, 16 Июня
$ 71,8318
€ 87,2110
Предложения банков
Коронавирус. Заражено: 175 626 988 человек. В России: 5 180 454. В Татарстане: 21 814. В Челнах: 2 677
Новости
Подробно


«Меры поддержки очень громкие, а в городе их получили три фирмы! Капля в море!»

31.03.2021, 18:55

«Флагом помахали, а на самом деле это на экономику никак не повлияло», – так оценил челнинский бизнес некоторые «звучные» меры поддержки в «коронакризис». Сегодня, спустя год после начала локдауна, предприниматели автограда подвели итог – как пережили те месяцы, что смогли получить от государства, что нет и почему. «По-честному» рассказать свои истории их попросила депутат Госдумы Альфия Когогина. Многие напоролись на ОКВЭД (как театр LIBERTA Заболотских), другие – на отказы от банков по непонятным причинам. Чей-то вопрос банально «застрял» на уровне региональных министерств. Так, центр «Чудо-дети» Аси Кисловой не смог организовать онлайн-курсы и выживал за счет госзаказа и «растягивания» средств. Почему Альфия Когогина назвала «каменным веком» проблемы бизнеса с госзакупками, и как Олег Коробченко получил поддержку только после личной просьбы Сергея Когогина – услышал в ходе встречи Chelny-biz.ru.

«С ЭТИМ ОКВЭДОМ МЫ МУЧИЛИСЬ ВСЕ ЛЕТО, ЕЛЕ ДОЖИЛИ ДО СЕНТЯБРЯ, КОГДА НАЧАЛИ ХОТЬ КАК-ТО ОТКРЫВАТЬСЯ»

Встреча с предпринимателями прошла на территории мотоклуба Наиля Хуббатуллина. Организатор круглого стола Олег Коробченко, гендиректор ГК «Кориб» и депутат Госсовета, объяснил выбор локации тем, что договорился с Альфией Когогиной во время соревнований на территории камазовского картинг-клуба.

– Я ее спросил: «Хотите посмотреть, как мужики живут, отдыхают в гараже?»

«Меры поддержки очень громкие, а в городе их получили три фирмы! Капля в море!»

– Ну, запел! – улыбнулась гостья. – «Хотите, покажу, как живут мужики». У меня трое сыновей и муж. Я все это понимаю. Но мне, правда, было интересно. Я восхищена тем, что увидела. Моя цель – поговорить о том, как пережили коронавирус. По-честному. Как оценили меры, которые оказало государство. Кто смог получить, кто не смог. По каким причинам. Когда встречаешься с предпринимателями, слышишь: «Ой, да никакой помощи не получили». Но государство в том году направило на поддержку бизнеса триллион рублей. Это масса мер – от моратория на проверки до списания налогов в пострадавших отраслях, субсидий на СИЗы, льготных кредитов… Линейка впечатляющая. Но есть такие случаи, когда на местах эти меры не доходят. Почему?

В числе тех, кого меры поддержки обошли стороной, оказался театр LIBERTA Сергея и Татьяны Заболотских.

«Меры поддержки очень громкие, а в городе их получили три фирмы! Капля в море!»

– У нас частный театр, поэтому и проблемы у нас частные. Они кажутся мелкими, но если поразмышлять… - высказался Заболотский. - В театр приходят тысячи людей за год, а сейчас у нас их нет. Мы работаем на ползала, еле-еле выживаем, и как ИП мы ничего особо не получили. Не получили, потому что не попали по нашему основному ОКВЭД (у нас была клубная деятельность), вот и все! А кто знал, что по нему будут выяснять?! С этим ОКВЭДом мы мучились все лето, еле дожили до сентября, когда начали хоть как-то открываться. Мы ни в какие льготные программы не вошли.

Культурная деятельность в целом была признана пострадавшей, но ОКВЭД сыграл злую шутку с организациями этой сферы.

– Мы на площадке Госдумы пришли к выводу, что система ОКВЭД абсолютно несовершенна, и уже тогда говорили, что будут недовольные, – прокомментировала Альфия Когогина. – Были очень жаркие споры на эту тему. Я здесь вас абсолютно поддерживаю. Но правительство тогда ответило (и их, наверное, можно понять): «Нам нужно запустить меры поддержки быстро и сразу системно на всю страну. И если мы будем долго дискутировать, не получится запустить вообще ничего, будет «говорильня».

«Меры поддержки очень громкие, а в городе их получили три фирмы! Капля в море!»

Депутат сообщила, что сейчас выдвигается предложение - при разработке мер поддержки ориентироваться не на ОКВЭД. Так, банки по данным контрольно-кассовой техники могли бы отслеживать снижение выручки и, если фиксируется определенное падение, признать предприятие пострадавшим.

