, 5 Декабря
Коронавирус. Заражено: 263 862 263 человека. В России: 9 703 107. В Татарстане: 38 524. В Челнах: 5 230
Новости
Подробно


Адвокат Рамиля Ибрагимова: «Своими глазами видел, что Барак Обама – свидетель обвинения»

30.01.2017, 13:31

Защита экс-ведущего «Эфира» считает, что гомофобия — это не повод для уголовного дела, а то, что один гей расстрелял других, — еще не теракт

Сегодня стартовал суд по уголовному делу IT-предпринимателя, прозванного в соцсетях «инноватором-людоедом», Рамиля Ибрагимова. За пост в «Инстаграме» в поддержку «убедительной акции» с расстрелом гей-клуба в Орландо ему грозит до 5 лет лишения свободы. Дело в выездном режиме ведет Поволжский окружной военный суд. «Ежику понятно, что это не терроризм», — заявил «БИЗНЕС Online» адвокат подозреваемого Александр Коган. А эксперты отмечают, что дело при всей недопустимости высказывания — сомнительный сигнал обществу.

НА СУД КАК НА ПРАЗДНИК

На суд, который проходит в том же зале, что и на процессах по «Чистопольскому джмамаату», Ибрагимов явился за 15 минут до начала. В галстуке, костюме, белой рубашке — в общем, практически как на свадьбу. Поприветствовал бывшего коллегу по «Эфиру» Антона Райхштата, поцеловал маму, поздоровался с отцом. От комментариев по делу воздержался.

«После июня я решил ничего уже не говорить об этой истории», — сказал подсудимый. От камер он, однако, не прятался — напротив, даже позировал по просьбе видеокорреспондента «БИЗНЕС Online». Представителей прессы оказалось около 12 человек, вместе с фото и видеооператорами.

В ходе предварительного следствия интересы Ибрагимова защищал адвокат Вениамин Чубаренко, теперь произошла замена на не менее знаменитого защитника — Александра Когана. Председательствующим судьей Приволжского окружного военного суда, который рассматривает уголовное дело Ибрагимова, назначен Игорь Белкин. Рассматривать дело, подобно тому, как это было на процессе по «Чистопольскому джамаату», предстоит трем самарским судьям из Приволжского окружного военного суда. Ибрагимов выглядел сосредоточенным, внимательно слушал судей, которые в начале процесса разъяснили ему права.

«Конституция РФ провозглашает равенство независимо от пола, статуса, расы...», — с этих слов началось обвинительное заключение, зачитанное гособвинителем Русланом Губаевым. Фабулу дела в его изложении такова. 12 июня 2016 года в результате стрельбы в ночном гей-клубе в Орландо погибли 49 человек. Сообщалось, что власти квалифицировали произошедшее как террористический акт. Ибрагимов, находясь в Альметьевске, со своего мобильного телефона выложил комментарий в своем аккаунте в Instagram. Напомним его содежрание: «В Орландо какой-то правильный афганский пацан застрелил в гей-клубе на *** 50 ***. Еще 53 находятся в больнице — жаль, что не сдохли. Очень надеемся, что все же подохнут. Союз молодых лидеров инноваций искренне поддерживает эту убедительную акцию». Пост стал доступным неограниченному количеству пользователей. Экспертиза показала, что есть высказывания экстремистского характера, и читателям поста явно предлагается поддержать это действие, считает следствие. Кроме того, налицо оказались и психолого-лингвистичекие признаки одобрения насилия по отношению к гомосексуалистам. Таким образом, умысел был, как и осознание последствий, говорится в обвинительном заключении.

Рамиль Ибрагимов слушал все это, закатывая глаза. Обвинения он не признал, не стал и высказывать свое к нему отношение. А его защитник Александр Коган не согласился с выводом о массовом распространении сообщения: «Пост выставился в инстаграме. Для этого надо подписаться на эту социальную сеть», — пояснил он. По словам адвоката, на момент публикации случившееся в Орландо не было квалифицировано как террористический акт — а раз так, то в записи его подзащитного нет никаких оправданий именно теракту.

