, 24 Мая
$ 71,8804
€ 78,4431
Предложения банков
Коронавирус. Заражено: 5 408 185 человека. В России: 344 481. В Татарстане: 2 787. В Челнах: 395
Новости
Подробно


«Я понял, что нет смысла пытаться сохранить бизнес…»

06.05.2020, 07:30

Первые смертельные случаи от коронавируса в микробизнесе в Набережных Челнах. COVID-19 начал убивать малых предпринимателей автограда, оставляя семьи с детьми без денег на жизнь и миллионными кредитами на плечах. Chelny-biz.ru публикует пять историй проектов, которые оказались на грани. Многодетная семья вложилась в пиццерию и в одночасье потеряла единственный источник заработка. Руководитель рекламно-производственной фирмы закупил два станка в кредит на пять лет, а теперь не знает чем платить. Владелец турагентства, у которого накануне кризиса родился сын, вынужден искать работу... Через некоторое время исполком Набережных Челнов совместно с налоговой выдаст данные по количеству сокращенных юрлиц и ИП. Это будут реальные цифры и голые факты, но что стоит за сухой статистикой?

ПИЦЦЕРИЯ «БАТЯ». ГОД РОЖДЕНИЯ – 2019

«МЫ ПРОСТО ВСЕ ПОТЕРЯЛИ!»

Чета Губайдуллиных владеет пиццерией «Батя» в районе Сидоровки. Это многодетная семья, где самому младшему ребенку пять месяцев. Глава семейства, Марат, повар - он сам готовит для своих посетителей. Супруга всегда рядом. Матери с тремя детьми приходится разрываться между домом и кафе. Но иначе никак - заведение является единственным источником доходов.

Детище Губайдуллиных занимает 107 кв.м в здании автомойки «Айсберг». Идея открыть хорошее кафе в Сидоровке пришла пять лет назад. Но получилось только в январе 2019-го. Супруги нашли пустующее помещение, а затем взяли кредит – закупили оборудование, сделали косметический ремонт, наладили электрику. Запуская кафе, они хотели, чтобы местные жители могли сходить в приличное заведение рядом с домом.

«Я понял, что нет смысла пытаться сохранить бизнес…»

– Это спальный район, до нас здесь в течение двух-трех лет не было ничего подобного. Кафе очень быстро открывались и так же быстро закрывались: либо пивнушка, либо заведения сомнительного уровня... Сидоровка – это специфический район, все друг друга знают, - рассказывает Марат. - Мы позиционируемся как пиццерия: посидеть вечером, поужинать. Приличное место в Сидоровке, тут такого никогда не было! Только мы открылись, как к нам начали дружно ходить проверки с исполкома. Мы и так от них отбивались, но под финал нам принесли постановление от 28 марта.

Губайдуллины запустили в кафе мастер-классы для детей – учили местных малышей готовить пиццу. В округе это было единственное заведение, где устраивали подобное. Теперь детки сидят дома. Но большую долю гостей заведения составляли клиенты мойки и шиномонтажных мастерских. Последние попали под запрет в самый разгар сезона.

- Мы просто все потеряли! Клиенты мойки и шиномонтажки – взрослые люди. Они не сидят в Instagram, Вконтакте. Я не знаю, какой такой баннер надо повесить, чтобы было понятно, что на втором этаже можно заказать на вынос пиццу, кофе и т.п. Это очень сложно! Я должен тут с транспарантом вокруг мойки бегать, чтобы к нам зашли. Пришлось быстро менять формат на доставку. Раньше у нас ее не было, потому что местным в Сидоровке проще до нас дойти, чем платить за доставку.

«Я понял, что нет смысла пытаться сохранить бизнес…»

Заказы стали поступать из близлежащих деревень. Предпринимателям пришлось зарегистрироваться в исполкоме как «дальше работающая организация». Это позволило двум автомобилям доставки (которые тоже надо содержать!) свободно перемещаться по городу и в его пределах. Кафе сотрудничает с агрегатором DeliveryClub, но заказы там нерегулярны – один день может быть пустым, а второй принести пять заказов (хотя и на это не проживешь). В основном еду заказывают в Замелекесье. Из положительного - удалось договориться с арендодателем на скидку в 50%.

