, 26 Мая
$ 71,5962
€ 77,8823
Предложения банков
Коронавирус. Заражено: 5 502 742 человека. В России: 353 427. В Татарстане: 2 849. В Челнах: 405
Новости
Подробно


«Они еще до банкротства требовали: увольняй людей. Я говорил, что есть вариант вытащить завод»

28.04.2020, 07:30

Сидя на самоизоляции, сотрудники завода «КамгэсЗЯБ» начали получать уведомления о сокращении. Персонал банкротящегося предприятия уже написал президенту РТ и попросил спасти завод. Легенду стройиндустрии Набережных Челнов собственники ведут к закрытию, считает бывший гендиректор предприятия Фарит Дирдизов. В интервью Chelny-biz.ru Фарит Дирдизов раскрыл истинные причины банкротства и схемы, в которых, по его мнению, использовали «КамгэсЗЯБ». Он рассказал, как пытался вытянуть завод из долговой ямы, но упирался в бенефициара - холдинг «Ак Барс». Конфликт с собственником и стал причиной отставки Дирдизова, после чего на него завели уголовное дело.

«МОЙ КОНФЛИКТ С СОБСТВЕННИКОМ ЗАВОДА В ТОМ И ЗАКЛЮЧАЛСЯ, ЧТО Я БЫЛ ПРОТИВ СОКРАЩЕНИЙ»

- Фарит Фатыхович, после вашего ухода на заводе назначен уже второй директор. Сотрудники направили президенту РТ письмо с просьбой спасти предприятие и назначить директором «грамотного строителя-профессионала, а не бездарных лиц, которых присылает «КамГЭС» с регулярным постоянством». Как вам заявление? Почему люди так обеспокоены будущим завода?

- Будущего у предприятия, я думаю, нет. На 99% в этом уверен, хотя рад был бы ошибиться. Потому что у Ивана Михайловича Егорова, гендиректора АО «Холдинговая компания «Ак Барс», и его команды есть задача - поскорее обанкротить завод. Они пытались продать «КамгэсЗЯБ», но не смогли. Потому что есть коллектив (почти 500 человек), социальные аспекты. Выход - сначала уволить людей (что сейчас и делают), а потом распродать имущество. Мой конфликт с собственником завода в том и заключался, что я был против сокращений. Они еще до начала процедуры банкротства требовали: увольняй, увольняй людей. Я говорил, что есть вариант вытащить завод.

«Они еще до банкротства требовали: увольняй людей. Я говорил, что есть вариант вытащить завод»

- Дело все-таки дошло до этого?

- Да, насколько я знаю, всем сотрудникам объявили о сокращении с 1 июля. Это произошло несколько недель назад. Я сам специально не интересуюсь, но мне же сотрудники по-прежнему звонят, люди беспокоятся. Некоторых уговорили написать заявление по собственному желанию и затем приняли по временным соглашениям. Таких, понятно, можно в любой момент уволить. А тем, кто отказался, выдали уведомления о сокращении. После моего ухода, я так понял, уже три месяца зарплата не выдается. Объемы производства упали. Первое время завод еще держался на тех заказах, которые были. А сейчас работает день через три. Объем производства упал раз в пять-шесть. Сейчас весна, начало строительного сезона. Завод должен быть загружен полностью, а они практически ничего не производят, потому что нет ни материалов, ни заказов. Все партнеры от них бегут.

- Вы запустили процесс банкротства, суд уже ввел процедуру наблюдения. Каковы были истинные причины и цели? Ранее вы называли это способом финансового оздоровления компании.

- Действительно, была такая мысль. Но нужно понимать предысторию. В свое время проблемный завод за 270 млн рублей выкупил холдинг «Ак Барс» Егорова. Покупает и закладывает предприятие под бешеные проценты в банк «Открытие» - получает 500 млн под этот завод. Свои 270 млн отбил сразу. Правильно было бы оставшиеся деньги вложить в реконструкцию, модернизацию завода или в материалы хотя бы. Но ничего этого не было сделано, все 500 млн вывели из завода! А проценты-то бешенные! Притом, что завод никакой финансовой помощи не получил, он еще, мескен (бедолага – тат.), столько лет платил проценты и около 300 млн выплатил!

«Они еще до банкротства требовали: увольняй людей. Я говорил, что есть вариант вытащить завод»

- Был же еще кабальный кредит на 1 млрд рублей, взятый для «Камгэсэнергостроя» под поручительство ООО «КамгэсЗЯБ»...

