, 24 Июля
$ 73,7663
€ 86,8451
Предложения банков
Коронавирус. Заражено: 193 439 315 человек. В России: 6 078 522. В Татарстане: 23 516. В Челнах: 3 086
Новости
Подробно


«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

17.06.2021, 16:28

Не утихают страсти вокруг уголовного дела главы агентства недвижимости «Респект» Албины Созоновой. Потерпевшие, которых насчитывается около 180 человек, все еще надеются, что суд отпустит ее на волю, а та побежит исполнять обязательства - расследование уголовного дела завершено, но денег никто не нашел. Только Созонова сможет спасти их, говорят ее клиенты.

Накануне обманутые челнинцы вышли с очередным массовым пикетом к органному залу. Они просят правоохранителей приставить к ней человека или выделить охраняемый кабинет - пусть только работает. Мол, зря продолжают держать взаперти, ведь она готова выводить клиентов на сделки «прямо за решеткой».

«ВРЯД ЛИ ОНИ ПОЙДУТ НА ЭТО, ПОТОМУ ЧТО БОЛЬШОЙ РЕЗОНАНС, ЭПИЗОДОВ ОЧЕНЬ МНОГО»

Албина Созонова уже больше года находится под стражей. Сейчас ее содержат в СИЗО в Мензелинске. Срок меры пресечения риелтора истекает 27 июня, решение о продлении будет принимать Верховный суд Татарстана. По последним данным, число потерпевших составило 180 человек. Ущерб вырос до 340 млн рублей. Женщине вменяется мошенничество в крупном и особо крупном размерах (ч.3 статьи 159 и ч.4 статьи 159 УК РФ).

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

Созонову закрыли под стражу в том числе из-за паники клиентов, считают пострадавшие. Они уверены, что это произошло после того, как вышла публикация в одной из городских газет – журналисты якобы без суда назвали ее мошенницей, и все побежали в полицию.

Накануне представители инициативной группы были на приеме у прокурора Дмитрия Ерпелева.

- Мы просили его в судах поддержать наше ходатайство об изменении меры пресечения. Но, естественно, они вряд ли пойдут на это, потому что большой резонанс, эпизодов очень много, - пояснил в беседе с Chelny-biz.ru представитель инициативной группы Рамиль Фаттахов. – Но они не берут во внимание тот факт, что это огромное количество эпизодов возникло именно в тот период, когда Созонова уже находилась под следствием. На момент задержания, в марте 2020 года, ей вменяли 16 эпизодов. Сегодня 180! Повторюсь, они набрались именно тогда, когда она находилась под домашним арестом и в СИЗО. Она априори не могла выводить людей на сделки. Хотя в конце февраля 2020 года Албина проводила собрание и просила всех подождать до осени. Многие ее не послушались и написали заявления. Их можно понять: если у тебя истекает срок договора, а риелтор сидит – то куда идти? Конечно, в полицию. Мы тоже сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок у нас еще не истекал.

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

В прошлом году Созоновой изменили меру пресечения с домашнего ареста на заключение в СИЗО. Поводом, по словам собеседника издания, стал донос одного из потерпевших – мол, в гости к риелтору приходили ее подчиненные. Хотя посетители на тот момент не проходили под уголовным делом ни в качестве свидетелей, ни в качестве подозреваемых.

«НА ОДНОМ ИЗ ЗАСЕДАНИЙ ОНА ПРЯМО СКАЗАЛА: «ДАЙТЕ ТЕЛЕФОН - Я ЗДЕСЬ, ЗА РЕШЕТКОЙ, КЛИЕНТА ВЫВЕДУ, И ВЫ УВИДИТЕ, ЧТО Я НЕ ВРУ»

Пострадавшие не скрывают, что вышли с массовым пикетом, чтобы повлиять на суд. Люди собрались у органного зала под надзором правоохранителей. Пришли не мене 40 человек: «Дайте Албине шанс», «Поможем ей – не подведет и людям все вернет», «Заточение Созоновой не решает наших проблем», «Власти, восстановите наше право на жилье!».

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

Регина Фаттахова:

- Пострадавшие вышли на пикет, потому что не видят смысла в избранной мере пресечения. Не понимают, каким образом это поможет защитить и восстановить наши права. Изоляция обвиняемой на данный момент является исключительно камнем преткновения на пути к решению нашей проблемы. Другого варианта у нас нет, как предоставить возможность Созоновой Албине рассчитаться с потерпевшими, как она сама этого просит. Из всей происходящей ситуации складывается ощущение, что органы следствия сейчас не помогают нам, а препятствуют в получении своего имущества, не давая возможности обвиняемой возместить ущерб. Более того, сами нарушают права потерпевших, ограничив наше право на ознакомление с материалами дела. На данный момент по вопросу таких действий со стороны следственных органов идут судебные процессы.

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

Нурия Шафикова:

- Взяла потребительский кредит, осталось миллион с лишним. Вообще на улице осталась! Мне очень тяжело! Живу у дочери. У меня голова не работает – проезжаю остановки, под машину могу попасть. Мне больше 60 лет, квартиру продала, хотела купить две в новостройке – старшей дочери и себе. У меня трое детей. Сейчас хотим продавать квартиру дочери – каждому поделить хотя бы по 300-500 тысяч. Остались без всего! Представления не имею, что делать. Я не молодая, нигде не работаю. До этого попала в аварию, на работу даже выйти не могу. Молодые еще ладно, у них по одному миллиону, а у меня больше четырех вложено…Очень тяжело.