- Что будет дальше – мы не знаем. Если будем жить с той выручкой, которая приходит сейчас, нам нечем будет платить налоги. Даже с отсрочкой, которую предоставляют. Это приведет нас к долгам, новым потребительским кредитам и т.д. Поддержка от государства в этой ситуации для нас нулевая. Хотя мы исправно платим свои платежи, но нам ничего не полагается. Я не могу оформить пособие по безработице, потому что мы ИП, никакие дотации нам не положены… Мы только вышли на ту стадию, когда можем себе что-то позволить, взяли ипотеку. Думали – вот сейчас заживем! И все просто заглохло. Мы сейчас реально выживаем – от аренды до ипотеки. Мы пришли к ситуации, когда необходим кредит, чтобы либо покрыть часть ипотеки на несколько месяцев вперед, либо вкладываться в рекламный бюджет. В любом случае нужны деньги, а взять их негде, ведь заказы упали на 90%. Мы боимся того, что будет дальше. Сидоровка и без того сложный район. Здесь никто никогда не выживал. На данный момент я вижу один выход – мы сейчас нашли офсетную типографию, которая напечатает нам несколько тысяч листовок. Я с помощниками буду ночами разносить их по почтовым ящикам. Люди сидят дома и, возможно, нам это поможет.

«Я понял, что нет смысла пытаться сохранить бизнес…»

ДЕТСКОЕ КАФЕ «8 АВЕНЮ». ГОД РОЖДЕНИЯ – 2011

«Я НЕ ЗНАЮ, КАК УДЕРЖАТЬСЯ»

У Анастасии Мироновой - детское кафе-коворкинг «8 авеню». Проекту девять лет. Сейчас заведение закрыто полностью. Школьники сидят по домам, занимаются дистанционным обучением, и все праздники отмечают внутри челнинских квартир. Работы нет ни у предпринимательницы, ни у ее коллектива, где также занята ее 15-летняя дочка, у которой за плечами театральная школа и опыт работы в «Роднике». Бизнес простаивает, и неизвестно когда порог переступят первые посетители. А впереди – лето, на которое и в мирное время не теплится надежды.

Анастасия начинала дело с гранта. Его выдал Центр занятости населения по региональной программе. Девушка была зарегистрирована в ведомстве как безработная. Для нее, специалиста в сфере маркетинга, тогда не нашлось вакансий, и в Центре предложили развивать свой собственный бизнес. Гранта хватило, чтобы начать, дальше в развитие шли исключительно собственные средства. Изначально это был небольшой кафетерий рядом со студией развития. Сейчас это площадка для коворкинга школьников на 35 посадочных мест.

– Мы сначала работали на малышей, но потом в городе стало открываться очень много подобных заведений. Если игровой формат есть повсеместно, зачем он нужен нам, подумали мы и решили его трансформировать. Проект растет вместе с моими детьми. Сейчас они школьники, и мы ориентированы в основном на эту категорию детей. В городе таких мест, где школьники могут спокойно и «безболезненно» посидеть, можно пересчитать по пальцам руки. Концепцией мы близки к антикафе, но услуги питания оказываем. Мы сами по себе являемся уникальным форматом. Поэтому тем печальнее будет его потерять.

«Я понял, что нет смысла пытаться сохранить бизнес…»

Изначально в заведении работало 10 человек. Но сейчас персонал сократился до троих: сама Анастасия и привлеченные аниматоры. Как признается предпринимательница, персонал пришлось уменьшить из-за кризиса, который пришел в отрасль еще до наступления карантина. Город устал от привычных игровых, а эпидемия окончательно «задушила» сферу. Наглядный пример - KidSpace.

- В самом начале к нам приезжали даже из Елабуги, Альметьевска, потому что когда мы открылись, в городе было три-четыре подобных заведения. Сейчас их много, и мы стали работать по комплексам. Появилась некая «местечковость» в нашей сфере. До карантина у нас еще как-то получалось, но сейчас даже сложно сделать прогноз на восстановление, так как наши услуги не являются первой необходимостью. Я не знаю, как сейчас удержаться и вынырнуть из всего этого. Если карантин не затянется на июнь, у нас еще будет шанс. Чем дольше мы сидим, тем меньше денежной массы у людей и тем меньше вероятность, что они к нам вернутся.

