, 25 Сентября
$ 73,0081
€ 85,6823
Предложения банков
Коронавирус. Заражено: 231 416 615 человек. В России: 7 376 374. В Татарстане: 26 698. В Челнах: 3 728
Новости
Подробно


«Мне иногда говорят: вы подсаживаете на свои процедуры. Мы подсаживаем на хорошее отражение в зеркале»

20.08.2021, 16:49

«Косметолог не может обратить время назад, только сохранить», – говорит Ольга Афанасьева, владелица клиники «Медицина красоты». 12 лет назад она вслед за супругом (Олегом Афанасьевым, руководителем пресс-службы ПАО «КАМАЗ») приехала в Набережные Челны. Врач-косметолог, дерматолог и трихолог начинала карьеру с «Расстала» и «ЛИНЛАЙНа», и вот уже на протяжении пяти лет успешно руководит собственным «заведением красоты». «Было страшно! Я не верила, что простой человек может стать бизнесменом», – поделилась она. В развернутом интервью Chelny-biz.ru Ольга Афанасьева рассказала о своем пути в бизнесе, трендах в косметологии, «сером рынке» в Челнах, а также о том, что сильнее всего удивило ее здесь после переезда из столицы. Как часто на процедуры ходят мужчины, популярны ли еще «большие губы» у челнинок, и можно ли в 40 выглядеть на 25 – ответы ниже.

«ХОЧУ НА ТЫСЯЧУ РУБЛЕЙ РЕЗУЛЬТАТ КАК В ПЛАСТИЧЕСКОЙ ХИРУРГИИ И ЖЕЛАТЕЛЬНО НАВСЕГДА!» – ЛЮДИ ИЩУТ ВОЛШЕБНУЮ ТАБЛЕТКУ, КОТОРОЙ У НАС НЕТ»

– Ольга Константиновна, расскажите, какие процедуры сегодня популярны в Челнах?

– Раньше был тренд на губы, были модны скулы. Сейчас на естественность. Никто не хочет, чтобы «вмешательства» были заметны. Люди хотят, чтобы все было натуральным. В том числе их косметолог. Когда на консультацию приходят новые люди, они смотрят на меня и говорят: «Вы такая естественная, ничего лишнего не наколото, хочу ходить к такому косметологу!». Зачастую специалисты, имея доступ к препаратам, активно используют их на себе. Это не всегда красиво. Я сама, конечно, прибегаю к инъекциям. Как я могу их не делать, если сама это предлагаю людям? Все пробую на себе.

«Мне иногда говорят: вы подсаживаете на свои процедуры. Мы подсаживаем на хорошее отражение в зеркале»

– А мода на большие губы и прочее уходит в прошлое? Или в городе еще есть на них спрос?

– Есть еще люди, которые предпочитают старые тренды. Но у нас в клинике есть понятие «безизбытка» гармонии и красоты. Мы не можем помочь клиентам, которые приходят с невероятными запросами. Человек, например, пришел, сделал губы. Через месяц они ему кажутся маленькими, колем еще. Уговариваем, конечно, но все равно делаем. Приходят в третий раз – приходится говорить, что больше препарата в губы не влезет. Иногда отговариваем. Ведь потом скажут: «Это она мне такие губы сделала!». Хотя некоторые так и зарабатывают. Но тут стоит отметить, что в любом тренде, который кажется китчем, найдется тот, которому он подойдет. Например, придет крупная женщина с большими глазами, носиком и маленькими губками. Ей нужно сделать губы, чтобы обрести гармонию.

– Каков типичный портрет клиента в нашем городе?

В Челнах интересный и разноплановый контингент. Но это всегда человек, который себя уважает, любит и внутри, и снаружи, с адекватностью подходит к изменениям во внешности. Часто те, кто может позволить себе косметологию, со временем переезжают в Москву, Санкт-Петербург, Сочи или за границу. Ко мне ходят их дети, они сами приезжают ко мне раз в пять лет. Единственная характерная особенность всех клиентов: все хотят вау-эффект. Приходит клиент и говорит: «Хочу за небольшую сумму результат как в пластической хирургии и желательно навсегда!». В основном, они ищут волшебную таблетку, которой у нас нет. Со временем они понимают, что это ежедневная работа дома плюс раз в три месяца посещение поддерживающих процедур. Возраст не скроешь, но можно создать эффект ухоженной кожи, которая дорого выглядит. Этого можно достичь не очень затратным, но регулярным уходом.

