, 8 Декабря
Коронавирус. Заражено: 266 842 581 человек. В России: 9 864 845 . В Татарстане: 39 657. В Челнах: 5 319
Новости
Подробно


«Уже восьмой день – материальной помощи никакой!»

02.11.2021, 20:00

Часть пострадавших после трагедии в доме 48/20 сегодня начали переселять из отеля Open City в общежитие «КАМАЗжилбыт». 40 человек из 10, 11 и 12-го подъездов по решению мэра оставались в гостинице с 25 октября. В субботу Наиль Магдеев обещал: «Будут жить там столько, сколько потребуется». Сегодня камазовцы по решению предприятия переезжают. Некоторые недоумевают: «Как можно загнать семьи с детьми в общежитие с общими туалетами!». «Не мед», – признают другие, но в целом благодарны хоть за это. Жильцов дома беспокоит, что они не могут получить обещанную материальную помощь. Даже минимум на самые срочные траты. Причина – людей до сих пор официально не признали пострадавшими. Нет заключения от следственного комитета, а когда он завершит расследование – не ясно. Как жильцы злополучного подъезда проводят вторую неделю, почему выступают против его восстановления и что думают про «тихого соседа» из «нехорошей квартиры», которого сегодня и хоронить некому, – в материале Chelny-biz.ru.

«НЕ МОЖЕМ ДАЖЕ ЭЛЕМЕНТАРНЫЕ 10 ТЫСЯЧ ПОЛУЧИТЬ. БАРДАК!»

– Стою перед подъездом. У меня на глазах разбирают квартиру, в которой я прожил всю жизнь. С семи лет – сначала с родителями, потом со своей семьей. Я с этой квартирой уже простился, – поделился с Chelny-biz.ru Виктор Ерофеев с четвертого этажа взорванного 11-го подъезда. Его квартира осталась под завалами. – Я был в этом подъезде, там трещины до первого этажа! Они что, хотят на треснутом фундаменте построить два верхних этажа, замазать трещины штукатуркой и сказать: «Живите!»? – говорит мужчина о планах властей восстановить дом.

В этом году он переехал в Крым. Начал строить дом, магазин, собирался начать бизнес на новом месте. В конце августа перевез семью. За два дня до трагедии приехал в Челны, чтобы продать квартиру и даже заключил сделку, но теперь от нее мало что осталось. Семья – в съемном жилье, на стройплощадке бригада ждет денег. Об этом Виктор Ерофеев лично рассказал в субботу мэру города. Вот таким получился диалог.

«Уже восьмой день – материальной помощи никакой!»

– Я за два дня до взрыва прилетел из Крыма в летних вещах продавать квартиру, которая сейчас, вряд ли, кому будет нужна, – объяснял хозяин. – Вся моя жизнь была завязана на этих деньгах. Проторчав здесь полночи, я заболел. Со второго дня, когда образовали горячую линию, и собрание было, пытался узнать про поддержку, чтобы купить лекарства, обувь. Я прилетел без денег. До сих пор мне никто внятно не сказал, когда нам будет оказана материальная помощь. Хотя бы минимум. Многие соседи выходили в халатах, трико. Да, какой-то счет организовали. Помощь людям была нужна позавчера на элементарные вещи – таблетки, предметы первой необходимости, на бритвенные станки, шампунь.

– Окажем, – ответил Наиль Магдеев.

– Второй вопрос. Что делать с квартирой – кому мне ее продавать?

– Приводить в порядок и продавать.

– Вы купите квартиру после взрыва?

– Я? Нет.

– И никто не купит.

– Я думаю, все равно приводить в порядок и продавать, – посоветовал мэр. – Мы ваше финансовое положение оценим. Такая жизнь. Не мы с тобой виноваты. В данной ситуации ответов пока нет.

Глава города обещал распечатать фонд помощи и выплатить людям деньги на срочные нужды.

«Уже восьмой день – материальной помощи никакой!»

– Идет уже восьмой день после происшествия, никакая оперативная помощь не оказана ни мне, ни соседям, – констатировал сегодня Ерофеев в разговоре с Chelny-biz.ru. – Ни от кого кроме друзей, родственников и просто граждан активных. Без этих справок мы не можем пойти дальше и даже элементарные 10 тысяч получить. Просто бардак! Администрация города мне предложила помочь с трудоустройством – найти работу здесь или даже в Севастополе. На время, пока мою квартиру будут ремонтировать и продавать. Вы, наверное, представляете, сколько я ее буду продавать после инцидента! Зуев (и.о. руководителя исполкома – ред.) мне отвечает: «Что я могу?». Я хочу, чтобы администрация у меня выкупила квартиру. Все документы по сделке я бы предоставил и улетел дальше строить свою жизнь. Достраивать свое жилье, магазин и заниматься бизнесом на деньги от продажи квартиры. Насколько я знаю, подготовили справку по мне и мэру отправили. Он же усомнился в моей истории, сказал: «Наговорить можно всякого. Доверяй, но проверяй».

