, 15 Сентября
$ 64,4711
€ 71,5307
Предложения банков
Новости
Подробно


«Мы пахали так, что «дискуссии» с Хамадеевым казались мелочью»

06.08.2014, 10:11

Абдулхак Батюшов - глава крупнейшего в регионе холдинга «СТВ-МЕДИА». Сегодня его «детище» насчитывает 10 средств массовой информации, компания является лидером по количеству радиостанций в городе и может с легкостью устанавливать свои правила игры на рекламном рынке. Чтобы стать успешным бизнесменом и авторитетной в Челнах личностью, Батюшову пришлось пройти путь, который сейчас бы он вряд ли захотел повторить. В начале 2001-го молодой амбициозный руководитель со скандалом покинул муниципальное предприятие, телерадиокомпанию «Чаллы ТВ», после чего последовала изнурительная борьба за место «под солнцем». Потеряв практически все после конфликта с мэром Челнов Рашитом Хамадеевым, Батюшов сумел восстановить и укрепить свои позиции при Ильдаре Халикове, а сегодня он сам во власти.

О том, как «дискутировал» с экс-мэром Челнов Хамадеевым, почему возник конфликт и в чем заключалась его абсурдность – Абдулхак Батюшов рассказывает это впервые, порталу предпринимателей.

 

«Я РАШИТУ САИТОВИЧУ ГОВОРИЛ: «КАК ОТРАЖАЕТСЯ МОЕ ОБЩЕНИЕ С АЛТЫНБАЕВЫМ НА РАБОТЕ?!» НО ОН ПРОДОЛЖАЛ ДУМАТЬ ИНАЧЕ»


- Абдулхак Мустафович, предлагаю начать с главного. Вы ведь стали предпринимателем не по собственному желанию? Открыли бизнес, потеряв работу?

- Согласен. Не было бы счастья, да несчастье помогло.

- Мы знаем, как это произошло, но не знаем, почему. Вы ни разу не рассказали в СМИ, что случилось тогда, в январе 2001-го. Все эти годы нам приходилось довольствоваться скудными комментариями представителей власти. Думаю, пора раскрыть карты.

- Я ушел с «Чаллы-ТВ» 4 января 2001 года, как обычно в таких случаях – по собственному желанию. Года полтора до этого момента мы дискутировали с Хамадеевым - не сходились во взглядах. Наши представления о работе СМИ существенно отличались, мы по-разному смотрели на процессы, которые проистекали в городе. То, что он якобы видел на экране и слышал по радио, не совпадало с его ожиданиями. У него было свое видение, у меня свое, и мы никак не могли найти точки соприкосновения. Договориться не удавалось... Но, наверное, будет неправильно, если я на этом остановлюсь. Все понимают, что была и политическая подоплека. Считалось, что на тот момент в городе существовали две команды –Хамадеева и Алтынбаева. По этим признакам действующая власть и определяла, кто может работать на руководящих должностях в муниципальных учреждениях, а кто нет. И если говорить откровенно, то именно этот показатель ставился во главу угла, а не результаты работы. Получается, что понимания между нами и не должно было возникнуть, как бы хорошо я не работал. Об этом откровенно говорил и сам Рашит Саитович.

- Я впервые слышу о том, что вы ушли по собственному желанию.

- Официально, это было так – я ушел. Но все же понимают, что было иначе, если говорить по-простому – меня «ушли». Просто создали ситуацию, в которой лучше было написать заявление. Для меня было очевидно: когда нет понимания с первым лицом города, руководить муниципальным каналом – занятие бесперспективное. Нужно было принимать решение.

- Вас отнесли к команде Алтынбаева, и это стало основной причиной конфликта?

- Да! Я Рашиту Саитовичу говорил: «Как отражается мое общение с Алтынбаевым на работе?! Посмотрите любую программу на «Чаллы-ТВ» и вы ничего противоречащего не увидите...». Тот факт, что я на кухне с кем-то чего-то обсуждаю, еще ни о чем не говорит. Как моя дружба могла сказаться на информационной политике города? Алтынбаеву этого не надо было, да и я прекрасно отдавал себе отчет, где и кем работаю. Но Хамадеев продолжал думать иначе. Именно думать, так как он не отслеживал программы.

- Вам приписывали финансовые махинации.