– А можно ли получить нужный эффект только домашним уходом, или в любом случае рано или поздно придется идти к косметологу?

– Необходимы как домашние, так и профессиональные процедуры. Нельзя только бытовыми кремами и манипуляциями сделать кожу дорогой, красивой и гладкой. Это получается исключительно у единиц с хорошей генетикой. Остальным нужна поддержка в виде инъекционной и аппаратной косметологии.

«Мне иногда говорят: вы подсаживаете на свои процедуры. Мы подсаживаем на хорошее отражение в зеркале»

«МЫ ВЕДЬ НЕ ХОДИМ К СТОМАТОЛОГАМ И ХИРУРГАМ ДОМОЙ. ВРОДЕ БЫ, ЧТО ТАКОГО: КРЕСЛО ПОСТАВИЛ, АНЕСТЕЗИЮ ВКОЛОЛ И РЕЖЬ!»

– Как вы оцениваете отраслевой рынок в Набережных Челнах? Покрывает ли он потребности клиентов по качеству и предложению?

– Есть разные направления в косметологии: хирургическая и терапевтическая. Мы занимаемся второй. Могу утверждать, что в своей сфере мы перекрываем потребности в Челнах на 95%. Есть клиенты, которые приезжают сюда из Москвы. Моя одногруппница, которая привела меня в косметологию, например, периодически пишет: «Оля, мне нужен тур красоты! Приеду на три дня и мы все с тобой сделаем!». Она боится, что в московских клиниках могут навязать ненужные услуги. То же самое происходит с другими клиентами – из-за доверия они приезжают сюда.

– Сейчас много косметологов и дерматологов, которые работают на дому. Что думаете о сером рынке?

– Чаще всего это медики, которые без специального образования в этой сфере работают в косметологии. Человек, который себя любит и уважает, должен хорошенько подумать, прежде чем идти на дом. Специалист, который обучился чему-то одному, например, инъекционной биоревитализации, просто берет клиентов на поток. Ему некогда посещать конференции, обучаться новому. Если, например, у врача есть образование и практика, можно закрыть глаза на приемы на дому. Но когда это делают мастера без образования, без понимания, куда и какие препараты вводить, их клиенты получают негативные осложнения. В нашей практике был случай – к нам пришла девушка после процедуры на дому, назвала препарат, который ей ввели. Мол, заплатила за него три тысячи рублей. А он, к слову, стоит в разы дороже! Оказалось, что мастер, мягко скажем, ее обманула – ввела другой. В итоге ей пришлось затратить в несколько раз больше только за то, чтобы избавиться от последствий, которые были очень сильно заметны. Люди доверяют свое здоровье, рискуют. Я не понимаю этого как человек и как специалист.

«Мне иногда говорят: вы подсаживаете на свои процедуры. Мы подсаживаем на хорошее отражение в зеркале»

– Были тяжелые случаи, когда приходили от таких домашних «очумелых ручек»?

– Приходили. Не каждый специалист возьмется за таких пациентов. Если мы можем помочь, то беремся. Если видим, что устранение осложнений несет риск для здоровья, – нет. Во всем должна быть осознанность. Мы ведь не ходим к стоматологам и хирургам домой. Вроде бы, что такого: кресло поставил, анестезию вколол и режь! К косметологу ходят без проблем до первого печального опыта. Коронавирус показал, насколько важно здоровье. Кажется, поменьше заплатим, какие-то плюсы получим. А разгребать кто это будет? Я и сама не беру клиентов на дом. Дома нет удобной кушетки, лампы, ты не видишь куда колешь. Наша работа – это же миллиметраж. Мне не надо тех денег, которые могут создать столько проблем. Это неправильно. В Европе никто так не делает, только в России. У нас в этом отношении своеобразный подход людей к своему здоровью. Мои клиенты, которые себя уважают, никогда не пойдут по этому сценарию.

– Как думаете, с чем связана популярность серых косметологов? Зачастую прайс лишь немного уступает ценам в клиниках.

