, 6 Декабря
Коронавирус. Заражено: 263 862 263 человека. В России: 9 703 107. В Татарстане: 38 524. В Челнах: 5 230
Новости
Подробно


«Создавать уникальный продукт в сложных условиях нашего города – большой труд»

13.09.2021, 10:30

Челнинская группа компаний BALTA - единственный в стране производитель гидравлических прессов для переработки и утилизации металла. Во всем мире таких - всего около 12. «У нас очень сложный продукт. Его могут делать только фанаты, которые не думают о сиюминутной прибыли», - объясняют руководители ГК Ярослав и Денис Балта. Они знакомы читателям Chelny-biz.ru как победители проекта ТОП-10 молодых предпринимателей Набережных Челнов. Сегодня это признанные эксперты в своей отрасли, которым «Росатом» доверил новейшую разработку, а Минпромторг пригласил в специальную комиссию для разрешения сложной ситуации на рынке металла. В интервью Chelny-biz.ru Ярослав и Денис Балта рассказали о новых уникальных проектах, о кадровом голоде в Челнах, мешающем масштабировать бизнес, о том, как коронавирус перекрыл кислород переработчикам лома, но подстегнул спрос на прессы BALTA.

«БЛАГОДАРЯ МНОГОЛЕТНЕЙ РЕПУТАЦИИ МЫ ПРОЧНО СТОИМ НА НОГАХ В СВОЕЙ НИШЕ»

- Группа компаний BALTA в этом году отмечает 20-летие со дня создания. Небольшое семейное предприятие, основанное еще вашим отцом, за это время обрело международную известность. В вашем бизнесе сегодня два направления: производство гидравлического оборудования для переработки и утилизации металла «Балта Пресс» и металлоизготовка и металлопереработка «Балта Металс». Только вы в России выпускаете прессы для металла, поставляя от Арктики до Африки. Как удается оставаться единственным производителем на отечественном рынке?

Денис: У нас очень сложный продукт. Не каждому по силам.

Ярослав: Очень длинная и сложная цепочка производства - от листа металла и комплектующих до готового станка. На такой дистанции мало кто хочет и способен работать. Степень передела из сырья в готовый станок слишком большая. На этом длинном пути препятствующих факторов тысячи. В стране известная проблема с культурой производства: сделать тяп-ляп, лишь бы работало. Мы боремся с этим, чтобы выдать хороший продукт. Благодаря многолетней репутации мы прочно стоим на ногах в своей нише.


- Вы выпускаете оборудование европейского качества, но дешевле, чем в той же Европе.

Ярослав: По цене (по возрастанию) градация такая: Китай, Россия, Восточная Европа, Западная Европа. Мы дороже Китая процентов на 20-30, дешевле Чехии в два раза, дешевле Италии - в четыре. Если у нас самый дорогой станок стоит в среднем 12 млн рублей, Чехия - 30 млн, Италия - 50 млн, Германия - 80-100 млн. Ну и Китай - 8-10 млн. Это самое дешевое оборудование, но все понимают, что оно одноразовое. Денис может подтвердить, потому что его коллеги, владельцы пунктов металлолома, берут китайские прессы…

Денис: Срок службы китайца раза в четыре меньше, чем у нашего станка. Нужно понимать, что пресс - это оборудование, которое само себя уничтожает. Металл, который съедает металл. Наш продукт проходит очень серьезные испытания под огромными нагрузками. У Китая этого нет. Нам часто предлагают расшириться, поставить прессы на серийное производство. Но тогда мы очень сильно потеряем в качестве.

Ярослав: Мы каждый продукт выпускаем не серийно, а проектно. Пробовали иначе, но быстро поняли, что самое лучшее - сделать единичный продукт, который будет работать, как швейцарские часы. Да, мы будем делать его год. Да, конечно, меньше заработаем, но через 10 лет этот клиент опять будет нашим.

«Создавать уникальный продукт в сложных условиях нашего города – большой труд»

- Основная география поставок - вовсе не Татарстан, а Россия и зарубежье. Продукт недооценен в нашем регионе?

Ярослав: Границы наших интересов - города с крупной металлургической промышленностью, где есть большая переработка, большое ломообразование. Такие, как Челябинск, Череповец, города Сибири. Татарстан - он не про это, поэтому мы здесь и не позиционируемся. Но мы хотим здесь работать, производить оборудование. Мы гордимся своим родным городом и регионом.

