, 29 Ноября
Коронавирус. Заражено: 260 452 193 человека. В России: 9 502 879. В Татарстане: 37 057. В Челнах: 5 075
Новости
Подробно


«Я стал неугоден главному врачу. Все говорили: «Зачем ты эту тему вытащил?»

21.04.2017, 16:57

Иск о восстановлении на работе рассмотрел накануне городской суд. Он мог бы остаться незамеченным среди прочих аналогичных, но интерес вызвала предыстория. Действие разворачивается вокруг Тукаевской ЦРБ. Водитель скорой помощи Дмитрий Абрамов обратился к президенту Татарстана Рустаму Минниханову, в правоохранительные органы и СМИ. Мужчина сообщил, что в больнице занимаются приписками и используют неисправные автомобили. А потом его уволили. Абрамов посчитал, что это – чистой воды месть, и теперь он стремится вернуть работу и взыскать ущерб. Руководство ЦРБ, естественно, не согласно и раскрывает детали: к уволенному уж очень много претензий. Таких, что от него открещиваются коллеги.

«МЕНЯ НЕЗАКОННО УВОЛИЛИ. ПОЧЕМУ Я ДОЛЖЕН ТЕРЯТЬ РАБОЧЕЕ МЕСТО ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО У КОГО-ТО НЕЛАДЫ С ЗАКОНОМ?»

Дело о восстановлении на работе бывшего водителя скорой помощи Тукаевской ЦРБ 43-летнего Дмитрия Абрамова суд рассматривал накануне более четырех часов. Истец заявил журналистам до начала процесса, что готов идти до конца.

– Меня незаконно уволили. Почему я должен терять рабочее место из-за того, что у кого-то нелады с законом? – высказался Абрамов. – В принципе, мое увольнение связано со статьей в газете по припискам в скорой помощи. Дело сейчас передано в следственный комитет. Это все подтверждено, что приписки действительно были, в очень большом количестве. Поэтому я и стал неугоден главному врачу. До моего увольнения в коллективе у меня были нормальные отношения. Все говорили: «Зачем ты эту тему вытащил?». После каждой смены фельдшеры говорили мне: «Дима, спасибо за смену». Я хотел бы продолжить работу. А при каком руководстве – это покажет следствие.

Абрамов, отметим, написал о приписках в интернет-приемную Следкома РФ, прокуратуры и Минздрава. Сейчас, по его словам, следователи проводят проверку.

«Я стал неугоден главному врачу. Все говорили: «Зачем ты эту тему вытащил?»

«Хочу рассказать о криминальной ситуации, которая происходит в Тукаевской ЦРБ в Татарстане. Главврач Сабирзянов Г.Г. через старшего фельдшера Шайхразиеву И.Г. заставляет фельдшеров отделения скорой помощи заниматься приписками левых вызовов, – сказано в письме. – Норма на сутки установлена в 18 вызовов на одну бригаду. Хотя фактически обслуживается 8–10. Особо ретивые фельдшеры пишут и по 24 вызова. Это в районе, где к больному иногда едешь за 75 километров. Все левые вызовы официально забиваются диспетчерами в компьютер, а после каждой смены карты вызова СМП проверяет и подписывает завотделением Зидиханов И.А.»

Так, отметил Абрамов, за первое полугодие 2016 года, было выявлено 13 вызовов к людям, которые уже умерли. При этом за каждый вызов скорой из бюджета и фонда ОМС выделяется финансирование.

– Человек покойник, а она к нему ездит и ездит! – возмутился он.

– У нас есть контролирующие органы, страховые компании, проверки идут постоянно, – ответил на это обвинение главврач Тукаевской ЦРБ Галим Сабирзянов. – И я сам проверяю. Не он это обнаружил. Когда я говорил об этой проблеме на собраниях, он всю информацию взял, себе присвоил и показывает, что якобы кого-то разоблачил. Что он разоблачил?! У нас бывают такие «мертвые» случаи, когда вызов был в половине двенадцатого ночи, приезжает «скорая», и пока реанимируют, уже половина первого следующего дня. Мы его указываем в этот день, и в реестре он значится как мертвый. Это нарушение? Приезжает страховая компания, мы оспариваем, доказываем.