Первым из свидетелей вызвали присутствовавшего в момент отправки злополучного сообщения Дениса Шелестова — с пепси в руках молодой человек зашел в зал суда. В прошлом году парень закончил школу, сейчас занимается разработкой программного обеспечения.

«Это мой коллега. С мая прошлого года начали заниматься...», — начал Шелестов, пояснив, что познакомился с Ибрагимовым на проекте «Дай пять». Вместе они обучали программированию школьников. 12 июня они вместе смотрели футбол, Шелестов читал новости с ноутбука. «Некий афганский парень расстрелял 50 человек в Орландо», — увидел он сообществе MDK. По словам Шелестова, Рамиль, услышав это, и написал пост в инстаграме, заметив, что не приемлет гомосексуализм. Но затем последовала реакция пользователей. «Я увидел комментарии к посту, где люди писали, что он оправдывает убийство», — сказал Шелестов. После комментариев Ибрагимов расстроился и удалил пост.

«У Ибрагимова был открытый инстаграм, зайти мог любой, кто захочет?» — поинтересовался прокурор.

«На тот момент — да, кто очень захочет, наверное, мог», — ответил Шелестов.

Он уточнил также, что пост провисел всего минут 30-40. В целом, по мнению свидетеля, люди специально раздули тему, сделали скриншоты, а в тиражировании удаленного поста виноваты СМИ. От таких обвинений Коган, впрочем, Шелестова предостерег.

«ИБРАГИМОВ ПОДРАЗУМЕВАЛ, ЧТО ОН ПИСАЛ СВОЙ ПОСТ НЕ О ЛЮДЯХ, А... О ЖИВОТНЫХ»

Следующим свидетелем, которого вызвал суд, стал журналист Ян Гордеев. Главный редактор KazanFirst узнал об этом посте от коллеги, который ему позвонил и рассказал о записи Ибрагимова в инстаграме.

«Сначала мы задержали публикацию новости. Потому что нам показалось, что его аккаунт взломали, — рассказал Гордеев. Однако после звонка подсудимому информация подтвердилась. — Ибрагимов подразумевал, что он писал не о людях».

«А о ком?» — уточнил прокурор

«О животных», — ответил журналист.

Когана заинтересовало, из каких источников Гордеев утром узнал, что это террористический акт — журналист уточнил, что в тот момент базировался на сообщениях СМИ.

Алия Шиахметова (невеста Ибрагимова) переехала в другой город и явиться в суд не смогла, поэтому Губаев зачитал ее показания. Ее версия событий совпала с версией Шелестова.

«Расстреляны были гомосексуалисты. Если бы они не были гомосексуалистами,то остались бы живы», — прозвучало в показаниях. Так же она рассказала, что Ибрагимов не приемлет нетрадиционной сексуальной ориентации, а произошедшее посчитал карой за нее. При этом своего жениха она назвала добрым, порядочным и целеустремленным

Далее суд объявил перерыв в рассмотрении дела, но после обеда его рассмотрение продолжилось.

«Я СВОИМИ ГЛАЗАМИ ВИДЕЛ — СВИДЕТЕЛЕМ ОБВИНЕНИЯ БЫЛ УКАЗАН БАРАК ОБАМА»

Адвокат Александр Коган раскрыл свою позицию в разговоре с «БИЗНЕС Online» до начала судебного заседания.

«Конечно же, это не оправдание терроризма, — считает он. — Это нормотворчество нашей прокуратуры и следователей, которые сами себе противоречат. Если Владимир Путин в своей телеграмме президенту США это терактом не назвал, как и Дмитрий Медведев, Папа Римский это также терактом не считает, какое же это пособничество? В тот период времени, когда был опубликован пост, не было озвучено, что это террористический акт. Было известно, что один гей расстрелял других геев. Чему тогда пособничество? Хоть бы закон почитали о том, что такое терроризм и что является его оправданием. Ежику понятно, что это не терроризм. Я думаю, судьи разберутся».