«ВОЗМОЖНО, ГОДА ЧЕРЕЗ ДВА-ТРИ САМ РЫНОК СКАЖЕТ: УЕЗЖАЙТЕ В ДРУГОЕ МЕСТО»

- С чем подошли к юбилейной дате?

Денис: Результаты у нас, я считаю, шикарные, потому что создавать такой уникальный продукт в настоящих сложных условиях нашего города - достаточно большой труд.

- Сложные условия - что имеете в виду?

Денис: Нет рабочей силы. От слова совсем. В интервью 2018 года мы уже говорили об этой проблеме. Но тогда она только назревала, и мы думали, что решим, привлечем кадры из других городов, соседних республик… Сейчас ситуация аховая. Специалистов нет. Те, что строили «КАМАЗ», ушли на пенсию. А новые кадры никто не воспитывает. Невозможно в нашем городе получить образование по гидравлике. Да и желающих идти на производство нет!

«Создавать уникальный продукт в сложных условиях нашего города – большой труд»

- Почему же при всех сложностях вы остаетесь в Татарстане, не переносите производство туда, где есть кадры, где проще?

Денис: Мы сейчас вынуждены думать об этом. На самом деле, уже есть место, куда мы наметились, но пока не будем раскрывать.

Ярослав: Приходится сжимать возможности масштабирования. Мы можем вырасти, нас сейчас ограничивает только кадровый дефицит, как, наверное, всех в Челнах и Татарстане.

Но мы патриоты своего города, будем держаться здесь до тех пор, пока проблема не поставит компанию на грань существования. Возможно, года через два-три сам рынок скажет: уезжайте в другое место.

- В прошлом интервью вы заявляли, что однажды «Балта Пресс» станет компанией континентального масштаба. Приблизились к цели?

Ярослав: «Континентального масштаба» - значит, на каждом континенте иметь свое представительство, а не только продавать продукцию. Продукция наша есть и в Африке, и в Европе, и в Арктике. Только в Америке пока что нет, очень сложный там рынок.

«Создавать уникальный продукт в сложных условиях нашего города – большой труд»

- Почему при всех этих сложностях вы вдвоем все-таки продолжаете этот бизнес? Потому что семейный, созданный отцом…?

Денис: Мы фанаты своего дела.

Ярослав: Этот продукт могут делать только фанатики, которые не думают о сиюминутной прибыли!

«РОСАТОМ СЕЙЧАС НУЖДАЕТСЯ В ТАКИХ ПРЕССАХ, И МЫ ЕДИНСТВЕННЫЕ СМОГЛИ ПРЕДЛОЖИТЬ РАЗРАБОТКУ»

- Пресс-ножницы CPS-400 - одно из главных достижений последних лет?

Ярослав: Да, самое главное, но есть и другие. Я разрабатывал для «Росатома» новую систему для утилизации радиоактивных отходов. ТБО, которые имеют частицы атома. Это очень «умный» пресс, он полностью автоматизирован, там не нужен оператор для управления. Это единичный продукт, мы выпустили всего четыре штуки. Тот случай, когда ты не сможешь адаптировать разработку под рынок.

«Создавать уникальный продукт в сложных условиях нашего города – большой труд»

- Как вышли на «Росатом»?

Денис: Это они на нас вышли. «Росатом» сейчас нуждается в таких прессах, и мы единственные смогли предложить разработку. Репутация у «Балта Пресс» есть. Срабатывает сарафанное радио.

- Насколько я знаю, вы предлагаете заказчикам даже удаленный онлайн-мониторинг оборудования?

Ярослав: Да, есть такая функция. Но ее мы устанавливали всего три раза - один в Европе, два - на крупных комбинатах в России. Тем заказчикам, кому это было интересно. В Европе нам сразу сказали: «А как без этого? Как вы будете контролировать? Ездить будете, что ли?». Там вообще говорят: «Как можно поставить дешевую комплектующую? Она же через 10 лет сломается!».

Ярослав: Это, конечно, нам мешает развиваться. Мы многое можем. Условно говоря, в состоянии сделать ракетоносец, а делаем пистолетик с пульками. Потому что потребности рынка такие. Я могу разработать станок, который будет вообще без человека работать - полностью автономно! Но в России это не оценят должным образом.