«Я понял, что нет смысла пытаться сохранить бизнес…»

У предпринимательницы те же проблемы, что и у большинства в Челнах: аренда и коммунальные расходы стремительно тянут бизнес на дно.

– Мы надеемся, что нам сделают скидку на аренду, иначе это будет полный провал! Мне запомнилось, как на одной из встреч Владимира Путина с бизнесом выступала владелица сети детских кафе «АндерСон». Она сказала правильную вещь: наша сфера услуг очень сильно просела. Каждый бизнес должен иметь финансовую подушку, но кризис в собственной отрасли не дал нам ее сформировать. Мы в жестком минусе. Мы работали с соблюдением всех норм до 22 марта, после закрылись. Потому что родители начали переживать. Пока детей не выпустят на улицу, мы тоже не сможем работать. Впереди выпускные. Их отмена - очень серьезное ухудшение для всех в нашей сфере. Если это произойдет, то мы просядем минимум на год.

РЕКЛАМНАЯ КОМПАНИЯ «ОЛЕСЕДО». ГОД РОЖДЕНИЯ – 2005

«НИЧЕГО НЕ ПРЕДВЕЩАЛО БЕДЫ»

Олег Седов – владелец рекламно-производственной компании «Олеседо». Его команда на рынке уже 15 лет. Буквально накануне кризиса он решил вдохнуть в свое дело новую жизнь. Ребрендинг, новое оборудование… А теперь все заглохло. Встал вопрос выживания бизнеса в принципе. На компании миллионный кредит, который предприниматель взял для развития дополнительного направления. Сейчас новенькие станки простаивают, а у фирмы подвис крупный заказ, который мог бы помочь продержаться на плаву еще пару месяцев. Вывеска уже готова, но заказчик и исполнитель сейчас в одинаковом положении – сидят по домам.

«Я понял, что нет смысла пытаться сохранить бизнес…»

– Мы изготавливаем наружную рекламу – вывески, световые буквы, баннеры – и вообще все, что с связано с рекламой. В прошлом году я сделал ребрендинг, переименовал фирму «Боярда» в «Олеседо». В октябре купили новое оборудование– лазерно-гравировальные станки. Естественно, в кредит, – рассказывает Олег Седов. – Оборудование не дешевое. Один станок с учетом доставки из Санкт-Петербурга и установки обошелся в районе 400 тыс. рублей. Мы взяли два. Это практически миллион. Кредит на пять лет. Работали спокойно, выплачивали ежемесячно. А сейчас заказов нет. Умники говорят, что у бизнеса есть финансовая подушка. Интересно, у кого она действительно есть? Никто не думал откладывать деньги. Все свободные средства, когда занимаешься бизнесом, вкладываешь в его развитие, чтобы что-то купить, модернизировать. Мы решили развивать дополнительное направление. Гравировка на разных поверхностях, фирменные сувениры, детские игрушки, конструкторы из фанеры – новое оборудование давало много возможностей. Ситуация была стабильная. Заказы были постоянные. Ничего, как говорится, не предвещало беды…

Помимо кредита на компании обязательства по арендным платежам. А это производственное помещение площадью порядка 60 кв.м плюс офис около 15 кв.м. Арендодатели, говорит предприниматель, не идут навстречу.

«Я понял, что нет смысла пытаться сохранить бизнес…»

– В итоге из платежей у нас аренда, кредит, взятый на покупку оборудования, и надо платить какую-то минимальную зарплату рабочим. Либо увольнять их. У меня четверо штатных сотрудников и трое по трудовому договору. Все они сейчас сидят дома, все готовы выйти работать. Но так как нет заказов, в этом нет никакого смысла. Основная доля наших клиентов – это мелкий и средний бизнес, который занят в сфере продаж и услуг: магазины, рестораны, клубы, рынки, торговые центры, которые в принципе сейчас все закрыты. Соответственно, никто ничего не заказывает. При этом наш бизнес – реклама – нигде не отмечен как одна из убыточных сфер деятельности, то есть мы не можем получить помощь от государства.

