, 2 Декабря
Коронавирус. Заражено: 263 862 263 человека. В России: 9 703 107. В Татарстане: 38 524. В Челнах: 5 230
Новости
Подробно


«С Нафиковым у нас есть договоренность, что на мои запросы его подчиненные отписки не делают»

01.06.2017, 15:34

Погорельцы ТФБ в Набережных Челнах пустили в бой тяжелую артиллерию. Накануне с пострадавшими встретился депутат Государственной Думы, член фракции КПРФ Юрий Синельщиков. Заслуженный юрист РФ, первый зампредседателя Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству, бывший первый зампрокурора Москвы – это сильный козырь в борьбе за свои кровные. Тем более что, как отметили бизнесмены, татарстанские депутаты Госдумы на просьбы о помощи так и не откликнулись, и не приехали на встречу с челнинцами. «Погорельцы» упрекают их регулярно. Челнинцы уповают, что Синельщиков может повлиять на налоговую и пенсионный фонд, чтобы зачесть платежи.

Беседа получилась эмоциональная и довольно образная. Как у фермера после краха ТФБ «от голода 52 коровы сдохли», как чиновники стараются бизнес, как «корову», без корма оставить, а «молоко» взять, чем Синельщиков обещал помочь пострадавшим и как планирует заставить суды делать свою работу – услышал корреспондент Chelny-biz.ru.

«ДЕНЬГИ-ТО ГДЕ СЕГОДНЯ? Я НЕ ПОНЯЛ» – «ДЕНЕГ НЕТ» – «ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ?!»

В кабинете главы ГК «Аудитор-Ч» Леонида Иванова (тоже депутата от КПРФ в недавнем прошлом), который и вел переписку с помощником депутата Юрия Синельщикова, собралось не более 10 человек – постоянных участников встреч по ТФБ. Все они, пока сидели в ожидании гостя, подписались под коллективным обращением и обменивались новостями о том, у кого как движутся дела. Хотя хороших новостей пока ни у кого нет. Возможно, они появятся, когда к работе подключится депутат… Одни видели в нем «последнюю надежду», другие особо ни на что не рассчитывали. Вероятно, степень надежды на депутата была связана со степенью отчаяния и тяжестью урона, причиненного компаниям в результате краха банка. Так, если одни смогли взять кредит и устоять на ногах, то другие потеряли практически все. И продолжают терять.

Челнинцы попросили Синельщикова достучаться до ФНС и ПФР в Москве, чтобы оттуда «настучали по шапке» подчиненным здесь, на местах. Все, чего требуют пострадавшие, – соблюдение законодательства. Кроме того, они рассчитывают, что депутат поможет дать ход расследованию уголовных дел по заявлениям, которые пока остаются без внимания.

– В декабре прошлого года предприниматели перечисляли деньги в качестве уплаты налогов и страховых взносов. Ни налоговая, ни Пенсионный Фонд эти платежи теперь не признают, – обозначил проблему номер один Ильшат Гарипов, директор департамента налогов и права НКЦ «Аудитор-Ч». – Банк эти деньги действительно списывал, проставлял штампы на платежках, но деньги до получателей не доходили. Предприниматели даже не знали об этом.

– Деньги-то где сегодня? Я не понял, – прервал Синельщиков.

– Денег нет.

– Что это значит?! Где они осели-то, куда пришли? – пытался понять депутат.

– Они так и осели в банке, – ответил Гарипов.

– Как банк объясняет, почему он не перечислил деньги?

– Не было денег на корреспондентском счете. Это единственное объяснение. При этом есть четкая позиция судов, что если на корреспондентском счета банка нет денег, то он исполнять платежные получения не вправе, он должен был их возвращать. А налоговая и фонды сейчас не идут с претензиями в банк, а идут к предпринимателям, которые фактически свою обязанность исполнили.

– Банк сдох, чего ж к нему идти! – саркастично заметил Синельщиков.

Налоговая, по словам Гарипова, придумывает десятки причин, чтобы отказать бизнесу. Одна из них – отмена некой внутренней процедуры о признании платежей. Сам документ, спущенный местным налоговикам «сверху», от федералов, оказался недоступен для изучения.

– Налоговая ссылается также на то, что у компаний было несколько счетов в других банках, и они должны были проводить оплату не через Татфондбанк, а через них. Еще налоговая ссылается на то, что налоги уплачены не в самый последний день, а немного заранее, – продолжал Ильшат Гарипов.