Адвокат не отрицает вину своего клиента в части написания «дурацкого и циничного поста». Но вместе с тем сама по себе гомофобия не является преступлением. «Это не состав для преступления. Да, гомофобия там присутствует, но в нашей стране это (гомосексализм — прим. ред.) широко не приветствуется. Проведите через «БИЗНЕС Online» опрос общественного мнения, 99% выступят против (гомосексуализма — прим. ред.).

Между тем, сам судебный процесс обещает быть скоротечным. По описанию Когана, суду предстоит ознакомиться с лингвистическими экспертизами и заслушать несколько свидетелей. Любопытно, что сторона обвинения намеревалась пригласить в суд Барака Обаму, который на момент теракта в Орландо был президентом США. «В роли свидетеля будет один товарищ [Ибрагимова], который видел этот пост, но еще одного свидетеля обвинение в суд не вытащило — Барака Обаму, — рассказал адвокат. — Я своими глазами видел, что он в обвинительном заключении указан как свидетель со стороны обвинения». Результаты лингвистических экспертиз для Ибрагимова неприятны, но трагичный характер в себе не несут.

«Эксперты признали признаки непринятия гей-культуры. Но это не является разжиганием розни», — заключил Коган. Более того, по его мнению, все это дело — опаснейший прецедент: теоретически ответить могут все, кто распространял пост Ибрагимова.

Прокуратура РТ пока предпочитает воздерживаться от комментариев.

ПРАВОЗАЩИТНИКИ: ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ЗА СЛОВА — РАДИ АНТИЭКСТРЕМИСТСКОЙ ОТЧЕТНОСТИ

Впрочем, судебная практика складывается не в пользу Ибрагимова. По данным, изложенным в докладе эксперта информационно-аналитического центра «Сова» Натальи Юдиной, в 2015 году из 232 приговоров за публичные высказывания, которые были отнесены к экстремистским, 194 приговора было вынесено за высказывания онлайн. То есть примерно 84%. Такая же примерно пропорция и в 2014 году — не менее 138 из 165 приговоров. Ассоциация «Агора» также отмечает рост числа осужденных интернет-пользователей и сообщает, что по сравнению с 2014 годом в 2015 году возросло количество случаев привлечения пользователей интернета к уголовной ответственности — со 132 до 203 человек.

Главные причины этого явления авторы доклада определяют так: «явная переориентация сотрудников правоохранительных органов на преследование тех, кого проще обнаружить и по кому легче оформить дело, ради наращивания антиэкстремистской отчетности». Как утверждается в документе, уголовные преследования за высказывания в Сети по большей части проводятся по ст. 282 УК («Возбуждение национальной ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»), реже применяется ст. 280 УК («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»). «В 2014–2015 годы активнее стали использоваться ч. 3 ст. 212 („Призывы к массовым беспорядкам“) и ст. 205 („Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма“). Наказания по ст. 205 УК тяжелее, нежели по остальным, так как она относится уже к антитеррористическим» — отметили исследователи.

По данным ассоциация «Агора», в 2015 году не менее 18 человек были приговорены к реальному лишению свободы, общим сроком на 36 лет 5 месяцев по уголовным делам о высказываниях в сети интернет. Правда, у большинства осужденных к лишению свободы речь шла о высказываниях, направленных против власти и лично президента РФ, против вооруженного вмешательства России в дела Украины, а также о призывах к вооруженному джихаду. Возможно, виртуально надругавшийся над погибшими в Орландо Ибрагимов может рассчитывать на более снисходительное решение суда.

