, 25 Ноября
Коронавирус. Заражено: 259 881 780 человек. В России: 9 468 189. В Татарстане: 36 808. В Челнах: 5 047
Новости
Подробно


«Я свое прошел и возвращаться не планирую»

19.06.2013, 14:12

Год назад Рафгат Алтынбаев вышел из партии «Справедливая Россия» и с тех пор ни разу не появился в СМИ. Тем не менее, эксперты уже высказывают предположения, что экс-мэр Челнов готовит очередную партию политических «игр» - не за горами выборы в Госсовет, а там и в Госдуму.

Фигура Алтынбаева всегда вызывала интерес общественности. Отношение к нему было неоднозначным: его любили, уважали, боялись, но были и те, кому он явно мешал.  Алтынбаеву достались самые тяжелые годы из жизни автограда, он был одним из немногих, кого записали в оппозиционеры руководству республики. Где сейчас легендарный мэр Челнов, чем занимается и действительно ли готовится вернуться в большую политику? О том, как стоял у руля города-погорельца, как развивал в 90-е малый и средний бизнес, а главное – был ли конфликт с первым президентом Татарстана – Рафгат Закиевич рассказал порталу предпринимателей.

 

 "Я ХОЧУ БЫТЬ ПРОСТЫМ ГРАЖДАНИНОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

- Рафгат Закиевич, честно говоря, непривычно видеть вас вне политики. Сложно поверить, что вы завершаете на этом карьеру.

- Я долгие годы занимался политикой, отдавал себя полностью и считаю, что у меня это неплохо получалось. Но однообразие лишает возможности развиваться, нужно идти вперед, уходить от стереотипов. Невозможно непрерывно заниматься одним и тем же.

- Зная ваши качества, все же думаю, что вы еще проявите себя.

- Относительно политики - это исключено. Я свое прошел и возвращаться не планирую.

- После выхода из партии «Справедливая Россия» вы сказали: «Хочу оглядеться еще раз, определиться с симпатиями. Мне важно, чтобы, какая бы партия ни была, она работала на созидание, а не на голый оппозиционный подход». Значит ли это, что ни одна политическая сила вам не приглянулась?

- Я определился. Но мои симпатии не в пользу политической деятельности. Не хочу сказать, что существующие партии слишком слабы или слишком оппозиционны, не хочу никого критиковать. В каждой из них есть свои плюсы и минусы, над которыми можно и нужно работать. Но если быть откровенным до конца, скажу следующее: этот выбор я сделал не сегодня и даже не вчера. У меня вообще не было мыслей вступать в какую-либо партию.

«Я хочу быть простым гражданином Российской Федерации»

- Тем не менее, были «Российская партия жизни», «Справедливая Россия» …

-  Вообще-то я хотел быть свободным от партийных влияний, мне это больше нравилось. Но когда работал в Совете Федераций, председателем комитета по делам Федерации и региональной политике, Миронов Сергей Михайлович сделал мне предложение стать сопредседателем Российской партии жизни. Я долго упирался, а он долго убеждал. … Скажу, что я честно работал, все делал для того, чтобы партия была более узнаваемой, эффективной. А дальше было то, что было. Оппозиция ради оппозиции, противодействие ради противодействия – это никому не нужно.

- Я думаю, не раскрою секрет, сказав, что с самого начала ваше вступление в партию казалось оппозиционным.  По крайней мере в республике.

- Партия Миронова не была изначально оппозиционной. Она формировалась как некая дополнительная сила, которая будет работать на конструктив.  Кому-то что-то не нравилось в «Единой России», кому-то – в КПРФ, ЛДПР. Определенная часть электората находилась в неопределенности. Нужна была партия, которая смогла бы удовлетворить их потребности. Не было задачи создать оппозиционную партию по отношению к уже существующим политическим силам. Не хочу сказать, что партий, которые могли бы пригрозить лидирующей, не должно быть.  В любом случае должны быть разные точки зрения. Но в итоге получилось так, как получилось. Об этом сейчас, думаю, нет смысла рассуждать, в политике очень много тонкостей... Я ушел. Я хочу быть простым гражданином Российской Федерации, который свободно решает свою судьбу, не привязывая свои симпатии к определенным партиям. 

- Если вы сейчас не политик, то кто? Бизнесмен?