– Это в упрек ставится? – удивился депутат.

– Это указывают причиной отказа засчитать платежи, – уточнил Сергей Сироткин, финансовый директор турагентства «Фортуна».

– И указывают на то, что в СМИ была информация о тяжелой ситуации у Татфондбанка, и что мы должны были знать об этом и не перечислять деньги через этот банк, – добавил представитель инициативной группы пострадавших, управляющий центром Mail Boxes Etc Ильнур Мавлявиев. – Полтора месяца назад прошла встреча с руководителем УФНС Татарстана и ПФР, где нам говорили: «Давайте свои документы, мы решим. Никаких проблем нет». А теперь происходит «футбол». Сейчас мы ведем переговоры с администрацией города, чтобы еще раз провести такую встречу, чтобы сдвинуть ситуацию с мертвой точки.

«МЫ ЗАСТАВИМ ЗАКОН СОБЛЮДАТЬ. ЗАСТАВИМ ИХ ВОВРЕМЯ ВОЗБУЖДАТЬ ДЕЛА»

Единственный выход у предпринимателей сегодня – идти в суды. Но это месяцы и годы тяжб, денежные затраты. Так, у организаций, которые подали заявления сразу после отзыва лицензии, первые заседания запланированы на июнь, и ни одно дело еще не рассмотрено в первой инстанции.

– В Арбитраже судьи даже не принимают документы, отказывают, – рассказал Мавлявиев. – Например, один юрист ведет сейчас дела по нескольким компаниям. У всех документы оформлены одинаково, но один судья берет их, а другой не берет…

– Они как-то оформляют отказы? Или просто устно? – уточнил депутат.

– При отказе указывают, что пакет документов неполноценный. Один судья, значит, считает пакет документов полноценным, другой – неполноценным, – развел руками бизнесмен и добавил, что по уголовным делам сейчас тишина, никаких официальных писем заявителям не присылают.

– Должно быть постановление о возбуждении уголовного дела, где должно быть написано, что вы потерпевшие, – отметил Синельщиков, но услышав, что таких документов люди не получили, добавил. – Безобразие! Это для того, чтобы у вас не было никаких прав.

– Мы еще в декабре одними из первых написали заявление о возбуждении уголовного дела по ситуации с корреспондентским счетом. Что деньги сняты. Но пока возбуждены уголовные дела только по крупным эпизодам – то, что касается Центробанка. А по нашим вопросам возбужденных дел нет, – констатировал Леонид Иванов.

Он добавил, что вместо того, чтобы рассматривать дело по ТФБ в столице, заявление направляют в местное УВД, а оттуда и вовсе в район, по месту нахождения предприятия. Формально они правы, но вопрос, считает Иванов, должен решаться в Казани.

– По большому счету с юридической точки зрения разницы нет, в Казани расследуют или в Набережных Челнах. Для вас важно, чтобы расследовал компетентный следователь, – заметил парламентарий. – Вопрос в том, компетентны ли следователи в районах? Есть ли у них силы расследовать? Может быть, дело надо передать на городской уровень, а может, и на республиканский или на федеральный. Но если мы понимаем, что следователь некомпетентен, это совсем другая песня. Что касается возбуждения дел, это ситуация решаемая. Процессуальный порядок четко определен. Несложно определить и состав преступления, но сложнее определить вину конкретных лиц и найти средства, чтобы возмещать ущерб через уголовный процесс, – подытожил обсуждение судебной темы Синельщиков. – Если безобразие в уголовном процессе, мы заставим закон соблюдать. Мы заставим их вовремя возбуждать, вовремя признавать потерпевшими. По крайней мере, по форме мы заставим их работать. Это не проблема.

«ВАШИ ПОДЧИНЕННЫЕ НАОБОРОТ ДЕЛАЮТ – ЧТОБЫ ЭТУ «КОРОВУ» ВООБЩЕ БЕЗ КОРМА ОСТАВИТЬ, А «МОЛОКО» ВЗЯТЬ»

– Я бы хотел поставить вопрос в другой плоскости, – взял слово Сергей Сироткин, руководитель турагентства «Фортуна». – Вы являетесь представителем государства, которое нами управляет…

– Но каждый депутат больше представляет интересы народа, конкретных избирателей, – возразил Синельщиков.