- Параллельно с разговорами «звучали» все известные власти «аргументы» - были задействованы налоговая, прокуратура, КРУ. Но они не подействовали. Если бы нарушения имели место быть, меня бы выгнали с позором, возможно, со «статьями». Хамадеев еще, помню, ссылался на Казань: якобы, это не его решение, сверху давят… Когда аргументы закончились, начались переговоры, некие обещания. Только тот факт, что кто-то выполнил обещания, а кто-то нет – дело десятое. Решение было не совсем таким, как мы договаривались.

- Что вы имеете в виду? О чем договаривались с властью?

- За заявление по собственному желанию Рашит Саитович на выбор предложил мне две должности. Какие – озвучивать не буду по этическим соображениям. После того, как он в своем кабинете получил написанное при нем заявление, сказал, что «пошутил». Конечно, выражался он иначе…

- Конфликт с первым лицом города иногда грозит тяжелыми последствиями. В большинстве таких случаев люди уезжают из города. Вы этого не сделали.

- Это же был не личный конфликт. Это был конфликт интересов на профессиональной почве. Может, в реальности мэр был мне симпатичен? А может, и моя личность вызывала у него положительные эмоции? Я не могу сказать, что мы расстались врагами. Когда встречались – здоровались, общались.


- Вам потом пришлось сидеть «в затишье»…

- Оно было условным. В течение года с момента увольнения я успел с коллегами организовать телестудию, недолго поработать в газете «Ва-Банк Закамье», безуспешно поучаствовать в выборах в Горсовет. Соперником моим тогда был Рафар Шакиров, которого поддерживал Мунир Гайнуллов. А 27 апреля 2002 года мы зарегистрировали предприятие, которое стало первым кирпичиком холдинга «СТВ-МЕДИА» - ООО «Интертелеком». Мне рассказывали, какая была реакция у Хамадеева, когда ему доложили, что Батюшов выиграл конкурс на право телевещания.

- Вам не давали работать. Последствия конфликта все же дали о себе знать?  

- Наша телекомпания начала вещать в марте 2004 года. Практически два года мы шли к этому. Пахали так, что «дискуссии» с Хамадеевым казались мелочью. Если бы мне предложили повторить этот путь, я бы, наверное, не рискнул. Бывали дни, когда просто руки опускались. Но я не имел права демонстрировать свое настроение коллективу. Я выходил к ним и говорил: «Вперед!». Ко мне подходили со словами «Ну как так, Абдулхак Мустафович?! Уже невозможно работать». Я все отрицал и снова говорил: «Только вперед!».

- «Палки в колеса» были стандартные? Пожарная, санэпидстанция?

- Я бы сказал, неадекватные. Приведу несколько фактов. Мы установили антенну на «тюбетейке», объект тогда не функционировал. Пожарные заставляли нас провести железную лестницу через все 27 этажей и пропитать ее огнезащитной жидкостью. Якобы для эвакуации. Я спрашивал: «Кого эвакуировать будем? Объект заброшен. Там нет ни души!». Но это никого не интересовало. Мне лишь отвечали, что так положено. Они приходили к нам в редакцию, ходили с линейкой и делали замеры лестницы, которая вела в цокольный этаж. Якобы высота ступени должна была составлять 18 сантиметров, а у нас было 17! Все! Закрывайте!

- Налоговая приходила?

- Нет. У нас тогда денег не было.

 

«Я ВИДЕЛ ГЛАЗА ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ С НАДЕЖДОЙ СМОТРЕЛИ НА МЕНЯ.... ПРИШЛОСЬ ОСТАТЬСЯ И РАБОТАТЬ»


- Отдаете себе отчет, что в истории челнинской журналистики – вы единственный подобного рода предприниматель, который потеряв все, вдруг вернулся на коне? Ваше возвращение на «Чаллы ТВ» расценивалось именно так. Я понимаю, вы скажете сейчас, что «коня» не было. Но все же?

- «Коня», действительно, не было. Если бы кто-то на моем месте и сказал, что мечтал об этом, планировал, рассчитывал – был бы нечестен. Абсолютно. Я, как и многие, оказался в нужный час в нужном месте. Понятное дело, что должны быть и знания, и опыт, и желание, и стремление. Но случилось это не потому, что я хотел. Банальное стечение обстоятельств. Но раз уж так вышло, я согласился.

