, 15 Ноября
$ 67,9975
€ 76,7556
Предложения банков
Новости
Подробно


«Он часто говорил, что отберет дочь, если я осмелюсь на развод»

04.07.2018, 18:55

Семейная драма четы Фаваризовых из Набережных Челнов вызвала резонанс на всю страну. Родители разводятся и не могут поделить ребенка. Казалось бы, типичная ситуация, если бы не облетевшее российские СМИ видео, на котором запечатлено, как отец разносит окно машины и забирает маленькую дочь. Растиражированная запись поделила зрительскую аудиторию на два непримиримых лагеря: «за маму» и «за папу». Удивило общественность и то, что двухлетнюю малышку, ставшую свидетелем уличной разборки родителей, суд решил оставить с отцом, что является большой редкостью. Сейчас 27-летняя мама, Алсу Фаваризова, призывает мужа одуматься и заявляет, что не собирается препятствовать общению дочери с ним. Подробнее о конфликте – в материале Chelny-biz.ru.

«МЫ НЕ СЛИВАЛИ ВИДЕО В СЕТЬ»

На записи инцидента видно, как мужчина перегородил проезд автомобилю на проспекте Хасана Туфана в районе пересечения с проспектом Чулман и потребовал открыть дверь. Через некоторое время он начал крушить лобовое стекло. Раздался женский крик, затем детский плач. Мужчина разбил боковое стекло со стороны водителя и разблокировал двери. Затем открыл заднюю дверь и забрал девочку, сидевшую в детском кресле. Он просил ребенка успокоиться.

27-летняя мама Алсу утверждает, что она вовсе не собирались делать запись достоянием общественности.

– Нашумевшая видеозапись сделана 12 июня, снимала на свой телефон моя 16-летняя сестренка, она сидела рядом в автомобиле, – говорит девушка. – Мы вовсе не хотели где-либо выкладывать видео. После случившегося запись была предоставлена и в отдел полиции, и в инспекцию по делам несовершеннолетних.

– Мы не хотим ни на кого наговаривать, но мы, действительно, были не заинтересованы в том, чтобы выкладывать видео в сеть. Видны лица всех участников происшествия, в том числе малолетнего ребенка. Как запись появилась запись в сети – это загадка, – уверяет защищающий интересы Алсу адвокат Александр Мишакин.

«Я НЕ МОГЛА ЖИТЬ С ЭТИМ ЧЕЛОВЕКОМ И ПРОСИЛА ПОЛЮБОВНО РАЗОЙТИСЬ»

– В браке с Айнуром мы почти три года, – рассказывает Алсу. – Он работает в автосервисе, а я до декрета трудилась в автосалоне Volkswagen. До свадьбы отношения у нас были хорошими, но после он стал агрессивным. Часто возникали скандалы на почве ревности. Были не только угрозы, оскорбления и унижения с его стороны, но и рукоприкладство. Руку поднимал на меня даже, когда я была беременна. По поводу побоев я никуда не обращалась. Во-первых, не всегда оставались следы, он то за волосы потянет, то толкнет, то полотенцем ударит, а во-вторых, я боялась его. Во время сцен ревности проверял мой телефон, мои страницы в соцсетях. Если я уезжала к родителям, мог приехать и проверить на месте ли я. После рождения ребенка часто говорил, что отберет дочь, если я осмелюсь на развод. Бывало, что выгонял меня из дома и дочку не отдавал. Из-за его поведения были случаи, что малышке снились кошмары, и она испуганно вскрикивала среди ночи. Я уже не могла жить с этим человеком и просила полюбовно разойтись. Он отказывался.

«Он часто говорил, что отберет дочь, если я осмелюсь на развод»

– 24 мая я подала заявление на развод, – продолжает Алсу Фаваризова. – Когда он ушел на работу, собрала все необходимые вещи, села в машину и уехала с дочкой жить к своим родителям. Скрывалась от него. Угрозы стали поступать моим родителям, он предлагал встретиться со мной. В тот день, 12 июня, я отъехала от родителей, направилась в сторону «Сити Молла». Встала на «красный» на перекрестке. Айнур со своим другом преградил мне путь на автомобиле Toyota Mark. Дальше вы все видели. От страха я заблокировала двери. Он сначала залез на капот, затем с помощью ключа разбил стекла. Залез в салон, вырвал ключи, отнял ребенка. Никто из автомобилистов не предложил свою помощь. Я позвонила сотрудникам полиции. Там поводов для преследования не нашли.

– Ущерб, нанесенный автомобилю Ford Fiesta, оценен в 27 тысяч рублей, – говорит адвокат Александр Мишакин. – Мы обратились в полицию с заявлением, но нам было отказано в возбуждении уголовного дела. Во время разбирательства представители правоохранительных органов пришли к мнению, что машина является совместно нажитым имуществом, хотя иномарка была приобретена Алсу еще до брака. Это постановление обжаловали в прокуратуре. Ждем реакции.