- Для себя я решил, чем заниматься. Но раньше времени планы раскрывать не буду. Главное, что моя деятельность доставляет мне удовольствие.

- Можно сказать, что вы вернулись в Челны?

- У меня появилась возможность чаще бывать в Челнах.

 

«ИДТИ В ЧУЖОЙ МОНАСТЫРЬ СО СВОИМ УСТАВОМ НЕ ХОТЕЛОСЬ БЫ»

- Вы хотели бы сейчас участвовать в жизни города?

- Идти в чужой монастырь со своим уставом не хотелось бы.

- Но это ваш город, Рафгат Закиевич. В Челнах вы теперь, как сами говорите, бываете чаще. Ваши дети здесь…

- Если бы в Челнах был создан, например, совет бывших мэров, старейшин или первостроителей, возможно, некая креативная группа, которая помогала бы нынешнему мэру сделать жизнь горожан лучше, ярче – может быть. Не исключаю такой возможности. Конечно же, у меня есть идеи относительно Челнов, но это не говорит о том, что я могу быть прав, и мои мысли надо брать за основу. Ни в коем случае.

- Вам известно об идее Василя Шайхразиева создать в городе бюро креативных решений?

- Это очень хорошая идея. Я часто говорил своей команде: «Пока мы не начнем креативно думать, ничего не получится». И даже коммунальные проблемы надо решать креативно. Но нужно понимать, что не всякую идею получится реализовать на одном вдохновении. Часто креативная мысль требует серьезных материальных вложений. Поддерживаю в этом плане Шайхразиева. Надеюсь, из этого что-то получится.

«Я хочу быть простым гражданином Российской Федерации»

- Я знаю, что у вас остались нереализованные идеи – изменения в ландшафтный дизайн города, архитектуру...

- Да, это были достаточно смелые идеи для Челнов, но вполне реализуемые. Речь шла, если можно так сказать, о внешнем виде города. Архитектура Челнов, не секрет, требует совершенства. Мы хотели придать городу стилистику 18-19 веков. К примеру, можно было изменить верхнюю часть домов, козырьки, и город бы заиграл по-другому. Челнам уже много лет, наверное, пора что-то менять. Хотя новые микрорайоны, признаться, несколько веселее.  

Что касается ландшафтного дизайна, здесь тоже все просто. Прямолинейность – это хорошо. Но холмистость, овраги имеют свою красоту, которую можно было искусственно создать и в Челнах. Мы бы не смогли изменить город в целом, но какие-то участки – вполне, сделать так, чтобы излюбленных мест у челнинцев стало больше. Мы хотели поменять облик города, мечтали об этом. Но к сожалению, не успели.

- Сгорел «КАМАЗ»?

- Да, мы потеряли в одночасье 25% доходов. Это произошло через год моего вступления в должность мэра. Поступления с каждым днем сокращались, денег было все меньше и меньше…

- Теоретически возможно реализовать эти идеи сейчас?

- Да, но финансово – это затратно. Если бы крупные бизнесмены города собрались и поделили между собой дома, участки – вполне.

 

«СУДЬБА ПРЕПОДНЕСЛА МНЕ ЭТО ИСПЫТАНИЕ. Я ПОЛУЧИЛ ОГРОМНЫЙ ОПЫТ»

- Рафгат Закиевич, вы проработали мэром почти 9 лет, но большую часть своего правления посвятили борьбе с последствиями пожара на «КАМАЗе». Я думаю, не обману читателя, если скажу, что это был самый тяжелый период для города и тяжелый для его руководителя.

- Судьба преподнесла мне это испытание. Я получил огромный опыт. Думаю, не каждый мог бы пройти такие трудности. «КАМАЗ» сгорел через год моего назначения. Мне хотелось, чтобы город развивался, но, к сожалению, планы были нарушены пожаром. 25% налоговых поступлений, которые мы потеряли – это очень чувствительно для города. Люди 8 часов работали на предприятиях, остальные 14 – находились на территории города. Их нужно было обеспечивать детскими, садами, школами, медучреждениями – все это нужно было содержать. Для мэра нет разницы – кто, где работает и платит ли его предприятие налоги. Его задача создать условия для комфортного проживания абсолютно для всех жителей города. И я вам скажу, что все социальные учреждения работали как часы. Но не было возможности работать над развитием города.  Мы однажды с Минтимером Шариповичем летели в Венгрию, и у нас был разговор. Как сейчас помню, он сказал мне: «Рафгат, что будем делать, «КАМАЗ» встал?» Я ответил ему так: «Социальную сферу в целом я продержу, 5-6 лет вы не будете знать проблем. Но строить я не смогу. А вы помогите «КАМАЗУ» встать на ноги». У «КАМАЗа» действительно ситуация была очень сложной. Предприятие каждый день теряло рынок.