– Страх. Это как в дорогой бутик раньше было страшно зайти – а вдруг тебя оценят, осмотрят с ног до головы и решат, что у тебя нет столько денег? Или в клиниках сразу навяжут много дорогих процедур… Но мир косметологии изменился, а люди, к сожалению, по-прежнему боятся. Есть маркетинговое исследование, в котором говорится, что 100% женщин нужно посещать косметолога. Половина не ходит, потому что считают, что это лишняя трата денег. У других есть мотивация, но нет финансовых возможностей. Таким образом, получается, что реально посещают косметолога только 10%.

«ПОДРУГА ПОСОВЕТОВАЛА КОСМЕТОЛОГИЮ. МОЛ, ВРАЧИ ТАМ ВСЕГДА ТАКИЕ УХОЖЕННЫЕ. Я УДИВИЛАСЬ: «А ДЕРМАТОЛОГИ ЧТО, НЕКРАСИВЫЕ?»

– Ольга Константиновна, вы получили диплом Московской Медицинской Академии по специальности «дерматология». Что привело вас в косметологию?

– Об этой профессии я не мечтала с детства. Когда заканчивала шестой курс, мне повезло – я могла выбрать любое направление специализации. Я тогда подумала: физиотерапевт – хорошо, окулист – вообще нормально, а дерматовенерология – ничего хорошего, но туда почему-то все идут. Я знала, что тогда в Москве было практически невозможно попасть на это направление, но у меня, к счастью, была подмосковная прописка и появилась бесплатная возможность выучиться на врача-дерматолога в областном институте. Выучилась и стала работать в КВД. Через несколько лет на одной из конференций встретилась с подругой, она посоветовала обратить внимание на косметологию. Мол, врачи там всегда такие ухоженные, связаны с красотой. Я удивилась: «А дерматологи что, некрасивые?». Но задумалась. Позже подруга мне позвонила и заявила: «Оля, открывается хорошая клиника, они набирают специалистов, я порекомендовала тебя и ты должна выучиться на косметолога!». Отучилась. В то место, к сожалению, попасть не удалось, но решение стало судьбоносным.

«Мне иногда говорят: вы подсаживаете на свои процедуры. Мы подсаживаем на хорошее отражение в зеркале»

– Теперь вы владелица собственной клиники. Когда пришло решение заняться своим проектом?

– Любой человек, работавший на кого-то, задумается о том, чтобы трудиться на себя. Тем более в сфере красоты: маникюристы, парикмахеры и косметологи, наработав базу, уходят. Но открыть свою клинику мне казалось чем-то недосягаемым. Когда мы с супругом переехали сюда из Москвы, я работала в «Расстале». Там познакомилась с Резедой Ильиной (владелица клиники Resedare – ред.). Она уволилась и открыла свой проект. Для меня было шоком, что это смог сделать врач! Мне казалось, что на такое способны только опытные бизнесмены с хорошей финансовой подушкой. И вдруг поймала себя на мысли – а почему я боюсь даже подумать об этом? В тот момент я уже работала в сетевой клинике «ЛИНЛАЙН», где был очень грамотный подход к обучению врачей. Всегда была плотная запись, хорошая зарплата и прочее. Это была правильно организованная с точки менеджмента работа, и мне было очень жалко ее терять. Но в 39 лет я родила третьего ребенка и заботу о семье не получалось сочетать с жестким графиком. Тогда я стала чаще приходить к мысли, что нужно работать в удобном графике на себя.

– Трудно было сделать первые шаги?

– Было страшно! Я не верила, простой человек может стать бизнесменом! Я перечитала много книг, написанных предпринимателями. Там всегда говорилось: «Когда вы откроете бизнес, первым делом думайте, как будете его закрывать». Писали, что необходимо заложить определенную сумму, но не в масштабах квартиры, конечно. Это не должны быть последние деньги, так как их можно потерять. И мне стало легко – раз люди прошли этот путь, то почему бы и мне не попробовать? Меня поддержали близкие. Основную роль сыграл, конечно, муж. Без него я бы не решилась.

«Мне иногда говорят: вы подсаживаете на свои процедуры. Мы подсаживаем на хорошее отражение в зеркале»

– Что сегодня представляет собой клиника?