- У вас стабильно работающее частное «хозяйство». Что вы имеете в виду под выражением «оказался в нужный час в нужном месте»?

-  Я как собственник СМИ в первую очередь рассматриваю процессы с точки зрения бизнеса. На рынке телерекламы в городе в одно время сложилась нездоровая ситуация: телекомпания «Чаллы ТВ» сильно демпинговала, не давала развиваться рынку. Мы все адекватные люди, работаем на одном рынке, и эта картина как-то не вписывалась в общую ситуацию. Пытались договориться, но не получалось. И в этом случае было к месту самому возглавить процесс и привести его в норму. В итоге поступило предложение, от которого я не смог отказаться.


- Вам понадобилось 2,5 года, чтобы выровнять ситуацию?  

- Я планировал проработать на «Чаллы ТВ» год, но задержался. Коммерческий процесс ушел на второй план, на первый вышел коллектив. Я видел глаза людей, которые с надеждой смотрели на меня, связывали профессиональное будущее с моим именем. Пришлось остаться и работать уже над другим – над тем, чтобы сделать современную динамично развивающуюся телекомпанию… А задача, с которой я пришел, решалась сама собой.

- Наблюдателям могло показаться, что это был очень продуманный с вашей стороны ход. Поработали немного, привели своего человека…

- На самом деле я предложил руководству «Татмедиа», учредителю «Чаллы ТВ», несколько кандидатур. Среди них была и Алсу Валеева. Я не настаивал, но именно на ней остановили свой выбор. Считаю, что у Алсу очень хорошо получается.

 

«АЛТЫНБАЕВ НАСТОЛЬКО ПРИСТАЛЬНО СЛЕДИЛ ЗА НАМИ, ЧТО Я ДАЖЕ НЕ ПОНИМАЮ, КАК ОН УСПЕВАЛ»


- Абдулхак Мустафович, вы работали при 4 мэрах. СМИ так или иначе приходится учитывать мнение власти города. Смена руководства автограда – смена стиля работы?

- Контент СМИ зависим в большей степени не от руководства города, а от времени, в котором работает. Условно, если бы в 96-м году мэром Челнов был Ильдар Шафкатович, думаю, что наше содержание было примерно таким же, как и при Алтынбаеве. А если Рафгат Закиевич работал бы в 2014-м, подходы наверняка были бы иными. Нельзя ассоциировать работу СМИ только с личностью. Я не буду сейчас рассказывать, с кем было интересно работать, а с кем нет. Нужно понимать, что личность человека, который возглавляет полумиллионный город, уже сама по себе интересна. Отмечу лишь период Алтынбаева. Во-первых, при нем телевидение было в новинку. Во-вторых, он запомнился мне ежедневными звонками. Не было ни дня, чтобы они не высказался по тому или иному материалу, съемкам. Он настолько пристально следил за нами, что я даже не понимаю, как он успевал. Интернета тогда не было, кассеты мы ему не возили, но он всегда знал, что мы показывали. Звонки были разного характера: и хвалил, и ругал... Вот этот период мне запомнился очень хорошо. Возможно потому, что я был молод и не столь опытен.

- Вы сейчас сами во власти, являетесь депутатом Горсовета. Планируете участвовать в выборах 2015 года?

- Скорее нет, чем да. Я не могу сказать, что я разочаровался в депутатской деятельности, нет. Я изначально знал, куда иду и с какими полномочиями.  Если кто-то и думал, что депутат Горсовета способен влиять на ситуацию в городе или «пилить» деньги, глубоко ошибался. Я хожу по этим коридорам с 93-года, знаю абсолютно все, что и как происходит во власти. Иллюзий никаких не строил. Для того чтобы решать городские проблемы, нужны средства, а если их нет в казне? Решать их за счет своего предприятия – не правильно. Кстати, именно поэтому я пошел по партийному списку. Одномандатники в период предвыборной кампании обычно много чего обещают, не понимая, что ресурсов у города на то нет. Некоторым, конечно, потом приходится выполнять обещания за счет своего бизнеса.


