, 5 Декабря
Новости
Подробно


«Почему Челны должны угробить свою школу, угробить свой клуб и создать здесь чистый фарм?»

06.07.2016, 16:30

Хоккейный клуб «Челны» оказался в неудобном положении накануне нового сезона. Заявление о том, что челнинская команда будет играть в Высшей хоккейной лиге, оказалось преждевременным. Клуб остается в МХЛ, но в течение месяца должен успеть заново набрать команду, которую уже успел распустить в надежде на выгодное сотрудничество с нижнекамским «Нефтехимиком». Как пишут республиканские СМИ, сделка на 100 млн сорвалась из-за амбиций президента клуба Игоря Крюкова, который якобы не захотел делить с нижнекамцами свои полномочия. Он же в свою очередь утверждает, что эти выводы основаны на околохоккейных сплетнях и далеки от реальности. Свой взгляд на ситуацию Крюков изложил в интервью Chelny-biz.ru.

«ЭТО БЫЛО ВЫКРУЧИВАНИЕ РУК. ОНИ ПОСЧИТАЛИ, ЧТО МЫ УЖЕ НЕ СМОЖЕМ ПОЙТИ НА ПОПЯТНУЮ И ВЫДВИНУЛИ КРАЙНЕ НЕВЫГОДНЫЕ ДЛЯ КЛУБА УСЛОВИЯ»

– Игорь Анатольевич, в СМИ распространилась информация о том, что ХК «Челны» отказался от выгодной сделки, предложенной ХК «Нефтехимик», которая принесла бы клубу порядка 100 миллионов рублей и вывела бы нашу команду в ВХЛ. В чем причина отказа?

– Во-первых, Нижнекамск не хотел вкладывать сюда 100 миллионов. Во-вторых, это не они делали нам предложение, а мы сами, начиная с декабря месяца, ведем с ними переговоры. Была встреча с генеральным директором «Нефтехимика». Мы убеждали их, что им выгодно работать в Челнах. Но мы приглашали их сюда на определенных условиях. Финансирование – 40 на 60 процентов: 40% вносим мы, 60 – они. 40% игроков – наши, 60 – их. И мы даже согласны были на то, чтобы поставить здесь их главного тренера. Мы уже практически договорились, и я уже давал интервью, заявлял, что вопрос решился, что мы будем играть в Высшей лиге. Однако, дождавшись момента, когда мы уже вроде бы не можем дать задний ход, когда мы уже распустили команду, игравшую в МХЛ, для набора новой для ВХЛ, они начинают выдвигать требования, которые для нас неприемлемы. Они захотели создать в Челнах чистый фарм.

Игорь Крюков (слева)


– О каких требованиях идет речь? Челнинский клуб мог бы решить свои финансовые проблемы, играть в ВХЛ…

– Первое – мы распускаем свою команду. Второе – мы увольняем порядка 20 наших специалистов. Третье – отдаем большую часть Ледового дворца им и сокращаем время для занятий нашей спортивной школы. По новым условиям вышло так, что нашим игрокам практически заказана дорога в нашу же команду. И при этом мы еще должны ежегодно вносить 56 миллионов – наша часть финансирования (годовой бюджет команды Высшей лиги составляет порядка 120–130 миллионов). Это было выкручиванием рук. Они посчитали, что мы уже не сможем пойти на попятную и выдвинули крайне невыгодные для клуба условия.

В мэрии прошло совещание по этому поводу с участием мэра, замруководителя исполкома, курирующего эти вопросы, начальника управления спорта. Они высказали свои соображения, я – свои, и мэр принял решение о том, что наш хоккейный клуб останется играть в МХЛ.

«НАМ ПРИШЛОСЬ БЫ ПОТРАТИТЬ 100 С ЛИШНИМ МИЛЛИОНОВ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ У НАС ЗДЕСЬ БОЛТАЛАСЬ ВНИЗУ ТУРНИРНОЙ ТАБЛИЦЫ КОМАНДА ГАСТАРБАЙТЕРОВ»

– То есть представители исполкома вас поддержали? Или они выступали за сделку с нижнекамским клубом?

– У Рамиля Марвановича (Халимова, замруководителя исполкома – ред.) и Натальи Шивкетовны (Безруковой, начальника управления спорта – ред.) аргументы были немного другие, но выводы те же самые. Решение о том, чтобы остаться в МХЛ в этом сезоне, было обоюдным. Дело в том, что для того чтобы играть в Высшей лиге, мы должны были сделать еще и реконструкцию Ледового дворца в соответствии с требованиями ВХЛ. А это порядка 59 миллионов плюс к тем 56, что мы должны были бы вносить ежегодно.

– Что подразумевается под реконструкцией? По каким параметрам наш дворец не попадает в ВХЛ, и все ли тогда у нас в норме по требованиям МХЛ?