«Я стал неугоден главному врачу. Все говорили: «Зачем ты эту тему вытащил?»

Что касается письма президенту РТ Рустаму Миинниханову, в нем Дмитрий Абрамов поднял проблему ТО автомобилей скорой.

– Я написал: «Спасибо вам большое за новый автомобиль. Но так как денег нет, пришлите нам еще, пожалуйста, денег на его обслуживание», – коротко пересказал он суть обращения.

На этом фоне версия об увольнении из мести кажется очевидной, но, как выяснилось в ходе судебного заседания, не все так просто.

«ОТ ИСПОЛНЕНИЯ ТРУДОВЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ ОН НЕ ОТКАЗЫВАЛСЯ. ДАННОЕ УВОЛЬНЕНИЕ ЯВЛЯЕТСЯ МЕСТЬЮ РУКОВОДСТВА ЗА ТО, ЧТО АБРАМОВ ОБРАТИЛСЯ НА ИМЯ ПРЕЗИДЕНТА»

Дмитрий Абрамов, отметим, бывший коммунист, и это не первый его опыт конфронтации с руководством. Его интересы в ходе судебного заседания представлял юрист правозащитного центра «Зона права» Андрей Сучков. На скамье со стороны ответчика места заняли сразу трое: два юриста Тукаевской ЦРБ и главврач Галим Сабирзянов. Семь свидетелей – водители и фельдшеры скорой – ждали за дверями зала судебного заседания. Судье Нейле Дементьевой предстояло вынести решение – был ли приказ об увольнении Абрамова законным, вернуть водителя в ЦРБ или нет.

Причиной увольнения, отметим, указано неоднократное неисполнение работником трудовых обязанностей без уважительных причин. Однако сам Абрамов с этим категорически не согласен. Водитель настаивает на восстановлении на службе и выплате компенсации.

– Он считает увольнение незаконным, поскольку от исполнения трудовых обязанностей он никоим образом не отказывался, – пояснил суду юрист Андрей Сучков. – Данное увольнение является местью руководства за то, что Абрамов письменно обратился 12 февраля 2017 года на имя президента республики Татарстан и сообщил, что выделенный минздравом автомобиль УАЗ-39623 эксплуатируется без прохождения техобслуживания. Также он сообщил, что администрацией не выделяются денежные средства на обеспечение автопарка расходными материалами.

«Я стал неугоден главному врачу. Все говорили: «Зачем ты эту тему вытащил?»

Более того, Сучков рассказал о наказаниях, которые до увольнения применялись к Абрамову, по его мнению, безосновательно.

– 20 февраля за то, что он обратился к механику по факту имевшихся неисправностей, ему объявили выговор. В соответствии с трудовым договором работник обязан сообщать о неисправностях механику, бережно относиться к имуществу работодателя.

Водитель сообщал механику ЦРБ о том, что в салоне автомобиля холодно, что не видно боковых зеркал, поскольку они промерзают из-за недостаточного обогрева. Кроме того, эксплуатация технически неисправного автомобиля, не прошедшего ТО, является недопустимой, заявил представитель. Руководство больницы же указывает на то, что машина в порядке, а замечания по неисправности носят якобы «характер капризов водителя».

– В вину Абрамову как основное нарушение, поставлен тот факт, что во время заступления на смену он отказался принимать машину, на которой должен был выезжать на вызовы, мотивируя тем, что она на тот момент была неисправна. Между тем, в соответствии с трудовым договором, в обязанности водителя включена обязанность проверять техническое состояние автомобиля перед вызовом на линию. Действующее трудовое законодательство не предусматривает в качестве основания для увольнения прямое исполнение сотрудником условий трудового договора.

«Я стал неугоден главному врачу. Все говорили: «Зачем ты эту тему вытащил?»

По мнению истца, ответчик обязан выплатить средний заработок за время вынужденного прогула. На момент обращения в суд, по расчетам Абрамова, работодатель задолжал ему 14 тыс. рублей. На 20 апреля эта сумма составила более 30 тыс. Плюс 10 тыс. за моральный вред.