- Вы беспартийный человек, однако в Горсовет прошли по списку «Единой России», соответственно, и вошли в ее фракцию. Независимым СМИ принято сохранять независимость от политических пристрастий…

- Надо честно признать, что в Челнах нет другой политической силы, с которой можно считаться, освещать ее деятельность, ставить в противовес «Единой России». Я же не буду бегать за четырьмя коммунистами, которые есть в городе, и каждый день про них что-то показывать?! Это несерьезно. Если бы в Челнах была реальная многопартийность, наверное, передо мной стоял выбор. Но поскольку ее нет, я не ощущаю дискомфорта от причастности к фракции «Единой России», мне абсолютно комфортно. Да и как вы себе представляете? Вы считаете, я только и думаю о том, как бы не обидеть единороссов? Я в первую очередь руководитель медиа холдинга, за мной коллектив журналистов. Это творческие люди, для них очень важно быть уважаемыми людьми, независимыми. Никто не будет работать только для того, чтобы потешить самолюбие своего руководителя. 

 

«В МОЕМ КОЛЛЕКТИВЕ ВСЕ ЗНАЮТ: Я ГОТОВ ТЕРПЕТЬ «ЗВЕЗДУ» СКОЛЬКО УГОДНО»


- Вы как-то говорили, что творческому персоналу приходится многое прощать. Ваша позиция изменилась со временем?

- Абсолютно нет. В моем коллективе все знают: я готов терпеть «звезду» сколько угодно, если это действительно «звезда». Но если «звездность» ничем не подкреплена, тогда извините…

- Говорят, на «Чаллы ТВ» был случай, когда вы уволили директора службы новостей за то, что тот положительно ответил на вопрос: «Доволен ли ты своей работой»? 

- Да, правда. Это было на одном из первых аппаратных совещаний после моего возвращения. Я проанализировал выпуски новостей - их уровень оставлял желать лучшего. Спросил у директора службы, доволен ли он качеством продукта, который производит, тот ответил «да». Что я могу сказать по этому поводу? Если зритель не удовлетворен, а редактор не может и не хочет исправлять ситуацию, что ждать от него? Если он считает, что достиг совершенства, значит, выполнил свою миссию и должен уступить место. Я предложил ему написать заявление по собственному желанию.

- Но если следовать вашей логике, получается, что вы недовольны и своей работой?

- Конечно!

- В чем именно?

- Я могу долго об этом говорить, по любому направлению: кадровой политике, позиционированию, контенту СМИ, по экономическим вопросам…  

- Ваша главная головная боль?

- Кадры. Мне нужны 5-7 журналистов. Где их взять? Если бы они появились в одночасье, развитие холдинга представлялось бы иным. В Челнах на рынке труда СМИ катастрофически кадровый голод!


- Вы говорили, что готовы оплачивать обучение студентов журфака и таким образом частично решить кадровую проблему.

- Да. У нас есть два кандидата, оба учатся на третьем курсе. Пока мы анализируем их деятельность, но вероятность того, что мы оплатим их обучение, высока.

- Какие условия будут стоять перед ними?

- Думаем привязать к временным рамкам. Условно: если мы заплатили за 3 года учебы, то столько же он потом должен будет отработать у нас. 

- Несмотря на явное отсутствие квалифицированного персонала, считается, что холдинг «СТВ-МЕДИА» является некой кузницей кадров.

- Согласен. Сегодня в городе, наверное, нет ни одной пресс-службы, где бы ни работали бывшие сотрудники «СТВ-МЕДИА», нет ни одной редакции. Но я не склонен радоваться, для меня это абсолютный минус. Значит, что-то этим людям мы не дали в нужном объеме – или денег, или возможности раскрыться, или не сумели создать комфортную атмосферу в коллективе. Да, я искренне радуюсь, когда мои «выпускники» возглавляют коллективы, когда уезжают в федеральные СМИ. Но это другое. За 10 лет существования холдинг покинуло много «звезд»...

 

«У НАС НЕТ РЕЙТИНГОВ СМИ, И МЫ НЕ МОЖЕМ С ТОЧНОСТЬЮ СКАЗАТЬ, ЗРИТЕЛЕЙ СТАЛО МЕНЬШЕ ИЛИ БОЛЬШЕ»


- «СТВ-МЕДИА» – лидер в Челнах по количеству радиостанций: всего в городе 18, 7 из их принадлежат вам. Не кажется ли, что открывая все новые и новые частоты, вы просто размазываете рекламный бюджет? Насколько я понимаю, денег в городе не прибавляется, а предложений все больше и больше.