– Вы же поднимали этот вопрос на уровне города. Какие пути решения нашли? – поинтересовалась парламентарий.

– Мы просто выжили сами… - ответил предприниматель. - Мы обсуждали в ТПП, обращались в УФНС Татарстана. Нам говорили в июне: «Вот-вот решится». В итоге так ничего и не решили. Пришел сентябрь, и стало уже не до этого. Начали работать так, без всякой помощи, – Заболотский отметил, что ОКВЭД впоследствии признали, и театр мог бы получить помощь, но уже не стал возиться с бумагами. – Мы сначала нервничали, ткнулись, пытались добиться справедливости. Потом подумали: «Ладно, как всегда, выплывем сами».

«Меры поддержки очень громкие, а в городе их получили три фирмы! Капля в море!»

Заместитель руководителя исполкома Наталия Кропотова сообщила, что вопрос по частным театрам, детсадам и клинкам поднимался на уровне Минэкономики РТ, чтобы пересмотреть ОКВЭДы. Предложение поддержали и должны были двигать дальше - на уровень Госсовета и Госдумы.

«БАНКИ ОТЗЫВАЮТ ДЕНЬГИ. ОГРОМНОЕ КОЛИЧЕСТВО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ, У КОГО БЫЛИ КРЕДИТЫ, У КОГО ПРОСЕЛИ ОБОРОТЫ, ПОСТРАДАЛИ»

Руководитель компаний «Рави» и «Далини» Руслан Нигматулин рассказал, что получил поддержку по дополнительному ОКВЭДу в октябре, хотя мог бы и раньше.

– Банки не дают обратную связь, почему они отказывают, – поднял проблему предприниматель. – По одному юрлицу мы не получили поддержку сразу не потому, что ОКВЭД не подходит, а из-за штрафа ГИБДД! Мы разослали запросы во все инстанции, чтобы выяснить, где есть задолженность, и только наш юрист смог выяснить, что и шеется траф двухлетней давности, который не показан ни в одной системе. Если бы была обратная связь, было бы хорошо.

«Меры поддержки очень громкие, а в городе их получили три фирмы! Капля в море!»

– Юрист выяснил какими-то окольными путями… Это какое-то… Я даже не знаю, как реагировать на это! – возмутилась Когогина. – Я обязательно поставлю этот вопрос. Мне удивительно это слышать, потому что никаким законом банкам не прописано молчать, как партизанам. Наоборот, вся государственная политика направлена на то, чтобы помочь людям, которые имеют предпринимательский пыл и инициативу (есть сейчас такое модное слова «акселерация»), стать сначала самозанятым, потом ИП, малым предприятием, средним – масштабировать бизнес.

В рамках этой политики, считает депутат, государство должно взять на себя все транзакционные издержки.

Тема взаимоотношений с банками оказалась солью на предпринимательские раны. Бизнесмены заявили о «немногословности» банковских служащих и многочисленных отказах в предоставлении предусмотренной государством поддержки.

– Были обращения от бизнеса, что, как только начинает падать выручка, банки разрывают контракты в одностороннем порядке и отзывают деньги. Огромное количество предпринимателей, у кого были большие кредиты, у кого просели обороты, пострадали, – рассказал Олег Коробченко.

«Меры поддержки очень громкие, а в городе их получили три фирмы! Капля в море!»

Свой пример привел руководитель рекламной группы «Август» Игорь Сидоренко:

– Мы не попали в наиболее пострадавшие отрасли, хотя реклама очень сильно просела, ведь бизнесу было не до продвижения, он выживал. Мы обращались в три банка. Первый отказал без объяснения причин – позвонил робот. Второй сказал, что ОКВЭД не соответствует. Третий одобрил заявку по вторичному коду, но не в начале программы, а потеряв два месяца. То есть мы получили меньше, чем могли бы. Такое разное рассмотрение заявок разными банками наводит на мысль о двоякой трактовке. Два банка не дали, а третий дал. Банки преследуют свои коммерческие интересы – это логично, но когда государство дает поддержку…

Когогина предположила, что это могли быть издержки в работе местных банков, и также отметила себе в блокноте эту проблему.

«МЫ ВЫЖИЛИ ЗА СЧЕТ ТЕХ СРЕДСТВ, КОТОРЫЕ У НАС ОСТАВАЛИСЬ НА СЧЕТУ. МЫ ИХ РАСТЯНУЛИ. НО БЫЛО ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛО»

Отдельно участники встречи обсудили ситуацию в социальном предпринимательстве. О том, как такой организации переживали «коронакризис», рассказала исполнительный директор центра «Чудо-дети» Ася Кислова.