– Сейчас, спустя пять лет, у нас пять прекрасных врачей-дерматологов со специализацией в косметологии, один косметолог и администраторы. Не хотелось бы хвастаться, но мы – единственная косметологическая клиника в городе, где столько врачей в одном коллективе! Наша концепция основана на семейственности. Все мои сотрудники и клиенты –близкие и родные мне люди. Когда работаешь на кого-то, с тебя требуют – ты должен с клиента принести денег. Это бизнес. Сейчас, если я не могу сойтись с человеком на энергетическом уровне, просто говорю: «Я не могу вам помочь». Работаю, в общем, для удовольствия. Когда спрашивают про деньги, всегда говорю, что зарабатываю достаточно. Мне хватает на то, чтобы бизнес жил – на зарплату, счета и т.д. Считаю, что таким образом купила себе свободу. Но хорошо, конечно, что есть тылы. Если бы мне пришлось содержать семью, то любая работа, пусть даже самая любимая, быстро бы стала тягостью.

– С какими проблемами сталкиваются сейчас владельцы косметологических клиник?

– Очень подкосил коронавирус. Финансово стало тяжелее. Сейчас, конечно, все возвращается, появилось понимание, что будет дальше. До пандемии я копила на новое оборудование, у нас были деньги на счету. Наступил момент, когда людей на других предприятиях начали увольнять, но я не могла бросить девочек. В апреле 2020 года мы всех отправили в отпуск. Платили отпускные, потом частично зарплату. Получается, те деньги, которые я откладывала на оборудование, я потратила, чтобы сохранить бизнес и коллектив. Пандемию пережили по принципу: ООО заработало денег, ООО потратило их на то, чтобы выжить. Ну и что, что мы не купили оборудование, зато сохранили свою семейственность. На нормальные цифры, кстати, начали выходить только в декабре. Постоянные клиенты постепенно вернулись. Они тратят меньше, но уже не могут без ухода. Это как чистить зубы – уже не можешь лечь спать, если не сделал этого. Ты знаешь, что если пройдешь процедуры, то будешь выглядеть лучше, а эту радость хочется вернуть. Мне иногда говорят: вы подсаживаете на свои процедуры. Я согласна лишь с тем, что мы подсаживаем на хорошее отражение в зеркале.

«ЭТО ЖЕ МЕЧТА: ВЛОЖИТЬСЯ ДЕНЬГАМИ, СОБРАТЬ КОМАНДУ, А ПОТОМ НИЧЕГО НЕ ДЕЛАТЬ. НО ТАК НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ. ПРАКТИКАМ ТЯЖЕЛО ОТКАЗАТЬСЯ ОТ РАБОТЫ»

– Какие услуги сегодня наиболее рентабельны на рынке косметологии?

– Выгодно работать аппаратом. Он окупается через некоторое время после покупки, и потом ты просто зарабатываешь деньги. «Инъекционка» подразумевает все те же расходники. Ботокс - самая чудесная процедура в косметологии! Потому что она дает 100% результат: разглаживание морщин видят все, просто эффект держится не так долго. Филлеры – чудесная, очень показательная процедура. Есть уходовые: массаж, пилинг. Их делаешь, но когда эффект? Нет волшебной процедуры, которая решит все проблемы. Их надо комбинировать. Одна из наших косметологов уехала работать в Сочи, там совсем другой финансовый подход к работе, люди с другими финансовыми возможностями. Она говорит: "Ко мне приходит клиент и я делаю сразу все процедуры!". У нас немного другой город, нам нечасто приходится делать сразу несколько процедур. Но мы стараемся работать правильно и подбирать те, которые клиенту показаны, не обращая внимания на финансы. Надо - делаем. Не надо - не рекомендуем. В бизнесе, конечно, важно слово «выгодно», но надо делать так, чтобы человек получал удовольствие от нашей работы. 

«Мне иногда говорят: вы подсаживаете на свои процедуры. Мы подсаживаем на хорошее отражение в зеркале»

– За чем будущее? За аппаратной или инъекционной косметологией?

