сегодня справляемся с текущим уровнем цен. Это зависит от ряда моделей.

ПРО ИНВЕСТИЦИИ

«ПРОГРАММА СФОРМИРОВАНА, ЕСТЬ ПОНИМАНИЕ ПО ФИНАНСИРОВАНИЮ, И МЫ ЭТОЙ ДОРОГОЙ ИДЕМ»

«Когда мы замыслили рестарт К5, был вопрос – повторить или предложить рынку улучшенную версию»

На инвестиционной программе «КАМАЗа» санкции тоже не отразились, заверил Сергей Когогин. В этом году она потребовала порядка 15 млрд, на следующий год в бизнес-плане заложены 20 млрд рублей.    

– Мы инвестиционную программу не сократили. В принципе, наша компания находится на финише основных инвестиций, которые были запланированы. У нас, собственно говоря, осталось только одно – это мосты. Программа сформирована, есть понимание по финансированию, и мы этой дорогой идем. Все остальное сегодня связано только с расширением мощностей. По производству двигателей – объемов хватает на 2023 и почти на весь 2024 год, но к концу 24-го мы должны увеличить мощности, – рассказал руководитель.

Продолжаются испытания водоробуса. Направление имеет большой потенциал, уверен Когогин, но в более отдаленной перспективе. Над темой работают более 30 специалистов.

«Когда мы замыслили рестарт К5, был вопрос – повторить или предложить рынку улучшенную версию»

По электротранспорту – автогиганту тоже пришлось значительно подстраиваться под реалии времени, электробус претерпел определенные изменения.

– Образец прошел тестовые испытания. Модель обновится в феврале и будет участвовать в тендере, который объявит Москва. Процесс согласования техзадания между нами, производителями (это не только «КАМАЗ», но и группа ГАЗ), был достаточно затянут, потому что смена компонентной базы привела к частичному изменению характеристик. Москва – заказчик очень требовательный. Процесс согласования занял длительный период. Они по всем процедурам раньше января тендер объявить не смогут.

ПРО ЛЕГКОВЫЕ АВТОМОБИЛИ

«ЕСЛИ Я СВОИ ЛИЧНЫЕ СРЕДСТВА ВКЛАДЫВАЮ, НАВЕРНОЕ, Я ЧТО-ТО ПОНИМАЮ В ЭТОМ ПРОЕКТЕ»

Значительную часть пресс-конференции занял разговор о роли «КАМАЗа» в развитии сегмента легковых авто – журналистов интересовали «Москвич» и проект «Атом». Хотя Сергей Когогин переадресовывал вопросы непосредственно руководству этих структур, на ряд из них он все же ответил. Например, о глобальной роли челнинского автогиганта в столичном авто.

«Когда мы замыслили рестарт К5, был вопрос – повторить или предложить рынку улучшенную версию»

– Мы – технологический партнер «Москвича». Наши специалисты выстроили все дорожные карты, обеспечили технологическое сопровождение. Под наши флаги приходят люди, которые сегодня в очень большом количестве освободились на рынке России, – прокомментировал спикер.   

Вместе с тем «КАМАЗ» инвестировал 360 млн в проект «Атом».

– Компания «Атом» достаточно активно сегодня развивается. И, как мы и обещали, в конце следующего года официально представим прототип. «Атом» – это самостоятельный проект. Могу сказать, что я еще свои личные средства вложил – 30 млн поверх этих 360 млн «КАМАЗа». Я не являюсь олигархом, для меня это существенная сумма. Если я свои личные средства вкладываю, наверное, я что-то понимаю в этом проекте. Я считаю, мы нашли те преимущества, которые позволят нам иметь и экспортный потенциал. А модульность конструкции позволит производить автомобили и за рубежом нашей страны. «КАМАЗ» как технологический партнер поможет организовать производство.    

Но вообще легковому бизнесу, отметил Когогин, он уделяет в среднем полтора часа в неделю.

ПРО МОБИЛИЗОВАННЫХ

«Я МНОГО ПОЧИТАЛ О СИНДРОМАХ У ЛЮДЕЙ ПОСЛЕ ФРОНТА И ПОПРОСИЛ РАЗРАБОТАТЬ ПРОГРАММУ РЕАБИЛИТАЦИИ»

«Когда мы замыслили рестарт К5, был вопрос – повторить или предложить рынку улучшенную версию»

На «КАМАЗе», безусловно, отразилась и частичная мобилизация. Сергей Когогин лично провожал сотрудников от ДК «Энергетик», его советники навещали призывников, снабжали их всем необходимым. Автогигант уже сегодня готовится встречать их после СВО – на предприятии разработали программу.

– Мы очень внимательно отнеслись к судьбе наших мобилизованных сотрудников. Несмотря на то, что у «КАМАЗа» есть и забронированные сотрудники, и отсрочка от призыва, тем не менее, порядка 200 наших людей ушли на фронт. Мы постарались обеспечить их всеми необходимыми средствами индивидуальной защиты, безопасности, формой. Компания взяла на себя финансовое обеспечение их семей. Войны вечными не бывают, они всегда заканчиваются, и люди возвращаются. Они пройдут очень непростые ситуации. Я много почитал о том, какие синдромы бывают у людей после фронта, и попросил наш санаторий-профилакторий разработать программу реабилитации тех, кто возвращается. Помощь как после ранений, так и психологическая. Программа разработана. Правление ее еще не рассмотрело, но мы активно готовимся к тому, чтобы оказать необходимую медицинскую поддержку, когда люди вернутся после СВО. Я считаю этот вопрос крайне важным. И решать его надо в объемах всей страны, не только «КАМАЗу».

«Когда мы замыслили рестарт К5, был вопрос – повторить или предложить рынку улучшенную версию»

Анна Перебаскина

Фото: пресс-служба ПАО «КАМАЗ»


Не теряйте связь с новостями.
Дзен.Новости