– По регламенту МХЛ все в порядке, мы даже превосходим эти требования. Запросы ВХЛ выше. У нас, например, раздевалки не соответствуют: они очень маленькие, их нужно увеличивать в два раза. На полу должно быть специальное покрытие. Звук, мультимедиа, табло не соответствуют требованиям. Должен быть строгий пропускной режим, видеонаблюдение, место для хранения вещей. Ледовый дворец должен быть окружен забором, и во время проведения игр там должно стоять восемь постов ЧОП. Для второй команды, приезжей, должен быть отдельный вход и отдельная раздевалка. Они должны заезжать с отдельного входа, переодеваться и выходить на лед и так же уходить, никак не пересекаясь с нашими болельщиками, с нашей командой. Зрительских мест должно быть как минимум две тысячи. А у нас – полторы. Это довольно большой технический регламент.

Да, рано или поздно это надо было бы сделать. Но если бы мы с Нижнекамском договорились, я думаю, мы и с лигой бы договорились о какой-то отсрочке, чтобы не сразу 59 миллионов вкладывать, а сделать эту реконструкцию, например, в течение пяти лет. А так поучается, что нам в этом году пришлось бы потратить 100 с лишним миллионов для того, чтобы здесь болталась внизу турнирной таблицы команда гастарбайтеров, к которой мы не имеем совершенно никакого отношения.

– Почему внизу турнирной таблицы? Вы считаете, что перспективы у ХК «Челны» в ВХЛ в качестве фарм-клуба «Нефтехимика» – никакие?

– У нас с «Нефтехимиком» разные задачи. Наша задача – чтобы у нас была челнинская команда, которая показывала бы хороший хоккей, воспитывала бы патриотизм в городе. Клуб, за которым тянулась бы школа. У них задачи другие – им нужно накатывать игроков под свою первую команду.

Чистых фарм-клубов – их мало, их всего два–три в Высшей лиге. И они все – на последних строчках турнирной таблицы. Один из них – казанский «Барс», который является фарм-клубом «Ак Барса». Если вы приедете в Казань посмотреть на «Барс», там сидит полтора человека. Они никому не нужны, на них никто не ходит, у них нет задачи показывать какой-то спортивный результат, у них задача – накатывать ребят и заниматься селекцией, покупкой-продажей игроков. И это хотели сделать у нас!

В то же время самостоятельных клубов в Высшей лиге – основная часть. Но у них у всех договоры с клубами КХЛ. Взять, например, пензенский «Дизель», у которого договор с самарским клубом «Лада». «Лада» командирует 5–10 человек, полностью обеспечивает, обувает, одевает, кормит их, но они играют за «Дизель». И «Дизелю» это выгодно, клуб за этих людей не платит, и в принципе эти игроки в третьем–четвертом звене неплохо смотрятся, а основной состав у них свой. Не вопрос! Мы тоже можем так работать, командируйте спортсменов к нам!

«Альметьевск», например, не стал фарм-клубом «Ак Барса». Он остался самостоятельным клубом и заключил с «Ак Барсом» договор о сотрудничестве. Почему Челны должны сейчас все отдать, угробить свою школу, угробить свой клуб и создать здесь чистый фарм? Фарм-клуб, который будет болтаться внизу турнирной таблицы, и мы не сможем оказать на это никакого влияния.

– Почему же тогда вы не стали давать комментарий, объясняющий эту ситуацию?

– Статья была  опубликована на одном из татарстанских сайтов. Мое мнение – это очень одиозное издание. Отношение к нашему городу и в частности к нашему клубу у них неоднозначное, они ни разу ничего хорошего про челнинский клуб не сказали. Постоянный негатив: «менеджмент плохой», «воровство», «загибается», «умирает». И в этой статье тоже все было перевернуто с ног на голову. Они не используют официальные заявления, ни разу не поговорили с руководством клуба, с тренерским составом, игроками или персоналом. Они пользуются околохоккейными сплетнями и пытаются преподносить это как правду. Сегодня у пресс-службы хоккейного клуба есть список изданий, с которыми запрещено общаться.

«ОСТАЛОСЬ НЕМНОГО ВРЕМЕНИ, ЧЕРЕЗ МЕСЯЦ У НАС ДОЛЖНО БЫТЬ КАК МИНИМУМ 40 ЧЕЛОВЕК»

– Получается, что сейчас, накануне нового сезона, хоккейной команды в городе фактически нет?