– За комплексным подходом. Методы уникальны в своем действии. Аппаратные методики, например, на лоб работают хуже, чем на овал лица. Инъекционная косметология лучше работает со лбом и средней третью лица. Для каждой проблемы есть свой золотой метод и тот, который поддерживает результат. Человеку иногда кажется, что одна процедура волшебным образом решит все проблемы. Например, лазерная шлифовка рубцов. Раньше мне самой казалось, что их можно убрать – шлифуй и шлифуй. С опытом я пришла к выводу, что рубцы – это мертвая ткань, которая требует регулярного применения поддерживающих процедур. Нельзя справиться с рубцом одномоментно. Любой эффект необходимо стабильно поддерживать, хотя бы раз в год.

– Можно ли заменить инъекциями пластические операции?

– Кожа, к сожалению, стареет не сама по себе – сползает подкожная жировая клетчатка, растягиваются связки, одни мышцы в гипертонусе, другие расслаблены. Стареет все. Даже кости. Почему пожилые люди кажутся одинаковыми? Подбородок подворачивается, носик заворачивается и глаза проваливаются. Это процесс возрастного старения лица. И от того, что мы делаем процедуры на поверхности, остановить его невозможно. Во время процедур, укрепляющих кожу, мы не достаем до связок, мышц и клетчатки. Нужна пластика, чтобы подтянуть то, до чего мы, косметологи, не можем добраться.

«Мне иногда говорят: вы подсаживаете на свои процедуры. Мы подсаживаем на хорошее отражение в зеркале»

– Практикующие врачи, начиная бизнес, потом уходят только в управление. Вы же работаете с клиентами сами, наравне со своими врачами…

– Был момент, когда совмещать стало трудно. И тогда я поняла, что нужно уходить в управление и кому-то отдать клиентов. Я попробовала так сделать. Но люди обижаются, так как человек привязывается к врачу. Здесь начинает влиять даже не качество процедур, а какие-то эмоциональные моменты. Наступил момент, когда я захотела вернуться, а люди говорили – спасибо,я нашла другого, который меня не будет бросать. Я поняла, что если уйти совсем в бизнес, можно потерять всех. Иногда клиенты ждут, если я вдруг ухожу в отпуск или на больничный. Им нужно, чтобы это была именно я. Это же мечта: вложиться деньгами, собрать команду, а потом ничего не делать. Но так не получается. Практикам тяжело отказаться от работы. К тому же клиенты зачастую становятся стимулами к развитию. Мне приходилось иногда изучать дополнительные темы, ездить на обучающие курсы, чтобы ответить на некоторые их вопросы. Наверно есть люди, которые могут оставить постоянных клиентов. Я попробовала – у меня не получилось.

«ДО ОПРЕДЕЛЕННОГО ВОЗРАСТА МОЖНО ПИТЬ, ГУЛЯТЬ, КУРИТЬ И ВЫГЛЯДЕТЬ ХОРОШО. ЭТО ЖЕ МОЛОДОСТЬ! А ПОТОМ…»

– Молодеют ли сейчас клиенты косметологических клиник? Есть мнение, что косметологи нужны женщинам не раньше 25 лет.

– Косметолог не может вернуть назад время, только сохранить. Человек, который пришел в 45 лет, не будет выглядеть на 25. Но на 30 – вполне. А уж если он пришел в 50, то все равно будет выглядеть возрастным. Как-то к нам по рекомендации пришла возрастная клиентка (60+), пожаловалась, что висит кожа. На консультации я сразу сказала, что помочь ей может только пластический хирург – натянуть и подшить. Ботокс бесполезен. Чем раньше начнешь хотя бы понимать, как ухаживать за кожей, тем лучше. До определенного возраста можно пить, гулять, курить и выглядеть хорошо. Это же молодость! А с возрастом можно применить кучу процедур и не омолодиться глобально.

– С какого возраста стоит начать визиты к косметологу?

– Когда появляется проблема или возрастные изменения. Я, например, увидела свою первую морщинку в 27 лет, мне нужно было идти уже с этого возраста. Иногда и в более старшем возрасте в этом нет нужды, так как у людей может быть хорошая генетика. Конечно, если человек испытывает постоянный стресс, дефицит витаминов и т.д., признаки начнут проявляться раньше. Но в 20 лет – определенно рано!

