, 7 Июля
Новости
Подробно


«Мой ребенок, сидя на коленях, вытирал кровь. Гафарову было важно не запачкать новые стулья»

11.12.2015, 08:40

Гульнара Матвеева, мама официанта, которого по версии следствия, избили владельцы ресторана Sky Lounge, дала подробное интервью Chelny-biz.ru. Рассказала о том, что получила вместо объяснений и извинений, и о том, кто может стоять за этим громким делом.

«ВСЕ СЛУЧИЛОСЬ ПОТОМУ, ЧТО МОЙ СЫН СЛИШКОМ ЧАСТО ИСПОЛЬЗОВАЛ СВОЮ VIP-КАРТУ»

– Расскажите, как узнали об инциденте с вашим сыном в ресторане?

– 27 сентября мой сын сказал, что пойдет в ресторан за авансом за отработанные им дни. Вечером того же дня он пришел домой с разбитым носом. Естественно спросила, что случилось. Он мне ответил, что владелец ресторана Гафаров и его помощник Сухоплюев обвинили его в воровстве, при этом удерживали в кабинете. Управляющий ресторана по указанию Гафарова пригласил его в офис на третьем этаже. После чего закрыли кабинет и стали на него кричать нецензурной бранью. Пытались выяснить схему хищения денег и лиц, причастных к этому. Мой сын не понимал, о чем идет речь, свою вину он отрицал. Говорил, что никаких денег не крал. В ответ на это Сухоплюев нанес ему три удара ладонью по вискам, а сам Гафаров удар кулаком в нос. Более того, они его не отпускали сразу, заставляли вытирать свою же кровь салфетками, которые кидали ему. Мой ребенок, сидя на коленях, вытирал кровь. Гафарову было важно, чтобы он не запачкал новые стулья в кабинете. Как мой сын сказал, он даже больше за стулья переживал. После того, как сын вытер это все, не добившись от него признания, руководители его выпустили. Мой сын обратился в больницу. У ребенка оказался двойной перелом носа со смещением.

­– Когда вы обратились в следственные органы?

– Прежде чем обратиться в следственные органы, я сама встретилась с Гафаровым, поскольку мой ребенок несовершеннолетний, а конфликт со взрослым человеком. Всегда ждешь объяснений. Но Гафаров со мной разговаривать не стал. Он просто грубо ответил, что не хочет со мной разговаривать, направил к управляющему. Из разговора с управляющим я поняла, что все случилось потому, что мой сын слишком часто использовал свою VIP-карту, которую он получил задолго до того, как устроился туда работать. Они с друзьями любили там отдыхать, поскольку заведение является молодежным. Руководители не поверили в его слова, в то, что он сам не крал, и никаких сообщников у него нет. Мы обратились в правоохранительные органы на следующий день – нас направили на освидетельствование. Органы усмотрели состав преступления, и было возбуждено уголовное дело.

– По поводу стеклянных стен и дверей в офисе что скажете?

– Я сама лично была в том офисе, там, действительно, одна стена стеклянная, напротив расположен банк. Но хочу сказать, что это ведь был выходной день, воскресенье, и вечернее время, данный банк не работал. Единственный офис, который работал, – это был офис Гафарова и то потому, что он владелец ресторана, который по выходным работает.


­«СФАБРИКОВАННОЕ ДЕЛО - ЭТО ВСЕ ВЫДУМКИ САМОГО ГАФАРОВА»

– Вы знали о том, что ваш сын официально не трудоустроен?

– Я не думала, что он работает там не официально, так как он запрашивал копии необходимых документов. Поскольку сын окончил школу, поступил в университет, это было его желанием - подработать в летний период. Но когда после данного инцидента я пришла и потребовала выдать мне копию трудового договора, мне сказали, что мой сын работал не официально, трудовой договор с ним не заключался.

– По мнению Эрика Гафарова, дело «нечистое», а за Вами стоят «высокопоставленные правоохранительные органы»…

­– Если человек обеспеченный и хвастается этим, естественно, какой может быть еще довод?! Или провокация, или хотят бизнес отобрать. А раз возбудили дело, значит за мной кто-то стоит. Может, он понять не может, как в отношении такого «влиятельного» посмели возбудить дело? У меня нет даже родственников, обладающих юридическими знаниями. Никого кроме меня. Сфабрикованное дело - это все выдумки самого Гафарова. Я просила у него объяснений. Как мать, я имею право получить объяснения. Но он со мной разговаривать не стал. У моего ребенка смысла и причин оговаривать его не было. Он конкретно говорил, кто это сделал, подробно все с самого начала рассказывал, вплоть до каждого действия. Кроме того, после инцидента сотрудникам ресторана было дано указание говорить, что такой официант у них не работает. Первоначально ребята (в основном, там все несовершеннолетние) говорили, что не знают моего сына, они боялись об этом говорить. Но потом-то они признали, и сам Гафаров признал, что, действительно, такой сотрудник у них работал. Я никаких выводов делать не хочу. Мой сын пришел, сказал, что его удерживали в кабинете, не выпускали. После избиения он был в шоковом состоянии. Поэтому уголовное дело - это результат действий Гафарова, а уж оценку этому будет давать суд.

Олеся Аверьянова