«Меры поддержки очень громкие, а в городе их получили три фирмы! Капля в море!»

– Мы, конечно, выжили и даже досрочно выполнили госзаказ. Если бы его не было, мы бы тоже, наверное, не смогли подняться. Апрель и май, когда нам не разрешали работать, были достаточно сложными. Мы тоже не попали в число пострадавших отраслей, как ни странно. Единственное – в июне, когда нам было разрешено выйти и оказывать услуги, смогли получить помощь на дезсредства и в августе – двухпроцентный кредит чуть больше 3 млн, – обрисовала ситуацию Кислова. – Апрель–май - мы просто выжили за счет тех средств, которые оставались на счету. Мы их растянули. Помогла отсрочка по налогам. Но было очень тяжело. Мы выходили с инициативой, оформили письмо премьер-министру за подписью мэра города, чтобы нам разрешили в период самоизоляции оказывать услуги онлайн, как это делало Минобразования. Мы даже разработали программу, но нам не разрешили. Конечно, это помогло бы таким организациям, как мы, работать дистанционно, поддерживать больных детей, с которыми рядом родители. Всем было бы хорошо, но нет. На уровне региональных Минэкономики и Минфина это «застряло». Хотя в Российской Федерации было разрешено.

Когогина не нашлась, что ответить, и была удивлена, почему такое вообще могло произойти:

– Мы понимаем, что социальное предпринимательство – это не про деньги, это про добро. Но когда возникает конкуренция на этом рынке, в конечном итоге выигрывает потребитель. Странно, что вы не попали в перечень ОКВЭД.

Депутат уточнила, что центру списали все налоги и социальные платежи за второй квартал, то есть поддержку он все-таки получил. Выяснилось, что не он один такой из присутствующих.

«Меры поддержки очень громкие, а в городе их получили три фирмы! Капля в море!»

– Значит, помощь есть, – сделала вывод парламентарий. – Когда вы говорите «никакой помощи не получили». Это важно. Кроме того, всем предпринимателям, малому и среднему бизнесу, уменьшили в два раза ЕСН с 30 до 15% на фонд оплаты труда больше прожиточного минимума.

– Это не совсем помощь, это снижение непомерного налогового бремени, – прокомментировал Павел Евдокимов, руководитель ГК «Инжиниринг Плюс».   

– Снижение налогового бремени – это помощь государства, – парировала Когогина. – Она не временная, бессрочная. Крупным предприятиям – тому же «КАМАЗу» или «Нижнекамскнефтехиму» – никто не снижал.

«СВОИ «КАРМАННЫЕ» ФИРМЫ ПОНАОТКРЫВАЛИ И ЧЕРЕЗ НИХ ИДУТ ЗАКУПКИ. ВСЕ ПРЕКРАСНО ЗНАЮТ, КАК ПРОВОДЯТСЯ ТЕНДЕРЫ»

Альфия Когогина обозначила три основные проблемы, которые стоят сейчас перед бизнесом: нет рынка сбыта, безмерная «опека» государства в виде постоянных проверок и отсутствие «нормальных недорогих кредитов». По рынку сбыта определенной поддержкой стало обязательное для муниципалитетов требование - минимум 15% госзакупок производить у МСП.

«Меры поддержки очень громкие, а в городе их получили три фирмы! Капля в море!»

– Мы знаем, как это происходит, – взял слово Евдокимов. – Свои «карманные» фирмы понаоткрывали, и через них идут закупки в рамках исполнения закона. Надо 15%? Будет! Все прекрасно знают, как проводятся тендеры. А когда закон исполняется так, как он должен, все определяет цена. Выигрывает самый дешевый, а он не может быть самым качественным. В итоге мы получаем одноразовые вещи.

– Ну, ребята, вы сейчас озвучиваете проблемы каменного века! – ответила Когогина. – Извините за мой парафраз. Эта проблема была, но ведь уже изменены все условия. Есть формулировка «при прочих равных». Конечно, все должны стремиться к снижению цены, конкуренция – это двигатель. Но у нас даже есть двухфазные тендеры, и заказчики имеют право этим пользоваться. Они тоже не заинтересованы, чтобы колбаса в детском саду была не из мяса, а из бумаги. А сложная техническая продукция – тем более. Первая фаза тендера идет на технические условия, а дальше уже по цене.

«Меры поддержки очень громкие, а в городе их получили три фирмы! Капля в море!»