«ИННОВАТОР, ГОМОФОБ, ЛЮДОЕД»

35-летний IT предприниматель, в прошлом директор челнинского IT-парка и глава союза молодых лидеров инноваций РТ Рамиль Ибрагимов через несколько дней после массового убийства в Орландо (штат Флорида, США) прославился как гомофоб, а следственных органов заинтерсовал как пособник терроризму. В своем «Инстаграмме» он опубликовал запись, вызвавшую невероятный скандал в Рунете. Экс-телеведущий «Эфира» выложил фотографию со своей молодой невестой и сделал подпись, которая и легла в основу уголовного дела.

Так Ибрагимов отреагировал на массовый расстрел в ночном клубе Pulse в американском Орландо (там преимущественно собирались представители ЛГБТ-сообщества). В ночь с субботы на воскресенье выходец из Афганистана Омар Матин, вооруженный автоматической винтовкой и пистолетом, ворвался в помещение клуба, застрелил 50 человек и ранил 53 посетителя. Сам налетчик был убит полицией в ходе штурма. Ответственность за теракт взяла на себя террористическая организация ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ группировки «ИГИЛ» — прим. ред.), а сама атака стала самой крупной в США со времен трагедии 9/11.

Ибрагимов, в прошлом известный и как ведущий телеканала «Эфир», спустя час удалил запись. Но скриншоты к этому времени уже были массово растиражированы в социальных сетях, и вызвали в основном критические оценки. О публикации рассказали своим подписчикам топ-блогеры — оппозиционер Алексей Навальный, Рустем Адагамов, журналист Олег Кашин, правозащитник Павел Чиков и многие другие. Публикации часто сопровождались групповым селфи Ибрагимова с премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым.

«Лидер „молодых инноваторов Татарстана“ радуется, что в Орландо убили 50 человек, — написал Навальный. — И работал ведь человек в международной компании когда-то, в Runa Capital. Наверное, и в Силиконовую долину ездил по обмену опытом. А вот все равно людоед. И главное: ну были где-то на краю земли люди, которых ты знать не знал и они тебя не знали. Людей этих убили ни за что. Ну, нет в тебе сочувствия — молчи, не обращай внимания совсем. Но нет, надо пойти и написать: правильно убили, очень хорошо».

Свой комментарий дал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков — он назвал неприемлемым оправдания теракта в американском Орландо. Синхронно с Песковым почти такое же заявление сделал пресс-секретарь президента РТ Эдуард Хайруллин. Президент РФ Владимир Путин выразил соболезнования президенту США Бараку Обаме и всем американцам в связи со случившимся в Орландо.

Зона отчуждения, вызванная постом экс-телеведущего, расширилась за несколько дней. К примеру, глава Альметьевского района РТ Айрат Хайруллин прокомментировал запись Ибрагимова, который недавно переехал в Альметьевск и возглавляет союз молодых лидеров инноваций РТ. «Для СМИ: Ибрагимов Р. Не работает в моей команде, и не работает в административных органах Альметьевска», — написал он на своей страничке в «Твиттере» (орфография и пунктуация автора здесь и далее сохранены — прим. ред.). Также он добавил: «К сожалению, есть личности, которые устраивают свой личный пиар на трагических событиях. Такие вещи абсолютно неприемлемы».

Основатель LinguaLeo и Level90 Айнур Абдулнасыров заявил «БИЗНЕС Online», что высказывание Ибрагимова бросает тень на союз молодых лидеров инноваций РТ. «Это заявление было сделано лично Ибрагимовым, сделал он его, не согласовывая ни с одним из других членов союза молодых лидеров инноваций. У нас другая позиция, Мы возмущены тем, что он сделал такое заявление». В интернете появилась петиция с требованием наказать Ибрагимова, которую подписали более 5 тыс. человек.

14 июня прокуратура РТ начала проверку по факту скандального высказывания, а 17 июня стало известно о том, что в отношении главы Союза молодых лидеров инноваций Следственный комитет РФ по РТ возбудил уголовное дело. Сейчас Ибрагимов подсудимый по ч. 1 ст. 205 УК РФ («публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма»), которая предусматривает до пяти лет лишения свободы.