«ПРЕССЫ ЭКОНОМЯТ ОТ ДВУХ ДО ДЕСЯТИ ЧЕЛОВЕК. НО САМОЕ ГЛАВНОЕ - ОНИ ЭКОНОМЯТ НЕРВЫ!»

- В целом спрос на прессы в металлургии вырос, так?

Денис: За последний год кислород, с помощью которого резали металл вручную, подорожал в три-четыре раза. Причина - коронавирус. Больницам требуется кислород в больших масштабах, и государство очень сильно обрубило его поставки в промышленность. Вторая причина - качество лома с каждым годом хуже и хуже. Его переработка становится все дороже.

«Создавать уникальный продукт в сложных условиях нашего города – большой труд»

- Сколько экономят прессы BALTA при переработке лома?

Ярослав: Переработать одну тонну лома вручную стоит 1000-1200 рублей. А на наших пресс-ножницах с учетом лизинга, амортизации, электричества и работы оператора - 85-87 рублей на тонну. Причем этот станок перерабатывает до 2 тысяч тонн в месяц (в две смены). Экономия около 1000 рублей с тонны - около миллиона рублей в месяц можно на нем заработать.

- Сколько сотрудников заменяет один пресс?

Ярослав: Пресс-ножницы - это 15 резчиков. Вместо них нужен один оператор. Резчик сейчас получает 50-60 тысяч рублей при восьмичасовом рабочем дне. В среднем 750 тысяч рублей - экономия на зарплате в месяц.

Другие прессы экономят от двух до десяти человек. Но самое главное - они экономят нервы! Ведь эти 15 человек надо найти, контролировать, следить, чтобы не запили. Нужен бухгалтер, кадровик, безопасник. В итоге ты 50 человек экономишь!

Денис: Еще года два назад было тяжело достучаться до собственников бизнеса. Сейчас все сами звонят. Кстати, на днях, после новости на Chelny-biz.ru о наших пресс-ножницах мне написал представитель крупного челнинского завода и спросил, как можно приобрести.

«Создавать уникальный продукт в сложных условиях нашего города – большой труд»

- А местные пункты приема металлолома?

Денис: Нет, они до сих пор находятся в каком-то каменном веке. Там еще используются амбарные тетради и переработка происходит вручную. В нашем городе очень много нелегальных игроков, это большая проблема. А есть регионы России, где развитие металлургии и металлоломного бизнеса идет семимильными шагами.

Ярослав: Москва, Подмосковье. Они 7-10 лет назад прошли этот путь. К нам вчера приезжал клиент из Челябинска, который говорит: «Мы покупаем пресс-ножницы, просто чтобы больше перерабатывать». Мы: «Нет, вы в Челябинске еще просто не поняли, что скоро у вас не будет людей, которые будут резать металл вручную». Он: «Как это?! 30 тысяч дал, свистнул - 10 человек набежали!». Мы: «Ну, да-да, еще два года…Два!».

«НА НАШЕМ ПРОИЗВОДСТВЕ РАБОТАЮТ ОЧЕНЬ КВАЛИФИЦИРОВАННЫЕ И ОЧЕНЬ ДОРОГИЕ СПЕЦИАЛИСТЫ»

- Что вы предлагаете своим работникам в условиях дефицита кадров?

Денис: Мы готовы взять людей на обучение, предложить самые комфортные условия. Конкурируем по зарплате с ведущими предприятиями города.

Ярослав: На нашем производстве работают очень квалифицированные и очень дорогие специалисты. Все максимальной квалификации, таких в городе по пальцам пересчитать. Они все умеют собирать крутое оборудование на европейском уровне. Зарплаты соответствуют.

«Создавать уникальный продукт в сложных условиях нашего города – большой труд»

Денис: И условия труда у нас европейские, я не постесняюсь этого слова. Чистота, порядок. Даже конкуренты, приезжая на металлобазу «Балта Металс», говорят, что это самая чистая база. А люди привыкли работать в грязных каптерках. Для них чистое рабочее место - это вне зоны комфорта. Многие говорят: «Зачем это все вообще?».