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

Луиза Султанова:

- Я, моя мама и родственники продали свои квартиры, чтобы встать на расширение. В общей сложности вложили 9 млн рублей, планируя приобрести три объекта недвижимости. Сейчас живем в съемной квартире. Нам хочется, чтобы правоохранительные органы дали Созоновой выйти на свободу, чтобы она могла распределить деньги или недвижимость всем пострадавшим. Как мы знаем, она от своих обязательств не отказывается. Но она не может работать, находясь в СИЗО. Мы настроены получить свое: не важно - деньги или квартиру. Мы за справедливость. Я не один год приобретала через нее недвижимость. Было полное доверие до этого случая. Конечно, мне не хочется думать, что это умышленный поступок. Но сверх негатива к ней нет.

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

Рамиль Фаттахов:

- Мы хотели взять квартиру в новостройке, внесли деньги. Не первую получали через Албину, все было в порядке. До ареста она приглашала меня на сделку, которая должна была состояться 31 марта. Я приезжаю, на звонки она не отвечает, а потом узнаю из СМИ, что ее арестовали. Сейчас, спустя год, наша единственная цель - защита наших прав путем изменения меры пресечения для Созоновой. На текущий момент это единственный выход, чтобы люди могли что-то получить. Год прошел – результатов нет. Хотя она на каждом суде заявляет: «У меня есть возможность, есть квартиры и деньги». Говорит, что ее можно даже не выпускать, достаточно предоставить отдельный кабинет и кнопочный телефон. На одном из заседаний она прямо сказала: «Дайте телефон - я здесь, за решеткой, клиента выведу и вы увидите, что я не вру».

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

Хотелось бы дополнительно отметить, что уголовное дело идет с достаточно большими нарушениями. Даже конкретно в нашем случае ущемляются права – нам не дают ознакомиться с материалами уголовного дела. Хотя в уголовно-процессуальном кодексе это все прописано. Ранее мы писали жалобу на челнинского следователя. Первая инстанция говорит – все в порядке, все законно. Подаем апелляционную жалобу в Казань и Верховный суд РТ отменяет решение первой инстанции, возвращает на рассмотрение. И первая инстанция вновь говорит – все законно.

Евгений Шарин:

- Мы не против того, чтобы ее освободили. Нам нужно, чтобы был результат. Мы все понимаем, что сейчас все зависит от самой Созоновой. Без нее ничего не может произойти. Она находится под следствием в течение года, но ни власти, ни государство не смогли дать никаких результатов. Пострадавшие начинают сомневаться в нашей власти. Как может быть такое, что ущерб в миллионы рублей бесследно исчез? Я сам с нетерпением жду момента, когда Созоновой дадут возможность выполнить обязательства. Сейчас же ей просто выдвигают обвинения. Ни от кого нет ответа, хотя мы обращались во все инстанции города и республики. Из Москвы приходит отписка: «В Татарстане разберутся». Но мы не видим результатов в республике, поэтому и привлекаем внимание таким образом. Мы сейчас пытаемся попасть к президенту России, либо к его сотрудникам, которые могут решить наш вопрос на уровне республики.

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

«ВЛАСТЬ, ВЫПОЛНИ ОБЯЗАННОСТЬ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ» И «ПУТИН, ПОМОГИ»

Клиенты Созоновой начали проявлять активность практически сразу, как пришли недобрые вести. С тех пор за год они провели десятки пикетов и побывали в кабинетах высокопоставленных лиц. Недавно, на фоне визита в Челны президента Рустама Минниханова и премьер-министра РФ Михаила Мишустина, люди провели одиночные пикеты по всему городу. В руках у выступающих был баннер: «Власть, выполни обязанность по защите прав пострадавших по делу Созоновой!». Аналогичные мероприятия в прошлом году организовали в Казани – у здания аппарата президента Татарстана, Госсовета, а также Кабмина РТ. Выходили с плакатами «Путин, помоги».

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

Обманутые челнинцы с боем пробивались на прием к заместителю генпрокурора РФ Николаю Шишкину, когда тот приезжал в автоград. Записаться заранее не смогли, но после долгих разбирательств и переговоров все-таки получили возможность лично рассказать о своей ситуации. Высокопоставленный гость из Москвы пообещал разобраться в ситуации - «вопрос не останется без внимания».

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

Клиенты Созоновой записывали видеобращение к Рустаму Минниханову, а потом смогли попасть на прием в аппарат президента. Людям пообещали помочь. Сам Минниханов велел руководству автограда, главе УВД Надиру Закирову и прокурору Дмитрию Ерпелеву «разобраться в ситуации».

– Есть одна компания - «Респект» - надо бы с ней разобраться, чтобы новые обманутые дольщики не появились. Поэтому я обращаюсь к правоохранительному блоку, посмотрите, чтоб такой ситуации не было. Обманутых дольщиков у нас быть не должно, - отмечал президент на отчетной сессии горсовета.

Юлия Шестакова

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»

«Мы сгоряча написали заявление, потому что вышла статья в газете. Хотя по договору срок не истекал»