«Я хочу быть простым гражданином Российской Федерации»

- Вы следите сейчас за ситуацией на «КАМАЗе»?

- Буквально недавно разговаривал с Сергеем Анатольевичем. Оптимизм у него присутствует. Он рассказал, что сейчас модернизируют автомобильный ряд, предприятие выплачивает дивиденды. Я порадовался. Понимаю, что для Челнов очень важны показатели «КАМАЗа». Здесь все взаимосвязано – и малый бизнес, и средний. Если «Мерседес» сможет вместе с республикой вывести предприятие на новый уровень, это будет благо. Но мне кажется, на сегодняшний день существует одна серьезная проблема. Это нехватка рабочих рук. Подготовить специалиста, который будет работать на «КАМАЗе», не легко. Это не траншеи копать.

- Вся Россия испытывает кадровый голод.

- Есть причина. Была разрушена система профессионально-технического образования. Я еще в Совете Федераций говорил, к чему это приведет. Но у нас как обычно: гладко было на бумаге, да забыли про овраги.

- Давайте вернемся к ситуации на «КАМАЗе». Бюджет потерял 25% доходов. За счет каких средств существовал город?

- Был очень тяжелый период. 54 тысячи человек оказались без работы. Что я мог сделать как мэр? Еще более активизироваться в развитии малого и среднего бизнеса. Подушку безопасности мы начали создавать раньше, еще когда я был председателем Автозаводского райисполкома. Зависимость от «КАМАЗа» была ощутима уже тогда. С пожаром нехватка денег стала более ощутима, и мы еще раз убедились в том, что находимся на правильном пути.

«Я хочу быть простым гражданином Российской Федерации»

- Как в 90-е можно было стимулировать бизнес?

- Я представлял себя бизнесменом, брал лист бумаги и писал, что бы хотел получить от власти. Потом анализировал глазами мэра: а чем я могу поддержать?

Мы определили 10 категорий предприятий: начинающие, стабильно работающие и другие. Отдельно выделили челнинцев, у которых были финансовые возможности для открытия бизнеса, но по ряду причин они не могли ими воспользоваться. Чтобы заняться предпринимательской деятельностью им, например, нужно было зарегистрироваться в нескольких органах, потерять кучу времени и оплатить услуги. Самое главное – их ждали налоги. Считайте, что эта категория горожан ушла из экономического поля зрения. Нужно было исправлять ситуацию, привлекать их к предпринимательству.

Первое, что я сделал, попросил список всех контролирующих и согласующих учреждений, насколько помню, в то время их было 47. Я собственной рукой карандашом вычеркнул большую часть из них, оставил 9 - только те, которые были непосредственно связаны с безопасностью людей. Но не более того.  Санэпидстанцию, пожарных и так далее.  Мы довели регистрацию предпринимателей до 15 минут. Создали специальный регистрационный центр, и мы всегда знали, сколько людей пришло и сколько длилась процедура!

Второе – для начинающих на 3 года мы отменили все налоги кроме подоходного.

- Вы говорите о местных налогах?

- Исключительно о городских!

В другую категорию предприятий мы отнесли тех, кто уже работает, платит налоги, но у них нет возможности развиваться. Таким мы предоставляли льготы по налогу на прибыль. Мы понимали, что в противном случае бизнесмен не купит новое оборудование, не расширит штат сотрудников, в бюджете не будет подоходного налога. Для предпринимателей было только одно условие: принесите в мэрию документ и покажите, куда направили этот беспроцентный кредит. Главная задача, которая стояла перед нами – создать в городе рабочие места.  Мы даже «КАМАЗу» предоставили льготы по налогу на прибыль, это была вынужденная мера. Но при одном условии – вернуть на предприятие часть сокращенных.