Ярослав: Еще очень сильно мешают, сбивают людей всякие финансовые пирамиды. Человек искушается, бросает работу. У нас тоже такие случаи были.

«В ЕВРОПЕ СОВЕРШЕННО ДРУГАЯ ПАНДЕМИЯ, НЕЖЕЛИ В РОССИИ. ПОЭТОМУ Я РЕШИЛ УЕХАТЬ ОТ ЭТОГО УЖАСА»

- При таком длинном цикле производства бизнес меньше зависит от временных колебаний, а спрос обеспечен долгосрочными инвестиционными программами заказчиков. Но коронавирус и по вам ударил, так?

Денис: Коронавирус оживил рынок. И государство многое делало для поддержания экономики.

Ярослав: Коронавирус сильно поднял стоимость металла и сырья вообще. Он показал: ценно то, что у тебя есть сейчас. В плане коммерции мы даже выросли. Но пандемия на нас все равно плохо сказалась, потому что люди болели. Самая большая проблема была этим летом, когда у нас горели заказы, а половина персонала болела.

«Создавать уникальный продукт в сложных условиях нашего города – большой труд»

- Во время локдауна ваши заказчики - крупные заводы - продолжали работать?

Ярослав: В России - да. Европа вообще все останавливала. Я тогда как раз жил в Германии. Все было закрыто. Все сидели дома. Приходилось записываться на сайте, чтобы в магазин сходить в определенное время. Это совершенно другая пандемия, нежели в России. Поэтому я принял решение уехать от этого ужаса.

- Вы уехали в Германию учиться в 2018 году. За чем именно ехали?

- Хотел получить инженерную квалификацию немецкую. В пандемию процесс обучения остановился. До сих пор в подвешенном состоянии те, кто остался. Я привез оттуда очень много подходов к бизнесу, производству, условиям труда. Сейчас это внедряю.

«МЫ БУДЕМ ПРОДЛЕВАТЬ ЛИНЕЙКУ ПРЕСС-НОЖНИЦ И ГОТОВИТЬ ТЕКУЩИЙ ПРОДУКТ НА ЭКСПОРТ»

- В этом году на российском рынке металла сложная ситуация из-за цен на лом. Денис, вы состоите в комиссии при Минпромторге по решению проблемы. Чего добиваетесь с коллегами?

Денис: В инициативную группу входят представители государства, крупные заготовители лома, трейдеры и металлургические комбинаты. Меня пригласили как единственного производителя оборудования.

Поскольку качество лома очень сильно упало, перерабатывать его становится сложнее и дороже. Тенденция последнего времени такова: между комбинатами острая конкуренция за сырье, и они практически сравняли ценник на перерабатываемый лом и готовый (прошедший заготовку). Это большая проблема, в итоге теперь все нелегалы даже не перерабатывают лом. Зачем, если цена одинаковая? Просто принимают и в любом составе отдают трейдерам. Комбинаты просто захлебываются в таком количестве некачественного лома. Мы в комиссии добиваемся, чтобы заводы увеличили дельту.

«Создавать уникальный продукт в сложных условиях нашего города – большой труд»

Ярослав: Заводы толкают рынок к большому кризису. Если мы оставим ситуацию, как есть, останутся только продавцы лома, а переработчики уйдут. Комбинатам нужно пойти немного против рынка, чтобы не убить его.

Денис: Мы рассчитываем, что в результате принимаемых мер рынок металлолома обелится, наконец. Заготовители станут официальными игроками рынка и займутся полноценной переработкой металла на оборудовании. Так все просто, логично.

- Каковы планы группы компаний BALTA на ближайшие годы с учетом всех этих тенденций?

Денис: Мы будем далее развивать проект «Балта Металс» по ломозаготовке. Хотим выйти в другие регионы, для этого отрабатываем систему и бизнес-процесс на площадке в Набережных Челнах.

Ярослав: Производство оборудования «Балта Пресс» хорошо стоит на ногах. Мы будем продлевать линейку пресс-ножниц и готовить текущий продукт на экспорт.

Денис: Есть также другие идеи, есть разработанные станки для иных материалов, помимо металла, которые пока не вывели на рынок. У нас масштабные планы вокруг переработки сырья.

«Создавать уникальный продукт в сложных условиях нашего города – большой труд»

Фото, видео: ГК BALTA

Партнерский материал