, 17 Мая
Новости
Подробно


«Это было удивительное место, где за одним столом могли пить чиновник, милиционер и бандит»

05.02.2016, 18:10

Продолжается судебное разбирательство по «игорному» делу в Набережных Челнах. Накануне перед судом выступило несколько важных свидетелей. Новые подробности бизнеса «игровиков» изложила бывший «инкассатор» игорных заведений. Кроме того, по желанию обвиняемого Сергея Еретнова вне очереди состоялся его допрос. Он заявил о полной своей невиновности, а все показания против себя назвал «лживыми». Кроме того, ходатайствовал, чтобы привлечь к делу новых свидетелей: журналистов, сотрудников прокуратуры и даже двух экс-мэров города, которые бы подтвердили его непричастность.

«КОСИНОВ БЫЛ МОЗГОВЫМ ЦЕНТРОМ, У КОТОРОГО ВСЕГДА БЫЛИ НОВЫЕ ИДЕИ»

Накануне процесс по делу «игровиков» начался с допроса свидетеля Дианы Богмановой, которая, по собственному признанию, являлась «инкассатором» в игорных заведениях. Девушка в 2007 году поступила в институт и переехала в Набережные Челны, позже продавала квас на автозаправке, где познакомилась с Дмитрием Косиновым. Тот предложил ей работу кассира-операциониста в интернет-кафе. Далее Богманова успела поработать в других компаниях Косинова и Порамонова в качестве офис-менеджера, занималась приемом входящей, исходящей корреспонденции и телефонных звонков.

– В 2013 году Косинов предложил мне работу в качестве инкассатора, в мои обязанности входило каждый день с 9 до 10 утра ездить по игровым заведениям и собирать деньги, – рассказала суду Богманова.

Объехав такие игорные заведения, как «Диляра», «Корчма», «Шанс», «Корона», девушка привозила всю выручку в офис. Ежедневный доход в салонах всегда был разным: от 10 до 200 тысяч рублей. По словам Богмановой, иногда бывали даже расписки от клиентов.

– Дмитрий Игоревич мне говорил, куда перечислить денежные средства, какие оплатить услуги (интернет, электричество), или же сам мог заехать и забрать. А также Крылов и Ульев, – пояснила девушка.

Кроме того, Богманова утверждала в суде, что если денежные средства просил Денис Ульев (предполагаемый организатор ОПС), то она в первую очередь «спешила» передать их ему, только потом всем остальным. Кроме того, девушка рассказала, что не раз Ульеву привозила деньги прямиком домой. Диана Богманова охарактеризовала Ульева, как человека с жестким характером, иногда грубым и принципиальным.

– Косинов, прежде всего, был мозговым центром, у которого всегда были какие-то идеи, и также он распределял денежные средства, – рассказала Богманова. – Окружение Дмитрия Косинова было довольно-таки устоявшимся, в него входили Денис Ульев, Василий Криворучко, Евгений Суворов, Павел Крылов.

В ходе допроса Диана Богманова продолжала твердить, что указания Дениса Ульева были «прежде всего»:

– Денис Ульев говорил, и это выполнялось непрекословно. Потом только уже Косинов.

Представитель гособвинения, помощник прокурора Константин Копосов поинтересовался, кто именно собирался в офисе и с кем велись переговоры:

– Все встречи и собрания у вас на глазах проходили?

– Собирались Косинов, Крылов, Ульев и иногда Нуретдинов. Они всегда закрывались, я не была при их беседе, – говорила девушка.

Однако, как заявляли адвокаты, несмотря на то, что все оставалось «за закрытыми дверями», Богманова сумела сделать выводы, кого считали «главным», и кого именно «многие боялись». Защитника Ульева интересовали конкретные факты от девушки, которые могли бы подтвердить ее слова. Диана Богманова, конечно, в отличие от других свидетелей, старалась все вспомнить и привела несколько фактов. Но в результате допроса она согласилась с тем, что многое из сказанного является ее личными выводами после увиденного либо услышанного.

«ПО-ДРУГОМУ МОЮ ПОЛИТИЧЕСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОСТАНОВИТЬ НЕЛЬЗЯ: НИ ФАЛЬШИВЫМИ ЕРЕТНОВЫМИ, НИ МУГЕРМАНОМ»

Вторая часть заседания оказалась интересна тем, что экс-депутат Сергей Еретнов ходатайствовал о своем допросе. Обычно подсудимых допрашивают уже после изучения всех материалов дела и допроса свидетелей. Еретнов заявил, что ему хватит всего 20 минут.

Напомним, экс-депутат горсовета обвиняется в участии в ОПС, в мошенничестве при покупке Дмитрием Косиновым заведения «Шоколад» и в незаконной организации азартных игр.

На вопрос своего защитника Юрия Удовенко: «Почему вы оказались среди числа обвиняемых?» – Еретнов дал понять, что всему виной его громкая политическая деятельность.

– Я считаю, что всему виной моя политическая и общественная деятельность. Так как те слухи, которые вынесли как факты, не соответствуют действительности и подтверждаются лишь словесными показаниями, – заявил суду Еретнов.

– Вам Косинов, Криворучко передавали какие-либо денежные средства? – продолжил допрос адвокат.

– Нет, не передавали.

– Когда-либо вы подозревали, что Ульев, Косинов и Криворучко занимались игровой деятельностью? – подключился представитель гособвинения Наиль Юнусов.