«Я хочу быть простым гражданином Российской Федерации»

- Какую часть доходов вы возместили, благодаря стимулированию бизнеса таким образом?

- Поступления от малого и среднего бизнеса составили 25% городского бюджета. Получается, что мы возместили городу ущерб.

- Рафгат Закиевич, поговаривают о том, что Алтынбаев снимал средства с банковских счетов предпринимателей. На организацию праздников. И оставлял, если можно так сказать, записки: мол, извините, Сабантуй должен быть незабываемым.

- Банковская система настолько сложна, что даже копейку невозможно снять со счета, не подтвердив соответствующими документами. Да, мы практиковали сборы спонсорской помощи от предпринимателей, но не таким образом. Я встречался с бизнесменами лично, вел беседы и ни в коем случае не позволял себе принудительной тональности. Тем более, никогда не рассылал письма с требованиями перечислить на праздник. Я уважительно относился к предпринимателям и их работникам. Почему мы привлекали бизнес? Это очевидно. Нужны были средства на организацию праздников, денег в бюджете не хватало. На то, что у нас было, можно было провести очень и очень скромное мероприятие.  

 

«ЗА ПРАЗДНИКИ МЕНЯ ПЫТАЛИСЬ КРИТИКОВАТЬ. НО ЭТО БЫЛ ПРОДУМАННЫЙ ХОД»

- Праздники, безусловно, были незабываемыми, но некоторые вас критиковали за размах: «Сабантуй – это хорошо, но нужно еще и о дорогах думать»

- Конечно! В первую очередь надо о дорогах думать! Я вам вот что скажу. Да, за праздники меня пытались критиковать. Но, наверное, со стороны было легко рассуждать, нужны они были в таком виде или нет. Я старался сделать жизнь горожан чуточку краше, создать положительную атмосферу в городе. Нам всем было тяжело в тот период, а праздники объединяли, снимали стрессы, возвращали энергию, которую мы теряли на каком-то этапе. Если хотите - это был продуманный ход. Тем более, что лишнего из бюджета мы ничего не брали.

- Судя по всему, бизнес денег не жалел, раз хватало и на лазерное шоу, и на искусственные фонтаны на Майдане.

- Я до сих пор благодарен тем бизнесменам, которые помогали. Чтобы реализовать идеи, нужны были ведь и финансы.  На фонтаны мы, кстати, много не потратили - использовали возможности пожарной техники.

«Я хочу быть простым гражданином Российской Федерации»

- Коллеги рассказывали, как много вы уделяли внимания озеленению города. И праздник цветов, видимо, не спроста появился?

- Вы наверное не помните, здесь были сильные ветра, пылище. Перед нами стояла задача озеленить город. Для начала изучили возможности школ, смотрели, как использовались теплицы - там выращивали огурцы, помидоры, но так не годилось. Мы объявили конкурс на лучший цветник, клумбу, победителю пообещали поездку за рубеж. Все бы ничего, да выяснилось, что в городе не хватает семян! Сейчас это смешно, но тогда было проблемой. Ситуацию решили с помощью автоцентров «КАМАЗа», по всей стране их было порядка 180. Через них сумели организовать поставку семян, саженцев, черенков. Мы с точностью знали, что растет в каждом регионе России, и с учетом наших климатических условий делали им заказы. Нам везли семена со всей страны, бесплатно!! Город, если вы помните, неоднократно получал приз как самый благоустроенный в стране. Я считаю, что озеленение в Челнах до сих пор одно из лучших в России

- Говорят, Алтынбаев лично проверял цветники. Воровали?

- Да! Воровали, срывали! Приходилось стоять у клумб, ловить за руку, воспитывать. Бывало, что отбирали права у водителей, которые заезжали на газон. А как иначе навести порядок? Помню случай один. Еду по проспекту Мира, смотрю – машина стоит на газоне. Естественно, меня это возмутило. Я остановился, подошел к водителю, жестко попросил у него права и сказал: «Ты должен восстановить газон. Поедешь за город, привезешь дерн, посадишь и будешь поливать до тех пор, пока он не разрастётся. Позвонишь мне, я проверю. Если дерн будет хорошо сидеть – верну права» … Потом мы создали в Челнах экологическую милицию, первую в России. Не могли ведь работники мэрии все время охранять газоны.