Виктор высказался о переселении людей в общежитие:

– Я от этой ситуации в легком шоке. Не за себя говорю. Там есть семьи с детьми маленькими, пожилые люди. Загнать их в общежитие с общими туалетами и ванными! Я не представляю! Администрация пока других предложений не вынесла. Мы предлагали им вариант: найти съемные квартиры, чтобы исполком потом компенсировал расходы. Какие-то лимиты разумные установить по цене. Не скажу, что нас совсем бросили. Нет, сказали, что подумают. Проблема с питанием. В гостинице кормили, а на что сейчас покупать продукты?

«У НЕКОТОРЫХ ЛЮДЕЙ В КАРМАНЕ 200-300 РУБЛЕЙ, А ИХ ВЫСЕЛЯЮТ. ПУСКАЙ В ОБЩЕЖИТИЕ, НО БЕЗ ПИТАНИЯ»

Руслан Кручевой всю неделю не может выйти на работу на радиостанцию – всегда в дороге между 48/20 и гостиницей. Туда его с родителями, женой и дочерью поселили сразу после взрыва. Много вопросов по квартире на третьем этаже, по имуществу. Все, что выше, строители сейчас разбирают. Прямо над квартирой Кручевых скоро развернутся строительные работы. А они не могут вынести ни мебель, ни технику, потому что не пролезает в узкие проемы.

– Четвертый и пятый этажи демонтируют. Часть вещей соседи смогли выгрузить при помощи крана. А нам придется собрать в одной комнате, опечатать, – говорит мужчина.

Фото: nabchelny.ru
Фото: nabchelny.ru

Семья готовится к переезду в 20/09.

– Там ремонт сделали, приготовили комнаты. Пока такая информация, – рассказал Кручевой. – Людей уже начали заселять, наша семья чуть позже переедет. Я там сам не был. Говорят, чисто, аккуратно. Жить в отеле – дорогое удовольствие. Сейчас, видимо, стало реально слишком дорого. Люди материальную помощь еще не получили. Чтобы ее получить, надо доказать, что мы пострадали. А для этого надо получить справку от следственного комитета. Мы их еще в глаза не видели. Следственный комитет пока работает. Никто ничего еще не получил. Ни 10, ни 100 тысяч. У некоторых людей ситуация такая, что в кармане 200-300 рублей, а их выселяют. Пускай в общежитие, но без питания.

В отеле пострадавших обеспечивали трехразовым питанием, теперь это становится их заботой.

«НА СТАРОСТИ ЛЕТ ОСТАТЬСЯ В ОБЩЕЖИТИИ! ЭТО МЫ, КОГДА МОЛОДЫЕ БЫЛИ, БЫЛО ВСЕ РАВНО. ВСЯКО ЖИЛИ…»

Клавдия Гашкова и ее муж – пенсионеры. В первые дни после трагедии ночевали у внуков, затем в отеле, а сегодня переехали в общежитие. В момент звонка Chelny-biz.ru Клавдия Александровна как раз оценивала новую обстановку.

– Комната большая. Три кровати. Мы въехали вдвоем с мужем. Сыну дали отдельную комнату рядом с нами. Кухня на восемь комнат, два холодильника, электрическая плита. Два душа, два туалета, – рассказала она. – Все отремонтировано, мебель новая, постель новая. Конечно, не мед, но жить можно. Посуду и продукты мы забрали из квартиры. Что смогли, вынесли.

Гашковы жили на втором этаже злополучного 11-го подъезда с 1980 года, когда дом построили и заселили. Супругам уже за 70. Они приехали в Челны из Пермского края в начале 1970-х годов строить «КАМАЗ». Оба долгие годы работали на литейном заводе.

«Уже восьмой день – материальной помощи никакой!»

– Литейному заводу спасибо, беспокоятся. Профком бегает за нами, успокаивает, помогает. Не бросили нас. Сегодня помогли перевезти вещи сюда. Транспорт и грузчиков дали, – говорит ветеран предприятия.