– У нас сейчас не очень простая ситуация... Мы распустили команду в начале мая, ребята разъехались, пробуются в другие клубы. Где-то мы помогали им устроиться, кто-то по вышке уехал. Мы до последнего содержали команду и распустили ее только потому, что реально верили, что с Нижнекамском договорились. Из команды, которая у нас играла, мы планировали оставить четыре–пять игроков, которые могли бы попробоваться в Высшей лиге. Один из них – Михаил Дорофеев, очень хороший вратарь. Кроме того, для команды ВХЛ мы хотели пригласить игроков, которые раньше у нас играли, и челнинских спортсменов, не игравших у нас, но желающих вернуться в родной город. Нам есть, кого пригласить. Мисбахов, например. Он сейчас выступает в Высшей лиге, очень хороший игрок. Челнинский воспитанник Андрей Ногин готов вернуться. Руслан Ризаев – вратарь, которого все челнинцы помнят – тоже с удовольствием вернулся бы. Так мы сформировали бы свою часть – 10 человек, костяк команды. И 15 человек – нижнекамские игроки.

– А какие вообще сегодня у ХК «Челны» перспективы?

– Мы продолжаем играть в Молодежной хоккейной лиге. Это решение, как я уже говорил, принял мэр. Я считаю, что в данной ситуации это единственное правильное решение. Задача главного тренера сейчас – посмотреть, кого можно вернуть из тех игроков, которые у нас были. У нас осталось немного времени, через месяц у нас должно быть как минимум 40 человек, чтобы к сентябрю подойти с командой.

– Вы считаете, что игроки вернутся?

– Думаю, что вернутся. У нас в клубе, несмотря на все то, что пишут в СМИ, условия довольно неплохие. И кто бы что ни говорил, по зарплате у нас не было ни разу задержки более чем на месяц. На сегодня полностью выплачена зарплата всем игрокам. Есть небольшая задержка по премиальным, но до конца июля мы ее погасим. Бывают задержки персоналу, но игрокам мы зарплату выплачиваем в первую очередь.

– Кстати, о зарплате. Каков бюджет клуба, и как он формируется?

– По прошлому сезону наш бюджет составил чуть более 20 миллионов. Найдите хоть один клуб, который за такие деньги смог играть. В МХЛ при бюджете меньше 40 млн никто не играет, и это самые бедные клубы. А мы при самом минимальном бюджете в прошлом году заняли второе место по конференции и четвертое место по России. Мы смогли вовремя выплачивать зарплату, и все условия содержания спортсменов были на хорошем уровне. Это что касается вопросов об эффективности менеджмента нашего клуба и эффективности нашего тренерского состава.

ХК «Челны» существует на деньги спонсоров. Группа компаний, к которой я имею отношение, на протяжении 12 лет является одним из спонсоров клуба. Еще есть несколько уважаемых граждан города, к которым я хорошо отношусь, они очень помогают. И несколько благотворительных фондов оказывали поддержку в прошлом сезоне. Большую часть вопросов решает мэр города. Но бюджетных, местных или республиканских денег, нет ни копейки.

«МЫ УЖЕ ЗАЯВИЛИСЬ В ВЫСШУЮ ХОККЕЙНУЮ ЛИГУ, НАСТРОИЛИСЬ… У НАС НЕ СЛОЖИЛОСЬ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПО ВИНЕ НИЖНЕКАМСКА»

– Правильно ли я понимаю, что у вас с ХК «Нефтехимик» теперь испорчены отношения?

– Нет, я не думаю. Жизнь есть жизнь, работа есть работа. Понятно их желание и стремление. На месте директора клуба «Нефтехимик» Владимира Кузнецова я бы, наверное, сделал то же самое. Перед ним стоят определенные задачи, ему надо двигаться, он по-своему видит их решение. Здесь другие задачи: у нас город, у нас люди, у нас ДЮСШ, у нас болельщики. Каждый делает свою работу исходя из своих задач. Я думаю, что мы договоримся.

– О чем? Вам еще есть о чем договариваться?

– Не сейчас. Но, отмечу, что те условия, которые были предложены им здесь,– они неплохие. Реально клуб просматривает под первую команду три–четыре человека, не больше. Смысл им сейчас содержать целую команду в Волжске? Если здесь они тратили бы порядка 70 миллионов, то сейчас им придется тратить более 120. Для чего? Посмотрим на их результаты, на положение в турнирной таблице.

– А какова вероятность, что ХК «Челны» все же будет играть в ВХЛ?

– Мы давно работаем над этим. Не будем с Нижнекамском – есть много других клубов. Сейчас меняются взаимоотношения между клубами ВХЛ и КХЛ. Клуб от этой идеи не отказывается. Да, сейчас мы сами несколько расстроены, ведь уже заявились в Высшую хоккейную лигу, настроились, тренеры все были готовы, и я уже созванивался с перспективными ребятами, которых мы хотели пригласить. Люди готовы были вернуться в Челны за меньшие деньги, чем они сейчас получают, чтобы хотя бы два–три года поиграть дома для своих болельщиков, для своих друзей. У нас не сложилось исключительно по вине Нижнекамска.

Анна Перебаскина

Фото: hcchelny.com, hcneftekhimik.ru

Не теряйте связь с новостями.
Дзен.Новости