«Я хочу быть простым гражданином Российской Федерации»

- Что с дорогами, Рафгат Закиевич? Вроде в первую очередь надо думать о них, но повод для критики у некоторых был.

- Говорить о том, что ничего не делалось в этом направлении, было бы неправильно. У меня был заместитель Юсупов, я однажды его позвал и сказал: «Напиши план, чтобы мы за три года все дороги переделали». Он на меня смотрит и говорит: «Рафгат Закиевич, это утопия». Я ответил: «Давай на этом остановимся и приступим к работе. Одна просьба – начинаем с критических мест, а не с тех, где надо возить гостей. Дороги – это первостепенно».

У меня однажды Ильдар Шафкатович спросил, будучи мэром: «Рафгат Закиевич, что бы вы сейчас предложили сделать в первую очередь?» Я сказал, что нужно восстанавливать дороги. Дворец – это хорошо. Торговые центры – супер! Но если не будет дорог – все остальное блекнет. Во дворец спорта придет 1000 человек, а еще 300 000 в этот момент будут в транспорте, ощущать все «прелести» наших дорог. Нет дорог – нет уюта в городе. Мне показалось, что тогда он на эту проблему посмотрел иначе.

- Однажды на совещании с хозяйственными руководителями Ильдар Халиков отчитывал директора ПАД за неочищенные от снега дороги. Знаете, что он ответил мэру на критику? «Я же не могу город тентом накрыть!»

- Это называется - неожиданно пришла зима… Но я думаю, он имел ввиду отсутствие техники. Действительно, очень важно, чтобы Предприятие автомобильных дорог было хорошо снащено. 

- А по-моему, это отношение к работе? Я говорю об исполнении.

- Возможно. Мне тоже приходилось много времени уделять ситуациям на дорогах, особенно в зимнее время. Я постоянно объезжал город, смотрел, как работает техника, искал технологии уборки. Помню, однажды была наледь, бордюры были закрыты, грейдеры не справлялись. Стоял и думал, что делать. Я собрал всех дорожников и показал, как должно быть и что нужно для этого. Когда все разъехались, ко мне подошел тракторист и сказал: «Это же не дело генеральское!» А я ответил: «Если генерал не научит солдата, тогда как быть?» Контроль за уборкой дорог был очень жестким.  

 

 «Я БЛАГОДАРЕН ШАЙМИЕВУ, ЧТО ДОВЕРИЛ МНЕ УПРАВЛЕНИЕ ТАКИМ ГОРОДОМ»

- Рафгат Закиевич, я напоследок задам вам вопрос, который наверняка многих интересует. Конфликт с Шаймиевым был?

- Личных конфликтов у нас не было никогда. Я хочу раз и навсегда развеять это заблуждение. Минтимер Шарипович всегда оценивал мои результаты положительно. На совещаниях мэров я видел его добрый взгляд, человеческое отношение. Я был в президентском совете, не просто так ведь он меня пригласил? Зачем ему нужен мэр, от которого нет пользы? Благодарен ему за то, что доверил мне управление таким городом. Я получил колоссальный опыт, прошел самую настоящую школу жизни. Мы недавно виделись с ним в Карловых Варах, мило беседовали о жизни. Разве могут так общаться враждующие люди?

- Тогда что это было?

- Это был конфликт интересов определенных групп людей. Я их понимал, им хотелось реализовать себя. Они воспользовались ситуацией на «КАМАЗе» и в городе, думали, что надорвусь. Но я находил решения, а им не нравилось.

- Кто эти люди?

- Я не считаю нужным называть их имена, зачем? Они поступили так, как позволяла совесть.

- Вы общаетесь с членами вашей команды?

- Я очень уважительно отношусь к Юсупу Якубову, Раузилю Хазиеву и Мунавиру Гимазетдинову. Про остальных промолчу. Они не смогли остаться командой до конца. Флюгером быть просто, но человеком, видимо, не всегда. Это все, что я могу сказать. Я желаю нынешнему мэру Челнов сохранить свою команду, пусть его коллеги идут с ним до конца. 

- Рафгат Закиевич, я надеюсь, что через некоторое время вы раскроете нам карты и расскажете все, о чем не договариваете?

- Это не главное. Главное, что у меня все хорошо. И всем желаю того же!

 

 

Светлана Марганова