Последний заказ, который компания успела взять и выполнить до введения запретов, мог бы помочь ей продержаться на плаву. Но фирма просто не успела его смонтировать.

– У нас изготовлена большая вывеска для нового рестоклуба, но мы не можем ее повесить, потому что нам нельзя работать. И если мы сейчас выйдем в город и будем ее вешать, то фирма получит большие штрафы. Хотя мы могли получить за эту работу деньги. Если бы мы выполнили этот заказ, это дало бы нам возможностьпродержаться хотя бы еще два месяца. Объект крупный, вывеска большая. Заказчик, естественно, все понимает, потому что им тоже не разрешают работать. Мы сидим и ждем. И они ждут, и мы ждем.

«Я понял, что нет смысла пытаться сохранить бизнес…»

Сам предприниматель сейчас работает из дома.

– Как фотограф и видеограф. Сижу, делаю какую-то работу из дома, обрабатываю фотографии. У меня двое детей, жена. Младшему ребенку семь лет. Учится в первом классе. Тоже дистанционно, как и все. Хотя мы с семьей в этом смысла не видим, – признается Седов.

ТУРФИРМА SOVA TRAVEL. ГОД РОЖДЕНИЯ – 2019

«Я ПОНЯЛ, ЭТО УЖЕ ПРОСТО БЕСПОЛЕЗНО»

Индивидуальный предприниматель Назар Гарипов открыл туристическую фирму SovaTravel минувшим летом. Друзья посоветовали. И поначалу все было хорошо. Бизнес шел в гору, пока сам готовился стать отцом. Сейчас он ищет работу, чтобы кормить свою растущую семью.

– Я открылся в июне прошлого года, в разгар сезона. Работал спокойно, потихоньку развивался. Я бы не сказал, что построил империю или конгломерат, – улыбается предприниматель, – но доход был более-менее адекватный. Работать можно было. Мы с женой снимали офис. У нее – студия маникюра, у меня турагентство. Клиентов с маникюра сразу приглашали еще и отдохнуть. В принципе, все было замечательно, продажи шли. До января. С середины января, когда появились первые новости, «обломался» весь Китай. Люди просто перестали хотеть туда ездить, стали отменять путевки. Я оказался буфером между клиентами и туроператорами, которые отказывали людям в возврате денег. «Почему мы должны возвращать вам средства из-за кого-то непонятного вируса?» – аргументировали они.

«Я понял, что нет смысла пытаться сохранить бизнес…»

Первые тревожные звонки были в январе. В феврале уже было понятно, что дальше только хуже.

– Стал страдать соседний Таиланд. Ну, и пошло по накатанной… В феврале я продал одну путевку, от которой люди потом отказались. В марте я не продал уже ни одной. То есть я пострадал, в первую очередь, от самого коронавируса, а не от последовавших действий властей и введенных ограничений. Но я считаю, что правительство все-таки должно было оказать таким предпринимателям, как я, какое-то содействие, чтобы не пришлось закрывать ИП. Хотя бы предоставить налоговые каникулы.

Впоследствии под запрет попала и деятельность супруги предпринимателя. Таким образом семья фактически осталась без источников дохода.

– Естественно, после того как Путин объявил нерабочую неделю, я понял, что нет смысла что-то делать, платить аренду, пытаться сохранить бизнес… Потому что это уже просто бесполезно. В итоге мы с супругой просто собрали вещи и съехали из офиса, который арендовали. Я не вижу смысла держать его, платить аренду. Более того, я собираюсь закрывать ИП, потому что не вижу смысла еще и налоги платить. Сезон 100% упущен. Если очень повезет, все это уляжется не раньше декабря. То есть только на следующий год я смогу возобновить работу.

«Я понял, что нет смысла пытаться сохранить бизнес…»

Сейчас Назар Гарипов в поисках заработка. Ему надо содержать семью, в которой буквально накануне коронакризиса появился ребенок.