Квартира Гашковых далеко от эпицентра взрыва, и хозяева надеялись, что она пострадала не сильно. Но все оказалось хуже: большие трещины, все залито водой. Одно окно нужно демонтировать, стекла на балконе разбиты. Линолеум и двери вздулись. Стены, потолки в черных и желтых пятнах.

– Не спали первые ночи. Усну на час–два, вроде забудусь, опять просыпаюсь, – делится Клавдия Гашкова. – Иногда слезы ни с того ни с сего катятся и катятся. Тяжело смотреть на свой дом. Сердце обрывается. На старости лет остаться в общежитии! Это мы, когда молодые были, было все равно. Всяко жили: и по малосемейкам, и в служебных квартирах. Все пережили, как будто так и надо. А сейчас тяжело, оказывается.

Свой 72-й день рождения 11 ноября женщина встретит в общежитии, но и перспектива возвращения домой ее не радует:

– Не знаю, сможем ли мы там жить. У нас у всех такое мнение сложилось о подъезде: лучше бы его разобрали и по новой построили. Там такие трещины! Очень страшно! Я не знаю, как это можно восстановить.

«ОН БЫЛ ТИХИМ АДЕКВАТНЫМ. МУССИРУЮТСЯ СЛУХИ, ЧТО ПЬЯНИЦЕЙ БЫЛ. МНЕ СЛОЖНО ВЕРИТСЯ»

Открытыми остаются вопросы и по хозяину взорвавшейся квартиры Владимиру Рочеву. Предполагаемый виновник трагедии и главный подозреваемый по уголовному делу скончался накануне в реанимации РКБ в Казани. Что станет с имуществом 70-летнего мужчины, кто и как будет его хоронить, – пострадавшие даже не предполагают.

– Соседи с пятого этажа возмущены, они что-то знают. Я о нем ничего плохого сказать не могу. Проходил мимо, здоровался, – рассказывает Клавдия Гашкова. – Он мой ровесник. Я его не видела пьяным. Мы никогда не общались, только здоровались.

«Уже восьмой день – материальной помощи никакой!»

– О причине взрыва много говорят и по-разному. Мое право сомневаться. Не знаю, какую надо было создать концентрацию газа в квартире, чтобы так рвануло и полподъезда развалило! Я за 30 минут до этого вышел из дома, запаха газа не было абсолютно, – говорит Виктор Ерофеев о соседе сверху. – Я его близко не знал. Он был тихим адекватным. Что импонировало, всегда, выходя на улицу, он был опрятным: ботинки начищены, брюки отглажены. Муссируются слухи, что пьяницей был, на учете в ГНД стоял. Мне сложно верится, я его никогда не видел пьяным, буянящим, скандалящим. Благоприятное впечатление оставлял. Да, наверное, выпивал. Когда будут похороны, я бы сходил, простился…

Умерший Владимир Рочев жил один. У него всего один родственник, брат. И тот за пределами Татарстана – в Пермском крае. Пока нет данных о том, удалось ли установить связь с ним. По закону, если у человека есть наследники, или он заключил с кем-то договор ренты с пожизненным содержанием (в обмен на квартиру после смерти), то похороны – их обязанность. Сразу после взрыва в открытых источниках появлялась информация о неком завещании Рочева и договоре ренты с соседями Загриевыми. Эти данные официально не подтверждены.

Если тело Владимира Рочева останется невостребованным родственниками или другими наследниками, то его похоронят за счет государства. В Казани этой категорией умерших занимается специализированная служба МУП «Ритуал». В компании прокомментировали, что пока не получали заявки по челнинцу от РКБ. Тело может находиться в морге до семи дней (при необходимости и дольше), пока будут искать родственников. Если они не приедут, что хоронить будет МУП «Ритуал».

«Уже восьмой день – материальной помощи никакой!»

На захоронение невостребованных тел бюджет выделяет порядка 6 тыс. рублей: на само погребение, гроб, ритуальную атрибутику и катафалк от места смерти до кладбища (а час его работы стоит 450 рублей). Специалисты отмечают, что транспортировка в Набережные Челны не уложится в эту сумму. Если только кто-то другой не оплатит расходы.

В администрации города Chelny-biz.ru сегодня ответили так:

«Организация похорон гражданина проводится при непосредственном участии его близких родственников либо за счет его личных средств, либо за счет родственников или же за счет государства в рамках гарантированного перечня. Запроса по организации похорон Владимира Рочева в адрес исполнительного комитета города Набережные Челны не поступало».

Когда материал готовился к выходу, пострадавшие получили сообщение в общем чате, что завтра им начнут выплачивать материальную помощь по 10 тысяч рублей.

Chelny-biz.ru