«ЕСЛИ БЫ ОН ИЗВИНИЛСЯ В ПЕРВЫЙ ДЕНЬ, НИКАКОГО СУДА МОГЛО И НЕ БЫТЬ»

Экперты «БИЗНЕС Online» выразили свое отношение к судебному процессу, который обещает быть резонансным.

Павел Чиков, руководитель правозащитной группы «Агора»:

— С юридической точки зрения в высказываниях Рамиля может содержаться состав преступления. Если еще учитывать сложившуюся в России следственную и судебную практику, то вполне это уголовное дело ей соответствует. За последние два-три года в России очень выросло число уголовных дел по статье «Оправдание терроризма», и большая часть из них — по высказываниям в соцсетях в интернете. С точки зрения свободы слова и выражения мнения, все сложнее. Моя позиция заключается в том, что нельзя человека сажать в тюрьму за какие-либо высказывания. При всем наличии оправдания, при всей неэтичности высказывания и при всем негативном контексте — уголовное преследование за слова, на мой взгляд, является заведомо избыточной формой реагирования со стороны властей.

Я думаю, что реакции правоохранительных органов, не связанной с уголовным преследованием, в отношении Ибрагимова было бы достаточно. Судебная практика по подобного рода делам огромная. Суды никого не оправдывают. Но наказания бывают разные: как реальное лишение свободы, так и условное, другие виды наказания. Чего ждать Ибрагимову? Не думаю, что ему стоит ждать реального лишения свободы. Но это важное для РТ уголовное дело. Правоохранительные органы продемонстрировали свою принципиальную позицию. Они отстранились от вопросов, связанных с гомофобией. Посмотрели на ситуацию не с позиции защиты или незащиты прав геев и лесбиянок, а с позиции оправдания терроризма.

Я хорошо помню, как он реагировал — не совсем верно. Если бы он извинился и покаялся в первый же день, думаю, что никакого уголовного дела бы не было. Думаю, что уголовное дело во многом возникло в связи с тем, что он упорствовал и продолжал настаивать на своей позиции. Я изначально говорил, что мы были бы готовы представлять интересы Рамиля в Европейском суде по правам человека, если дойдет до обвинительного приговора. Дело не очевидное — но именно поэтому оно для правозащитников и интересное.

Это очень сомнительный с точки зрения целей сигнал для общества. Ведь, если вдуматься — ну, а что здесь плохого в том, чтобы болтать ерунду? Каждый болтает ту ерунду, которую он считает важной. И если вам не нравится, то вы можете не читать или в ответ возмущаться. Но это же не значит, что людей нужно уголовно преследовать.

Шота Горгадзе — адвокат, председатель Общественной палаты Подмосковья:

— Состав преступления — оправдание терроризма — налицо, это во-первых. Во-вторых. Достаточно ли общественного порицания? Знаете, есть закон. Каким бы он не был суровым, его необходимо исполнять. Если существует уголовная статья, предусматривающая именно уголовное наказание за определенные действия, то никаким общественным порицанием этого заменить невозможно.

Виталий Милонов — депутат Госдумы:

— Я считаю, что уголовно преследовать его не стоит, потому что, я думаю, человек понял, что его высказывание, позиция носила сильный эмоциональный окрас. Такое понятие как «гомофобия» вообще не принимают у нас, это естественное состояние любого человека. А то, что произошла трагедия, понятно, терроризм, тут никто не спорит. Я тоже внимательно смотрел — угол и градус подачи этого события был совершенно неправильным. И обернулся он какой-то истерией, а не нормальной реакцией, когда люди бы выступили консолидировано против террора. А они не просто против террора выступили, они решили гомосексуальную пропаганду из этого извлечь. Грубо говоря, вместо того, чтобы оплакивать своих товарищей, они устроили какой-то политический пафос, поэтому у многих людей было недоумение.

Источник: Бизнес-ONLINE