– Наш сын родился 27 декабря, как раз когда все это началось, – говорит он. – Да, финансовая ситуация у нас не самая хорошая. Благо, нет ипотеки. Мы успели заработать на жилье. Есть небольшой кредит, но мы не «вешаемся», как остальные. У многих кредиты, ипотеки, детские садики…

«ДОМ МЕХА НАТАЛЬИ АНДРЕЕВОЙ». ГОД РОЖДЕНИЯ – 2016

«МЫ ЧУВСТВУЕМ БЕССИЛИЕ»

У Натальи Андреевой свой именной магазин меховых изделий и ателье. Он располагается на 25 кв.м в ТЦ «На Сююмбике». Предпринимательница открыла дело около четырех лет назад, опираясь только на собственные средства. В развитие вложила очень много сил, наработала свой круг постоянных клиентов. Весь объем работ Наталья выполняет одна. Перед кризисом она взяла на испытательный срок стажера, но теперь пришлось попрощаться и с ним. Магазин и ателье являются единственным источником дохода предпринимательницы, как и основным видом деятельности. С текущими платежами ей помогает сын, занятый в бюджетной сфере.

- Я швея с 30-летним стажем и всегда чувствовала особую тягу к изделиям из меха. Поэтому я совместила ателье с деятельностью комиссионного магазина. Помогаем женщинам продать бывшие в употреблении шубки, в которых хозяйки уже не испытывают необходимости, и в это же время их ремонтируем или перешиваем, - объясняет Наталья. - Нас в городе хорошо знают. Не сказать, что у нас огромный спрос, но своя стабильная клиентская база есть. Работы нам всегда было достаточно. Даже сейчас клиенты звонят, спрашивают. Перед всеми извиняемся и просим подождать до открытия торгового центра. Да, мы чувствуем бессилие, но ничего не можем сделать.

«Я понял, что нет смысла пытаться сохранить бизнес…»

Времени подготовиться к кризису совсем не было, признается Наталья.

- В этом году нам помешала работать теплая зима - меха сейчас не столь актуальны. В марте мы работали не в полную силу, потому что людям было тревожно и к нам стало приходить все меньше заказчиков. В апреле нас всех закрыли. Мы не успели подготовить стабильную финансовую подушку, потому что доход прекратился почти сразу. Предприятие сейчас находится в плачевном состоянии.

Тревожности добавляет открытый вопрос с арендодателем, так как собственник еще не огласил условия.

- Обещают озвучить, но когда это будет – неясно. Все арендаторы пока находятся в неведении. Наш доход не просто нулевой, он уже идет в минус, так как начисляется арендная плата, - сетует женщина. - Все зависит от арендодателей, какие условия они выставят. Если они будут приемлемыми и с отсрочкой, то мы понемногу справимся. Наше положение сейчас напрямую зависит от них. Если арендодатели не пойдут на уступки, то предприятие придется закрывать. Так как на нас будут висеть очень большие долги. Боюсь, что мы не справимся, потому что средства нужны элементарно на человеческие потребности. А их, к сожалению, нет.

«Я понял, что нет смысла пытаться сохранить бизнес…»

Наталья не отрицает, что если станет совсем плохо - она будет вынуждена закрыться. Но предпринимательница все равно планирует вернуться на рынок услуг и торговли, пусть предприятие и придется запускать с нуля. Возможно даже на другом месте. Или вовсе пойти наемным работником. Последнее, понятно, для предпринимателей - самый плачевный вариант.

- Если жизнь поставит нас в такие условия, что придется закрываться, мы закроемся. Как все закончится, придумаем что-то другое, может, откроемся в другом месте. Не исключено, что в связи с этой ситуацией в городе появится очень много свободных помещений, которые нам бы подошли, - объясняет Наталья. – Рассматриваю также вариант трудоустройства наемным работником. Но я бы не хотела такого исхода, потому что в создание бизнеса вложено очень много сил, средств, есть множество идей на будущее. Хотелось бы остаться на том же уровне, на котором мы были до наступления кризиса…В данный момент лично у меня как такового дохода нет. Его приносил мой бизнес. Помогает сын – он работает в бюджетной сфере. Живем на его зарплату. Ситуация плачевная, но пока мы ничего изменить не можем. Что будет дальше - я даже спрогнозировать не могу.

Chelny-biz.ru