– О том, что какая-то игровая деятельность велась, и они там участвовали, а именно Дмитрий Косинов и Порамонов, я подозревал.

– Расскажите, в каких отношениях вы были с Денисом Нитенко?

– Я считал, что он мой лучший друг. До вчерашнего момента, – заявил Еретнов. – Все, что он вчера сказал, – это ложь (ред. – Денис Нитенко дал показания в суде днем ранее).

– С Косиновым какие у вас были отношения?

– Приятельские, – ответил Еретнов. – «Батыр» – такое место, где все встречались. Косинов мне был интересен как источник информации, так как знал о чиновничестве городском. У меня к нему нет неприязни, я понимаю, почему он так поступил. По моему убеждению, если исходить из материалов дела, которые я изучил, получается такая картина: первые три месяца Косинов вообще обо мне ничего не вспоминает и только в момент, когда началась острая политическая борьба, решили меня к чему-то привязать. Так как по-другому мою политическую деятельность остановить нельзя: ни фальшивыми Еретновыми, ни Мугерманом, ни «КАМАЗом». Далее вызывают Дмитрия Косинова: ты у Нитенко купил? Значит, ты пришел к нему, прежде чем купить заведение.

– Вы это предполагаете или слышали? – уточнил прокурор.

– Я высказываю свое мнение. Уголовного кодекса я не нарушал, все экспертизы показали, что никаких финансов между нами не проходило. Вот и собралась конструкция. В ходе следствия выяснилось, что даже моя дружба с Нитенко не помогла бы купить заведение, поскольку нужно было собрание акционеров. Поэтому, я думаю, что Дмитрий Косинов дал показания против меня под давлением, поскольку уже находился в сделке со следствием.

Представитель гособвинения поинтересовался, почему Денис Нитенко, владелец РК «Батыр», дал показания против Еретнова.

– Нитенко мог оказаться вместо меня, и со стороны следствия была бы полная доказательная база. Тогда как я здесь сижу только потому, что кто-то дал показания, – заявил Еретнов. – Он реально участвовал и получал деньги сначала за аренду, потом продал, причем по такой цене – 125 тыс. за кв. м. В Казани-то таких цен нет! И там не надо было со мной договариваться. Нитенко – бизнесмен, вприпрыжку пошел бы продавать за такую цену. По большому счету, не нужное ему заведение. Тем более, они и сегодня продолжают сотрудничать. Только Нитенко уже арендует помещение «Шоколад» у Дмитрия Косинова за 120 тыс. рублей в месяц. Симбиоз у них существует уже с 2008 года.

«УЛЬЕВ ШИКАРНО ИГРАЛ В НАРДЫ. У КРИВОРУЧКО БЫЛА СВОЕОБРАЗНАЯ МАНЕРА ОБЩАТЬСЯ…»

Судью интересовало, с кем из подсудимых Сергей Еретнов был знаком.

– Практически со всеми, – проговорил подозреваемый. – Денис Ульев шикарно играл в нарды, мы часто играли и проводили чемпионаты. С Адаем Тлегеновым знакомы по работе, он был начальником отдела полиции в том районе, где я являлся депутатом. Пару раз я к нему обращался. Василий Криворучко был довольно известным в «Батыре» человеком, у него была своеобразная манера общаться.

– Вы нас заинтриговали… – с улыбкой на лице заметил судья.

– Я знаю, что Василий Криворучко выпивает и, теряя, контроль над собой, нарушал общественный порядок, – продолжил Еретнов. – Мне даже его пару раз пришлось успокаивать. «Батыр» был удивительным местом, где за одним столом могли пить чиновник, милиционер и бандит.

По окончании допроса подсудимого Еретнов представил суду ходатайства. Экс-депутат попросил вызвать в суд дополнительных свидетелей, которые бы могли подтвердить его непричастность к игорному бизнесу.

– У нас есть свидетельские показания, которые могут подтвердить, что игорное заведение «Шоколад» существовало в 2011 году и уже тогда принадлежало Дмитрию Косинову, – привел свои доводы Еретнов. – И более того, в 2011 году, а также 2012, 2013-м во время проверок правоохранительными органами автоматы выносились именно в «Батыр», таким образом хозяева помогали Косинову уйти от проверок.

Кроме того, экс-депутат сделал акцент на публикациях в СМИ и попросил приобщить их к материалам дела. По мнению Еретнова, важна статья, где описывается событие октября 2011 года, когда из здания, где расположен РК «Батыр», было изъято 57 игровых автоматов. В материалах об этом помощники прокуратуры в своих комментариях указывают, что «частью здания владеет Дмитрий Косинов». А по материалам следствия, Сергей Еретнов только в январь 2012 года «помог» Косинову через своего друга Дениса Нитенко приобрести «Шоколад», расположенный в «Батыре».

Именно поэтому Еретнов попросил у суда допросить в качестве свидетелей журналистов, бывших мэров города Василя Шайхразиева и Ильдара Халикова, помощников прокурора города, узнать у них о мерах, предпринятых после изъятия крупной партии игрового оборудования, сделать выемку всех административных дел о привлечении к ответственности владельцев заведения «Шоколад» и т.д.

Однако все старания Сергея Еретнова оказались напрасными. Представители гособвинения, а их на процессе было двое, попросили суд не удовлетворять ходатайство. В результате, судья Радис Тагиров отказал экс-депутату, но дал понять, что если свидетели придут сами, их обязательно допросят.

Судебное разбирательство продолжается.

Олеся Аверьянова

Видео