, 29 Ноября
Коронавирус. Заражено: 260 452 193 человека. В России: 9 502 879. В Татарстане: 37 057. В Челнах: 5 075
Новости
Подробно


«Я так понимаю, вы не знали, что не имели права проводить эту экспертизу?»

24.03.2016, 16:40

В городском суде Набережных Челнов накануне по делу «игровиков» выступил ряд свидетелей. Среди них был водитель Дмитрия Косинова, который довольно подробно рассказал о взаимоотношениях своего начальника с другими фигурантами дела: кто с кем дружил, кто состоял в партнерских отношениях. Некоторые подсудимые с нетерпением ждали допроса эксперта-оценщика из аудиторской фирмы известной бизнес-леди Татьяны Дербеневой. Результаты его экспертизы вызывают недовольство у адвокатов и дают некоторый шанс на прекращение громкого уголовного дела. Впрочем, чуда для обвиняемых не случилось, более того, судья оставил их под арестом до июля.

«ОН ПОСТОЯННО ПЕРЕЖИВАЛ ЗА НЕГО, А КРИВОРУЧКО ПРОБЛЕМЫ СОЗДАВАЛ»

Первым на прошедшем судебном заседании допросили Евгения Суворова. Он рассказал суду, что с весны 2011 года работал у Дмитрия Косинова в качестве водителя. Ему были известны взаимоотношения Косинова с другими людьми, некоторые из которых оказались в числе подсудимых по «игорному» делу. Свидетель заявил суду, что Денис Ульев, Василий Криворучко состояли в дружеских отношениях с его непосредственным начальником, уже осужденным по данному делу. С Василием Криворучко у Косинова, по словам свидетеля, никаких партнерских отношений не было.

– Криворучко был другом Косинова, – рассказал свидетель. – Он постоянно переживал за него, помогал ему. Криворучко проблемы создавал: то там погуляет, надебоширит, то здесь.

«Я так понимаю, вы не знали, что не имели права проводить эту экспертизу?»

А с предполагаемым лидером ОПС Денисом Ульевым Косинова кроме дружеских связывали и партнерские отношения, указал свидетель. Суворов был в курсе, что и Ульев, и Косинов являлись учредителями общих организаций. Свидетель сообщил, что они часто встречались и обсуждали дальнейшие планы бизнеса. Суворов уточнил в ходе допроса, что решения принимались совместно. О непосредственном лидерстве Ульева он не упомянул, тогда как указал, что решением вопросов финансовой деятельности занимался Дмитрий Косинов.

– У них были партнерские отношения, – отвечал на вопросы гособвинителя Евгений Суворов. – Ульев занимался стройками. Определенные были встречи, принимали решения. Они были учредителями, но каких именно фирм, я не знаю.

Адвокаты Дениса Ульева спросили, замечал ли свидетель у их подзащитного, предполагаемого лидера ОПС, признаки «единоличного руководителя».

– Нет, финансовое направление возглавлял Косинов. Ульев подъезжал, обсуждались вопросы. Что у Ульева какое-то влияния было – вообще не видел, – заявил Суворов.

«Я так понимаю, вы не знали, что не имели права проводить эту экспертизу?»

«МЫ ПРОВОДИЛИ ОСМОТР ИМУЩЕСТВА... ЧАСТЬ БЫЛА УНИЧТОЖЕНА»

Некоторые подсудимые с нетерпением ждали появления следующего свидетеля – эксперта ООО «Аудит ТД-Консалтинг» Павла Лызлова, который непосредственно проводил оценку «игорного» имущества. Гендиректором ООО «Аудит ТД» является известная в городе бизнесвумен Татьяна Дербенева. Согласно информации на сайте компании, Павел Лызлов – заместитель генерального директора, профессиональный оценщик, член СРО НП «Национальная коллегия специалистов оценщиков». В данной фирме Лызлов работает с 2000 года.

«Я так понимаю, вы не знали, что не имели права проводить эту экспертизу?»

Напомним, ранее адвокаты подсудимых ходатайствовали об изъятии из материалов дела заключения экспертизы в связи с тем, что после ознакомления посчитали ее «недопустимым доказательством». Позже было принято решение допросить Лызлова.

– Каков стаж вашей работы в качестве оценщика? – поинтересовалась в начале допроса адвокат Дениса Ульева.

– На момент проведения экспертизы по игровому оборудованию 13 лет оценочной деятельности, – уточнил Павел Лызлов.

Далее адвокат интересовалась, между кем был заключен договор на экспертизу. Защитница Ульева пояснила, что самого договора в деле нет, в связи с чем и задан был вопрос. По словам Павла Лызлова, договор о проведении оценочной экспертизы был заключен между начальником УВД города Алексеем Соколовым и ООО «Аудит ТД-Консалтинг». Согласно нему, специалист фирмы провел оценку стоимости оборудования, которое в свое время было изъято у «игровиков». Также эксперт упомянул, что договор был составлен на возмездной основе, стоимость выполненных работ – 50 тыс. рублей.