«Мне иногда говорят: вы подсаживаете на свои процедуры. Мы подсаживаем на хорошее отражение в зеркале»

– Часто ли приходят на процедуры мужчины?

– Мужчины ходят, но не так массово, как женщины. Таких потребностей, как у нас, у них нет. Это наша, женская работа – быть красивой. Но в более крупных городах, конечно, мужчин среди клиентов намного больше.

– Какие процедуры выбирают челнинские мужчины?

– Чаще всего приходят с проблемами пост-акне, когда неровная кожа. Мы делаем лазерную шлифовку, вводим препараты, которые поднимают рубцы. Изредка ходят на омоложение. Есть некоторые руководители, которые удаляют сосуды на лице. Их смущает, что кожа краснеет, а люди думают, что он употребляет алкоголь. Мужчину, в целом, мало что может привести к косметологу. Их волнуют реальные проблемы: неровная кожа, краснота или советы друзей. Мужчины, например, никогда сами не попросят «уколоть» ботокс. Только если рекомендует врач, который вошел в доверие, достиг того результата, который хотел пациент. Но сами инициативу никогда не проявят. Они, к тому же, боятся боли и зачастую не понимают, что в клинике помимо процедур можно еще просто отдохнуть как в СПА.Сделать приятный массаж лица, например.

– Бывают сложные клиенты? Как вы с ними работаете?

– Сложный клиент – этот тот, с которым не удалось наладить контакт. Пришла одна клиентка и с порога заявила, что ходила к нескольким косметологам, все сделали плохо. Как нам говорили на обучении, при таком раскладе вы будете следующим, кто сделает плохо. В итоге через несколько дней после процедуры она позвонила с претензиями, что не видит результата. Пришла к нам снова, решили ввести дополнительный объем препарата. Через несколько дней опять все не так. Клиент угрожает клинике прокуратурой. Приняла ее снова – выяснилось, что после инъекции появилась шишечка из-за анатомической особенности лица. В итоге, оказалось, что клиент – потребительский террорист. Со второго визита сразу начала просить возврат денег или «вкалываете мне три шприца туда, сюда и в прокуратуру я на вас не пишу». Я поняла, что делать ничего не буду, вызвала управляющую. Клиентка очень долго впоследствии скандалила. Вот так я оказалась очередным косметологом, который не так сделал. Сложных клиентов, вообще, не много. Бывает, кто-то вымогает, кто-то не платит (просто скрывается). Это, конечно, трудно, так как ты не можешь повлиять на эту ситуацию.

«Я ПОСЛЕДОВАЛА ЗА НИМ. ВСЕ УДИВЛЯЛИСЬ, ГОВОРИЛИ: «У НАС ВСЕ ХОТЯТ В МОСКВУ, А ВЫ ЗАЧЕМ СЮДА ПРИЕХАЛИ?!».

«Мне иногда говорят: вы подсаживаете на свои процедуры. Мы подсаживаем на хорошее отражение в зеркале»

– Ольга Константиновна, скоро будет 13 лет как вы переехали из Москвы в Набережные Челны. Что привело вас сюда?

– Олега Петровича пригласили на должность, и я как жена военного, последовала за ним. Мы с супругом, к слову, оба выросли в семье военных. У нас не было даже мысли о расставании. Все удивлялись, говорили: «У нас все хотят в Москву, а вы зачем сюда приехали?!». Но когда у человека все реализовано в плане востребованности на работе, есть перспективы (как и произошло у моего мужа), жена должна сыграть свою прямую роль.

– Но вы ведь Москва – тоже не ваш родной город?

– Нет, я родилась в Чите, Олег Петрович – в Улан-Удэ. Мы – сибиряки. Мои родители служили в Туле, потом в Твери, затем в закрытом поселке Брянской области. Закончили службу в Твери, остались там жить. Я поступила в тверской государственный медицинский институт. С Олегом Петровичем познакомились на турбазе между Тверью и Москвой, куда оба приехали на февральские выходные.

– Получилось ли полюбить Челны за столько лет?