– Может быть. Вы послушали наши разговоры о том, как налоговые, пенсионные, судебные чиновники – все сопротивляются отдать копеечку из бюджета. Они выполняют свою работу, а это ведь ваши представители. Так вы должны в душе им похлопать: «Какие вы молодцы!» Они для вас сохранили 120 млрд. Тогда у меня такой вопрос: вот тут в кресле сидит представитель фермерского хозяйства, – указал Сироткин на предпринимателя Владимира Петрова. – Он эту корову кормит, доит, чтобы получить молоко, прибыль. А вы как представитель Госдумы должны холить, лелеять, заботиться о нас, чтобы получить это «молоко». А ваши подчиненные наоборот делают – чтобы эту «корову» вообще без корма оставить, а «молоко» взять. Ну, неужели у нас так все устроено: и законы можно двояко толковать, и свои обязательства? Тогда я этому государству больше верить не буду!

– Это крайности уже, – с улыбкой глядя на коллегу, заметил Леонид Иванов.

Разговор перешел на личности, отклонившись от темы встречи. Депутат рассказал о себе, о своей биографии, о том, как он «всю жизнь работал на закон».

– Для меня главное – чтобы закон соблюдался. Если закон на стороне государства, то я, конечно, на стороне государства, а если на стороне гражданина, то я бьюсь за гражданина. Если гражданин прав, то я буду отстаивать его интересы. У нас есть примеры по Набережным Челнам. Я отстаиваю интересы некоторых граждан, которые воюют с государством. Я знаю, что выиграю этот спор. Если вы правы, то я и вам помогу.

– Значит, можно надеяться, что вы победите, за нас встанете горой? – спросил фермер Владимир Петров.

– Я не могу вам этого утверждать. Прежде всего, вам надо сформулировать, что нужно. Вы должны представлять, что депутат может. Прежде всего, есть депутатский запрос. Достаточно мощное средство. Всякий чиновник должен ответить. Если не ответил, в его действиях состав преступления. Это достаточно мощное средство, оно заставляет мыслить, действовать. Депутат может поставить законодательную инициативу. Но новоиспеченный закон в вашей ситуации вряд ли поможет, – отметил Синельщиков. – Если я обращаюсь в прокуратуру, прокуратура мне в большинстве случаев помогает. И с Нафиковым у нас вроде есть договоренность, что на мои запросы отписки его подчиненные не делают, а дают вразумительный ответ, в котором можно разобраться.

«ЗАБРАЛИ ОДНИМ МАХОМ 20 МИЛЛИОНОВ. И НИЧЕГО. НИ ВЗАД, НИ ВПЕРЕД»

– Вы сейчас сказали, что вы за нас горой… – повторил Петров свою мысль.

Депутат заметил, что слова «горой» не сказал, но готов «воевать». Предприниматель рассказал свою историю. До краха ТФБ в его фермерском хозяйстве было более 100 голов крупного рогатого скота. Он пришел в банк, чтобы снять деньги на комбикорма и тогда узнал о произошедшем.

– «Парень, извини, – говорят, – все, денег нет». Ночью меня вызвали в банк (!), дали сто тысяч и все на этом. Так и началось: коров кормить нечем, зима, 30 градусов мороза, начался падеж. 52 головы сдохли, – рассказывал он. – Кормить до сих пор я ничем не могу, не могу ничего проплатить, хоть наизнанку вывернись. Сейчас 55 голов вышли в поле. Как мне дальше жить? Вы – мой защитник, мне больше кланяться некому. Вот вам кланяюсь. Помогайте.

Кстати, фермер упомянул занимательный факт о том, как «сама директриса» приезжала к нему и вела разговоры о создании холдинга на базе фермерского хозяйства.

– «Я напишу Мусину, миллиарды в тебя вложим», – цитировал предприниматель. – Бизнес мощнейший можно было создать. Они это увидели и вот что сотворили. Забрали одним махом 20 миллионов. И ничего. Ни взад, ни вперед.

Свои истории рассказали и другие участники встречи. О зависших зарплатах, о заложенном оборудовании, о кредитах, о том, как работая «по-белому», они попали по-крупному. Леонид Иванов передал Юрию Синельщикову стопку документов, среди которых – и коллективное обращение от челнинцев с просьбой через депутатские запросы повлиять федеральном уровне на ФНС.

Депутат, в свою очередь, запрос пообещал направить. Что касается судебных дел, он собирался было составить большой реестр, чтобы отслеживать движение по каждому из них (работа колоссальная), но для начала его попросили взять в работу несколько дел. А если по ним все сладится, то «дальше само пойдет».

Анна Перебаскина