Евдокимов привел в пример тендеры на обслуживание оборудования за десятки миллионов в новых садиках и школах:

– Проводится тендер – порядка 200 тысяч в год на обслуживание. Выигрывает компания, предложившая 50 тысяч – ИП, в штате один человек. Годами ничего не обслуживает! Все ломается, десятки миллионов псу под хвост, а наши дети дышат непонятно чем. В фильтрах земля!

Наверняка, в документации должны быть прописаны требования, регламент по обслуживанию этого оборудования, и кто способен работать в рамках этого регламента, тот и выигрывает, предположила депутат.

– А если взяли деньги, положили в карман – за этим же надо следить! Вы говорите: закупают у «своих» малых предприятий. Тогда здесь должен быть общественный контроль. В том числе, ваш, уполномоченного, вы же огромная армия! – Когогина посмотрела на Андрея Балту, представителя бизнес-омбудмена в Челнах. - Неужто вот так просто вас обводят вокруг пальца?! Сегодня уже не может быть такого! Не должно быть! У нас прозрачное общество. Вы же собираетесь, есть уполномоченный в Челнах. Если такие случаи в городе есть, выносите их!

«Меры поддержки очень громкие, а в городе их получили три фирмы! Капля в море!»

– Это системная недоработка, которая касается тех, кто проводит тендеры, – ответил Балта, гендиректор компании «Промвест». – У нас нет полномочий давить на них. Мы можем озвучить проблему. Но она озвучивается и сходит на нет.

Наталия Кропотова подтвердила, что приоритет сейчас отдается цене. Председатель правления Машиностроительного кластера РТ Сергей Майоров заметил, что законодательно надо вводить понятие «стоимость владения» вместо цены. Она будет ниже для качественной продукции.

«СЕРГЕЙ АНАТОЛЬЕВИЧ СКАЗАЛ: «АЛЕКСАНДР АРНОЛЬДОВИЧ, ЭТО НОРМАЛЬНЫЙ, ПРОВЕРЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК, ДАЙ ГАРАНТИЮ!»

Альфия Когогина все же хотела добиться информации о том, получает ли бизнес существенную поддержку. Так, Корпорации МСП в 2020 году выдала льготных кредитов малому бизнесу на 189 млрд. Были другие формы поддержки. Кто ими воспользовался?

– Когда мы строили аккумуляторный завод, они нас поддержали на 500 млн гарантийной массы. Мы тогда смогли это сделать, – рассказал Олег Коробченко.

«Меры поддержки очень громкие, а в городе их получили три фирмы! Капля в море!»

– Ну, научи коллег, как ты получал эту гарантию! – призвала Когогина.

– Это… вы не представляете! – взялся за голову Коробченко. Участники встречи понимающе рассмеялись. – Вы не поверите, когда Браверман (экс-глава Корпорации МСП – ред.) приехал к нам, Сергей Анатольевич (Когогин, гендиректор «КАМАЗа» – ред.) ему сказал: «Александр Арнольдович, это нормальный, проверенный человек, дай гарантию!». Только после этого…

– Ну, не может так работать! – всплеснула руками гостья.

– Уровень решения тогда был таким. Было очень сложно, – уже более серьезно произнес Коробченко. – Рустам Нургалиевич ездил туда, отправлял Здунова. И когда уже Александр Арнольдович приехал сюда сам, мы встретились в КИП «Мастер». Честно, это было очень сложно.

«Меры поддержки очень громкие, а в городе их получили три фирмы! Капля в море!»

Бизнесмены в ответ поинтересовались, есть ли суммы по Челнам, по фирмам, сферам – кто и сколько получил. Все-таки триллион рублей…

– Некоторые меры поддержки очень звучные и громкие, а выясняется, что в городе их получили три фирмы. Ну, это капля в море, – высказал Павел Евдокимов. – Так, флагом помахали, а на самом деле это на экономику никак не повлияло. Фирме повезло – мы за нее рады, но таких фирм еще тысячи. Им не повезло…

Наталия Кропотова сообщила, что город получил поддержки на 9 млрд.

– Кризисы были и серьезнее, просто в этот раз государство гораздо более адекватно отреагировало. Для меня вопрос: почему разработанные меры и выделенные деньги не дошли конкретно до вас? Оказывается, какие-то мальчики-девочки в банках общаются не понятно как со своими клиентами, где-то еще что-то, – заметила парламентарий.

«Меры поддержки очень громкие, а в городе их получили три фирмы! Капля в море!»

Она пришла к выводу, что необходима еще одна встреча. На этот раз – с участием банков. А тезисы с сегодняшнего круглого стола обещала озвучить на уровне Госдумы.

Анна Перебаскина