– Да! Так сильно, что мы не хотим никуда уезжать. Мне очень здесь нравится! Все очень близко: хорошие школы, поликлиника. Знаете, что больше всего понравилось? Когда мы только приехали, я часто брала на прокат лыжи и каталась в парке Прибрежный. Разве можно так в Москве?! Ты идешь по освещенной трассе в лесу, есть люди, не страшно, дышишь свежим воздухом... Меня так поразила эта лыжная трасса. Еще мне нравится, как цветет проспект Мира в мае – очень красиво! Кто-то говорил нам, что здесь особый менталитет, своеобразные отношения между русскими и татарами. Но я этого не вижу. Все окружающие – хорошие люди. Я, конечно, не понимаю клиентов, которые приходят и говорят по-татарски. Но за границей тоже непонятно!

«Мне иногда говорят: вы подсаживаете на свои процедуры. Мы подсаживаем на хорошее отражение в зеркале»

Как говорит мой муж: «Ты создала вокруг себя свой, красивый мир из коллег, клиентов и окружения». Да, я не вижу негатива, но разве это плохо? Да, Челны – не миллионник, здесь нет супертеатров, супермагазинов... Но мне очень нравятся «Мастеровые» – в Москве не всегда увидишь такую игру! Всех гостей с удовольствием вожу к ним. Мне нравится в Челнах. Иногда бывают свободные рабочие дни, подруга звонит и зовет по грибы, мол «белые пошли!». Думаешь – еще детей забирать, ужин готовить. Но ты берешь сапоги и едешь, потому что в Челнах можно успеть все. В Москве же нужно только на дорогу потратить уйму времени!

– Я не ожидала, что вы заядлый грибник!

– Я вообще очень увлекающийся человек. В прошлом году во время локдауна впервые сажала картошку. Купила в «Мегастрое», накопала ямки лопатой, посадила глубоко. Пришла соседка и посоветовала китайский способ: роешь канаву, насыпаешь опилки, торф, мягкую землю и кладешь туда картошечку. Дала ростки – снова присыпаешь. Она таким образом всегда растет в мягкой земле. На следующий день я выкопала всю посаженную картошку, сделала по-китайски. Получился хороший урожай!

– Может быть, чего-то вам здесь, в Челнах, все-таки не хватает?

Благоустроенных цивилизованных площадок для отдыха в природных зонах. После поездки в США Олег Петрович рассказал, что у них есть специальные локации в национальных парках, за вход в которые берут деньги. Там есть туалет, зона барбекю и т.д. Пользуешься национальным достоянием за деньги, своей платой поддерживаешь содержание этого места. У нас же в лес ты заходишь бесплатно, но видишь пакеты, бутылки и в целом упадок. Хотя у нас прекрасная природа вблизи города: можно ходить и по грибы, и по ягоды, и понаблюдать за животными. Сам город, конечно, активно строится: фитнесс-клубы, магазины, театры. Но на природе не делается благоустроенных зон, хотя горожане бы их, думаю, оценили.

«Мне иногда говорят: вы подсаживаете на свои процедуры. Мы подсаживаем на хорошее отражение в зеркале»

– Вы многодетная мама. Как мне известно, старшие дети при выборе профессии пошли по вашим стопам.

– Да, у нас трое детей. Старшей – 25, в этом году закончила медицинскую академию в Ижевске. Сыну 21, учится в Москве в Бауманке – изучает биомедицинские технологии. С сыном, кстати, вообще отдельная история: в седьмом классе он уехал от нас в ИТ-лицей-интернат в Казани. Прошел несколько туров экзаменов. Пока они шли, три дня нужно было жить одному, с ними работали психологи, наблюдали. Он очень самостоятельный! Ему дали там очень хорошее образование, вместе с ним учились действительно одаренные дети. Младшая, ей девять, занимается синхронным плаванием. Я не смогла найти няню, поэтому вожу ребенка на тренировки сама. В этом году она заняла первое место в соревнованиях. Я горжусь.

– Чем занимаетесь в свободное время?

– Я не смотрю телевизор, не слушаю радио. Олег Петрович мне все время рассказывает последние новости. Слушаю вебинары – по нитям, по новым препаратам, по детокс-программам. Конца и края нет тому, чему я пытаюсь научиться и понять!

Юлия Шестакова

Фото: a-clinic.ru