- На самом деле, рекламный пирог в городе растет, может и не такими темпами, как нам хотелось бы, но мы тем не менее мы желаем бороться за его часть. И от того, насколько активно мы будем действовать, будет зависеть, какой объем мы займем на рекламном рынке. Этих денег, конечно же, не может хватить на все СМИ города, больше достается тем, кто был первым. И в нашем холдинге есть «передовики»: «Авторадио» всегда шло хорошо, Energy – они как раз и были в числе первых. В целом в «СТВ-МЕДИА» нет радиостанций, которые бы дублировали друг друга по контенту, у каждой своя аудитория, поэтому уживаются хорошо. И обратите внимание, что из 18 радиостанций города в дележе рекламного бюджета штук 5 можно смело вычеркнуть - они вроде и есть, и вроде нет, ими никто не занимается. 

- Тот факт, что вы можете предложить рекламодателю сразу несколько типов передачи рекламы и абсолютно разные аудитории, играет на руку? 

- Правило одного окна присутствует. Но я не скажу, что оно играет существенную роль для рекламодателя. 

- На «деловом обеде» вы сообщили, что через какое-то время у вас можно будет размещать рекламу в рассрочку.

-  Хоть завтра. Проблем нет, пусть рекламодатели приходят.

- Могут быть невозвраты.

- Согласен. Все рискуют. Конечно же, мне не хотелось бы, чтобы был невозврат, и надеюсь, наши предприниматели подойдут к этому вопросу ответственно.


- РЕН ТВ часто проводит ребрендинг. Меняется не только логотип, но и концепция. Это, безусловно, несет определенные потери, в том числе и финансовые. Вы не думаете сменить партнера?

- Федералы не всегда объясняют свое решение, но их логика вполне понятна. РЕН позиционировал себя как деловой мужской канал, но в последнее время, вы видите, политика изменилась. Народу сегодня что нужно? Развлечения! Наши партнеры, а у них большие амбиции, живут цифрами и рейтингами. В лидерах сегодня развлекательные каналы, и у РЕНа есть желание забрать часть их рекламного бюджета. Все просто.  

- На вас это сказывается?

- Мы можем долго сейчас рассуждать о том, нужно ли в таком объеме показывать про инопланетян. Но это будет субъективно. К сожалению, у нас нет рейтингов СМИ, и мы не можем с точностью сказать - зрителей стало меньше или больше. Но есть другие цифры: динамика рекламных сборов на «РЕН-Набережные Челны» положительная. Вот этот показатель я пока и беру за основу. 

- Как в целом оцениваете рынок СМИ?

- Рынок зрелый. Что еще нужно городу? Да ничего. Уверен, что в Челнах любой предприниматель, который будет грамотно продвигать свой продукт, найдет подходящий рекламный носитель. А зритель, слушатель, читатель найдет нужную информацию.

- В Челнах, например, нет качественных интернет-ресурсов, рассчитанных на массовую аудиторию. И у вас были попытки запустить такое СМИ – «Челны Новости». Наверняка неспроста?

- Мы хотели быть в тренде. Но не в плане рекламной площадки, а исключительно информационной. Задача не снимается. Есть нюансы, н мы будем в любом случае двигаться в этом направлении. И я уверен, что проект займет свое место в информационном пространстве. Однако, повторю, цели зарабатывать на нем пока нет.


-  А как же исследования, в которых утверждают, что рынок интернет-рекламы с каждым годом прирастает?

- У меня условное отношение к этим цифрам. 150% роста от чего? От нуля, на две копейки? До телевидения интернету еще очень далеко.

- Вам не кажется, что рынок СМИ в Челнах переживает какой-то переходный период?  В ряде проектов сменились редакторы, коммерческие отделы уходят «оптом» …

- Было время, когда редакторы в местных СМИ работали по 5-10 лет, они были узнаваемы, авторитетны. Да, многие ушли. И, к сожалению, сейчас я не вижу «звезд», даже не знаю, как некоторых из них зовут. Нет достойной замены, а это опять же показатель кадрового голода… С чем связаны обновления в коллективах? Думаю, это попытка собственников СМИ что-то изменить, обновить, освежить. Если руководитель не может поймать эту «волну», он 10 лет делает одно и то же, тогда приходится расставаться.

- Как будет развиваться в ближайшее время холдинг?

- Это мой самый нелюбимый вопрос. Развиваться мы точно будем, но как – пусть останется загадкой.

 

Светлана Марганова