– Мы проводили осмотр имущества, которое находилось на складах: системных блоков, мониторов, столов, стульев, рулеток и прочего, что было не уничтожено еще, – рассказал Лызлов.

«Я так понимаю, вы не знали, что не имели права проводить эту экспертизу?»

– Учитывая, что ООО «Аудит-ТД Консалтинг» является коммерческой организацией… – продолжила допрос адвокат, – как вы считаете, могло ли ООО, исходя из действующего законодательства, принять на себя поручение по производству судебной экспертизы по уголовному делу?

– Прошу снять вопрос, он не к эксперту, – обратился к судье гособвинитель Наиль Юнусов.

– Вы можете ответить на данный вопрос? – поинтересовался у эксперта судья Радис Тагиров.

– Моя деятельность связана с проведением экспертизы, а не с полномочиями. Я всего лишь оценщик, – объяснил Павел Лызлов.

– Обязательно ли исследование самого объекта (ред. – изъятое игорное оборудование) экспертизы? – продолжила адвокат.

– Конечно.

– Каким образом в заключении должны быть зафиксированы осмотр и исследование объекта?

– Как раз в экспертизе было указано, что мы не смогли произвести идентификацию каждого из объектов, потому что на момент проведения исследования часть из них была уничтожена.

Напомним, в ходе борьбы с игорным бизнесом из подпольных клубов практически каждый день изымалось большое количество различного оборудования: системные блоки, компьютеры, клавиатуры, мышки, мебель и т.д. Тогда многим СМИ источники, знакомые с данной ситуацией, рассказывали, как в последующем имущество «игровиков» с помощью спецтехники приводились в негодное состояние, т.е. уничтожалось. Вероятнее всего, эксперту Павлу Лызлову и были представлены такие образцы оборудования для проведения оценки.

«Я так понимаю, вы не знали, что не имели права проводить эту экспертизу?»

– Тогда могли ли вы провести оценку, если имущество было уничтожено? –вновь поинтересовалась адвокат Дениса Ульева.

– Да, могли, потому что в постановлении было сказано, что оценку необходимо произвести исходя из допущения, что все имущество находилось в работоспособном состоянии. То есть данная информация необходима была для того, чтобы сориентироваться в первоначальной стоимости.

– При всей скудности представленного вам материала, вы не просили о предоставлении дополнительного материала, чтобы провести объективное исследование? – спросил у эксперта второй адвокат Ульева.

– В момент осмотра мы этот вопрос обсуждали. Мне сказали: то, что есть – это перед глазами. Я увидел, что это оборудование разрушено. Передо мной поставили задачу – определить стоимость имущества при работоспособном состоянии, – объяснил свидетель.

«ТРЕБОВАНИЯ, КОТОРЫЕ МНОЮ ДОЛЖНЫ БЫЛИ БЫТЬ ВЫПОЛНЕНЫ, Я ВЫПОЛНИЛ»

Между тем, адвоката подсудимого Сергея Еретнова Юрия Удовенко интересовала юридическая сторона проведенной экспертизы.

– Руководствовались ли вы при проведении экспертизы федеральным законом о судебно-экспертной деятельности, также УПК РФ? – спросил Удовенко.

«Я так понимаю, вы не знали, что не имели права проводить эту экспертизу?»

– Я не могу ответить на этот вопрос. Есть требования, которые мною должны были быть выполнены, я их выполнил, – сообщил Лызлов.

– Я так понимаю, что вы не были ознакомлены тем, что в соответствии с разъяснениями Пленума Верховного суда РТ вы по большому счету не имели права проводить экспертизу в рамках уголовного дела? Вам об этом было известно?

– Это еще не факт, – попытался снять вопрос гособвинитель Наиль Юнусов.

– Это закон, – вмешался подсудимый Адай Тлегенов.

– Вам было известно о постановлении Пленума Верховного суда РФ, которое напрямую запрещает проведение экспертизы в рамках уголовного дела негосударственными экспертными учреждениями? – настаивал Удовенко.

– Нет, – ответил Лызлов.

Ожидалось, что после этого допроса адвокаты подсудимых заявят ходатайства о недопустимости использования этого экспертного заключения в качестве доказательства.

На одном из предыдущих заседаний Удовенко сообщил: если данное заключение будет признано недопустимым доказательством, то можно говорить о возможном прекращении уголовного дела. На это и рассчитывали многие подсудимые, но пока ходатайств не последовало.

Судебное разбирательство продолжается.

Олеся Аверьянова


Суд над «игровиками», часть 1

Суд над «игровиками», часть 2

Суд над «игровиками», часть 3

Суд над «игровиками», часть 4

Суд над «игровиками», часть 5

Суд над «игровиками», часть 6

Суд над «игровиками», часть 7

Суд над «игровиками», часть 8

Суд над «игровиками», часть 9