«КАПРИЗЫ ВОДИТЕЛЯ АБРАМОВА МОЖНО КВАЛИФИЦИРОВАТЬ КАК САБОТАЖ, ЧТО СОВЕРШЕННО НЕДОПУСТИМО В СЛУЧАЕ ОКАЗАНИЯ СКОРОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ»

– Все, сказанное истцом, очень утрировано, – заявил юрист Тукаевской ЦРБ. – С его позиции он является пострадавшим от незаконных действий или бездействий администрации ЦРБ. Однако по факту абсолютно не так. Как только истец начал работать в бригаде №1 (в больнице две бригады, в каждой по четыре водителя, которые подменяют друг друга). Он абсолютно игнорировал свои обязанности хоть как-то ухаживать за машиной. Он на этой машине застревал, сжег сцепление, после его возвращения с рейса была поломана рама машины. Водители из бригады ремонтировали раму, но истец какого-либо участия в восстановлении машины никогда не принимал.

Что касается ТО автомобиля, о котором идет речь, ответчик подчеркнул, что он новый, и при постановке на баланс техобслуживание проходить не должен был. Он проводится после пробега в 15 тыс. км, и в марте 2017 года, после пробега 15,4 тыс. км техобслуживание было проведено.

«Я стал неугоден главному врачу. Все говорили: «Зачем ты эту тему вытащил?»

– Машину обслуживают как положено, каких-либо неполадок не существует, она совершенно новая, и грешить на нее, что она неисправна, что истец, выезжая на ней, рисковал жизнью пациентов… Это абсурд, – высказался юрист.

Кроме того, он «вывалил» суду внушительный перечень претензий к водителю. На него якобы постоянно поступали докладные записки от коллег и фельдшеров, которые работали с ним в одной бригаде. Так, например, фельдшеры написали о том, что 2 января при обслуживании вызова он не выбрал более безопасный путь в деревню, не учел погодных условий и застрял в дороге, его три часа вытаскивали две бригады МЧС. В итоге к нему применили взыскание в виде замечания (по этому факту Абрамов обратился в суд, но в иске ему было отказано).

12 января поступила еще одна служебная записка о том, что водитель халатно относится к вверенному ему автомобилю, а в случае поломки машины отказывается выходить на ремонт.

– Водители убедительно просили снять Абрамова с бригады, считали, что ему нельзя доверять машину, писали, что «на замечания со стороны водителей, фельдшеров и механика он отвечает грубо, угрожает, что будет жаловаться во все инстанции». Эти записки они писали по своей инициативе, – подчеркнул юрист.

Следующий выговор водитель получил за инцидент, который произошел 14 февраля. Абрамов зашел в кабинет к механику и потребовал написать в путевом листе, что машина неисправна. Механик объяснил, что кроме него ни один водитель не предъявляет претензий к машине. В результате этих «разборок» бригада поехала на вызов с задержкой в 10 минут.

«Я стал неугоден главному врачу. Все говорили: «Зачем ты эту тему вытащил?»

Были жалобы на то, что водитель создает в смене нервозную обстановку, работники находятся в подавленном состоянии, отказываются работать в его смену в связи с неадекватным поведением, отказывается принять машину, мотивируя тем, что она в грязном виде.

– Поводом для увольнения Абрамова послужил вопиющий факт отказа выполнить свои трудовые обязанности. При заступлении на смену 14 марта он отказался принять машину, безосновательно мотивируя тем, что она неисправна, – рассказал представитель ответчика. – Хотя водитель из предыдущей смены не имел замечаний к ее техническому состоянию. Абрамов же, не уходя с работы, провел всю смену в ЦРБ, лежал на топчане. Ответчик был вынужден пригласить другого водителя, который только что отработал смену. После окончания смены 15 марта механик предъявил автомобиль для диагностики неисправностей в специализированную компанию. Неисправностей не обнаружили. Таким образом капризы, я подчеркиваю, капризы водителя Абрамова можно квалифицировать как саботаж, что совершенно недопустимо в случае оказания скорой медицинской помощи. Это нарушение послужило поводом для увольнения.