«РЕШЕНИЮ СУДА МЫ СИЛЬНО УДИВИЛИСЬ»

Чтобы маленького ребенка оставили с отцом, пусть даже временно, до бракоразводного процесса, нужны веские причины. Адвокат Мишакин дает понять, что главные бои еще впереди.

«Он часто говорил, что отберет дочь, если я осмелюсь на развод»

– Окончательного решения суда еще не было, – комментирует адвокат матери. – 24 мая мы подали исковое заявление в городской суд о расторжении брака. Заседание состоится 17 июля. Несмотря на то, что до инцидента ребенок был с Алсу, мы одновременно подали ходатайство об определении места жительства ребенка, чтобы юридически закрепить факт нахождения ребенка с матерью и избежать ситуации, которая возникла сейчас. 25 июня было предварительное заседание, на которой рассматривалось наше ходатайство. Мы предоставили суду видео, в котором видно неадекватное поведение мужчины, ознакомили с заключением отдела опеки и попечительства, в котором указывается, что целесообразно оставить ребенка у матери. Но вынесено определение оставить дочку у отца. Чем руководствовалась Фемида, сказать сложно.

В определении суда, с которым ознакомился корреспондент Chelny-biz.ru, указано, что Айнур обращался к медикам из-за синяков на теле дочери. Вероятно, отец считает, что это дело рук матери.

– Неизвестна причина появления этих синяков, – комментирует Мишакин. – Сами понимаете, ребенок маленький, активный, бегает, здесь ударился, там упал… Возникает вопрос: почему он не обратился по факту синяков дочери в полицию? Там бы он получил бесплатное направление к врачам. Вместо этого он обратился в платную клинику?

«Он часто говорил, что отберет дочь, если я осмелюсь на развод»

– Айнур пытается меня безосновательно очернить, говорит, что я плохая мать, веду разгульный образ жизни, – считает Алсу Фаваризова. – Несмотря на это, я лишать его отцовства не собираюсь. И в планах не было такого. Он родной отец. Ребенок должен знать и видеть своего папу. Когда просила дать мне мирный развод, я говорила, что он может в любое удобное ему время приходить и видеться с дочерью. Дочка относится хорошо и ко мне, к нему.

«ЕСЛИ ОНА И ЕЕ АДВОКАТ ХОТЯТ СЛАВЫ, РАДИ БОГА. МНЕ ПО БАРАБАНУ».

СМИ растиражировали не только видео, но и комментарий главного героя: «Всем, кто понял, в чем дело, спасибо. Тем, кто осуждает, скажу лишь, что это была крайняя мера. Я вполне адекватный человек. На обрезанном видео вы видите лишь то, что вам показывают. Я спас свою малютку. Больше добавить ничего не могу, так как идет суд. Дочь сейчас со мной, и с ней все в порядке».

– На такие действия у меня действительно были основания, эти доводы я предоставил суду, – сообщил сегодня корреспонденту Chelny-biz.ru Айнур Фаваризов. – Я не знаю, чего добивается моя супруга, но я не хочу выставлять свои семейные дела на всеобщее обозрение. Если она и ее адвокат хотят славы, ради бога, мне по барабану. С дочкой все в порядке. На видео видно, как малыша потянулась ко мне. И своей супруге я абсолютно ничего не сделал, и мыслей таких не было. У нас в семье никогда не было рукоприкладства. Ребенка напугал не я, а нечеловеческие крики, которые раздавались в салоне автомобиля. Раз суд посчитал оставить ребенка со мной, значит, для этого были основания. Знаю, что впереди еще будут суды. Я готов к этому.

«Он часто говорил, что отберет дочь, если я осмелюсь на развод»

– В декларации прав ребенка сказано, что несовершеннолетний не может быть разлучены с матерью, закон на нашей стороне, – оценивает перспективы дальнейших судебных разбирательств Александр Мишакин.

Между тем правозащитники утверждают, что российские суды чаще стали отдавать предпочтение отцам, решая, с кем из родителей будут жить дети после развода. Точной статистики не существует, но эксперты говорят, что уже в 5–6% случаев суд определяет постоянным местом жительства малыша дом папы. Ранее такие прецеденты не выходили за рамки 2–3%. Начальник отдела защиты прав детей аппарата Уполномоченного по правам человека РФ Владимир Нелюбин приводил данные о том, что 40% всех жалоб от отцов, которым суд отказал в опеке над детьми, в итоге удовлетворяются. Еще несколько лет назад такое было бы невозможно.

Согласно Семейному кодексу, при выборе места жительства ребенка суд должен учитывать возможность создания ему условий для воспитания и развития. Немалую роль здесь играет материальный фактор. И здесь отцы, как правило, в более выгодном положении. К примеру, некоторые психологи уверены, что ребенку лучше с квалифицированной няней, которую наймет отец, чем с малообеспеченной и вечно занятой мамой.

«Он часто говорил, что отберет дочь, если я осмелюсь на развод»


Ленар Батыршин