Отметим, что как выяснилось позднее, неисправность заключалась в том, что не работали две лампочки – лампочка габарита, которую поменяли, и одна из двух лампочек, освещающих номерной знак сзади. Механик и водители, вызванные в качестве свидетелей, заявили, что это не является нарушением и не мешало машине выехать к пациенту. Представитель истца возразил.

17 марта водитель еще был допущен к работе, но уже в последний раз. Тогда произошел еще один инцидент.

«Я стал неугоден главному врачу. Все говорили: «Зачем ты эту тему вытащил?»

– Он начал неадекватно вести машину, у фельдшера поднялось давление, она была вынуждена попросить вернуться назад и была госпитализирована с гипертоническим кризом. Он может довести, извините, до смерти! – эмоционально говорил юрист. – Он мотивировал свое поведение тем, что накануне 16 марта в суде рассматривалось дело по его иску об отмене приказа о замечании, и ему было отказано. В ходе заседания ему стало известно, что фельдшеры были настроены против него, и он решил им отомстить, запугивая своим неадекватным поведением.

17 марта Абрамова от работы отстранили, ознакомили с приказом об увольнении. Как уверяет юрист, все правила трудового законодательства при этом были соблюдены.

– То, что он сказал, что его уволили якобы за то, что он написал жалобу в министерство о неисправности машины, это все безосновательно. Увольнение – в связи с тем, что он отказался выезжать на смену, – подытожил представитель ответчика.

– Мы делали Абрамову замечания еще до того, как он начал писать в СМИ, а в исковом заявлении он пишет, что все это – месть за его действия, – подчеркнула позднее второй представитель ответчика Гузель Муратова.

«НА ТОПЧАНЕ ОН СПАЛ! И СЕЙЧАС ВСЯЧЕСКИ В ГРУДЬ БЬЕТ, ЧТО ЗА ЭТО ЕМУ ЗАПЛАТИТЬ НАДО»

– Человек устроился на работу 3 июня, не прошло и года, как начались всевозможные передряги, – отметил главврач Галим Сабирзянов, припомнив историю о том, как водитель застрял в сугробе и как задержался к пациенту, заехав к механику за отверткой. – Он объясняет, что приехал за отверткой! Ну, это не сказка?! Водитель первого класса не имеет с собой элементарных инструментов! Что за водитель, я не понимаю! Вместо того чтобы ехать на вызов, он поехал совсем не туда. Это был обоснованный выговор, я считаю!

«Я стал неугоден главному врачу. Все говорили: «Зачем ты эту тему вытащил?»

Инцидент 14 марта, когда водитель отказался принять автомобиль, также вывал у него бурю эмоций:

– Лампочка у него не горит! Он принципиально стоит и ждет, когда ему поменяют. Он не ушел никуда, чтобы показать, что был на работе. На топчане он спал! И сейчас всячески в грудь бьет, что за это ему заплатить надо. Такой здоровый человек работать должен, помогать! А он здесь сидит! – эмоционально рассказывал главврач, которого даже попросили быть потише. – Люди говорят, что с ним невозможно работать. Что делать – больного успокаивать или с ним бороться? Категорически нельзя оставлять его на работе. С ним боятся выезжать.

«Я стал неугоден главному врачу. Все говорили: «Зачем ты эту тему вытащил?»

После выступления ответчика Абрамов взялся задавать вопросы:

– Вы заявляете про мои водительские качества. Вы хотя бы раз со мной находились в одной машине, – спросил он у юриста.

– Бог миловал, – ответил тот.

– Кто-то умер за время моей работы?

– Если бы умер, сейчас было бы уголовное разбирательство, – прозвучало в ответ.

– Без лирики и без предположений! – заметила судья.

Судье еще неоднократно пришлось призывать участников процесса задавать вопросы по существу и вникать во все особенности взаимоотношений в коллективе скорой Тукаевской ЦРБ. В итоге в иске Дмитрию Абрамову было отказано, но он еще может обжаловать это решение.

Анна Перебаскина