- Проценты по этому кредиту мы тоже выплачивали каждый месяц. У холдинга общий кредитный пакет, поэтому все структуры платят. Плюс еще до меня было заключено мировое соглашение с налоговой, по которому мы должны были гасить долги по налогам. Их-то мы гасили, а текущие начисления копились. Мы могли бы налоги выплачивать вовремя, но нас заставляли проценты платить. Долг нарастает, нарастает, нарастает. Мы-то с коллективом производительность подняли, намного увеличили объемы заказов. Был произведен текущий ремонт оборудования и цехов. Все крупные застройщики города начали с нами работать: «Комфортное жилье», «УКС Камгэсэнергострой», «Евростиль». Не поверите, даже «Домкор», наш конкурент! Размещал заказы на некоторые материалы, которые сам не успевал производить. И «Профит», который тоже выпускает стройматериалы, начал у нас заказывать. Спасибо всем за то, что поверили в нас!

«СТРОИЛИ ДОМА ИЗ ЗЯБОВСКОГО МАТЕРИАЛА, НО НИЧЕГО НЕ ПЛАТИЛИ. ЗАГОНЯЛИ ДАЛЬШЕ ЗАВОД В ДОЛГИ»

- Общая кредиторская задолженность завода, по данным за прошлый год, превышает миллиард рублей. Когда вы планировали погасить ее? Какие варианты были?

- Поймите, любой крупный завод - возьмите «Домкор» или «Профит» - сам из своих материалов строит жилье. У производителей домостроительных материалов, в принципе, не бывает больших прибылей. Ее получают за счет продажи конечного продукта - квартир. Раньше ЗЯБ тоже дома строил и зарабатывал. Егорову я это не раз объяснял и на бумаге подробно расписывал.

«Они еще до банкротства требовали: увольняй людей. Я говорил, что есть вариант вытащить завод»

Вы знаете, что у холдинга «Ак Барс» много земель в Замелекесье, отведенных для строительства домов? Мы просили: дайте нам несколько участков, мы сами будем строить. Но нам не дали, потому что дома там строит казанское ООО «Замелекесье» (учредитель - ООО «Камгэс Девелопмент»), которое также принадлежит холдингу. Сколько там крику и визгу было, когда я заговорил о самостоятельном строительстве домов! Отсюда мой конфликт с директором департамента экономической и собственной безопасности ХК «Ак Барс» Алексеем Трифоновым. Самый удивительный момент - «Замелекесье» строило дома из ЗЯБовского материала, но ничего не платило. Материал получали бесплатно, загоняли дальше завод в долги. Потому что еще до меня был оформлен какой-то фантастический взаимозачет. Я долго разбирался в этой схеме: как завод почему-то за кого-то стал должником «Замелекесья». Я в первый же день после назначения остановил эту отгрузку. Хоть какие-то деньги у предприятия появились. Но пошел конфликт с Трифоновым.

Это вторая причина бедственного положения «КамгэсЗЯБ». Есть и третья. Когда завод перешел к холдингу «Ак Барс», у него было около 200 единиц строительной техники: 100 КАМАЗов миксеров, три высотных насоса для подачи бетона (дефицитная техника!), манипуляторы, краны, грузовые КАМАЗы. Практически ничего не осталось! Исчезло в неизвестном направлении! Осталось несколько единиц, и те заложены в банке.

- Как вы в 2018 году попали в «КамгэсЗЯБ»? Считаете себя человеком из команды Ивана Егорова?

- Нет. Я давно строительством занимался, в Казани возглавлял завод по производству строительных материалов «Коламбия». В 2018 году планировался один крупный объект под руководством Рустема Лихачева, тогда он был гендиректором «Камгэсэнергостроя» (в 2017- 2018 гг. - ред.). Он меня пригласил туда. Только я пришел, у Лихачева случился конфликт с тем же Трифоновым, и он уволился. Я тоже собирался, но новое руководство «КамГЭСа» предложило мне поехать в Челны. Вот я и приехал.

«Они еще до банкротства требовали: увольняй людей. Я говорил, что есть вариант вытащить завод»

- Пожалели?

- Нет, потому что интересно было работать. Коллектив хороший, реально сплоченный, сильный, с традициями. Людей жалко. Они-то верят, что все наладится. Но, думаю, их закроют. Конечно, я буду рад, если окажусь неправ.

«ОБЪЯВИЛИ, ЧТО Я УВОЛЕН, И НА ТЕРРИТОРИЮ ЗАВОДА УЖЕ НЕ ПУСТИЛИ. ВДОБАВОК ЗАВЕЛИ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО»

- Вы видели у собственника заинтересованность в работе завода «КамгэсЗЯБ»?

- Сначала был разговор с Иваном Михайловичем о планах, казалось, что он поддерживает. А потом пошло-поехало. Трифонов мне с первого дня твердил: увольняй людей, увольняй. Я его при всех послал.

- В чем состоял ваш план финансового оздоровления компании?

- Мы все просчитали, я надеялся Ивана Михайловича убедить. Если бы нам дали землю под строительство домов, мы бы за год закрыли долги перед налоговой. Тем более у нас на складе был почти готовый домокомплект.

Кстати, есть еще одна проблема - внутренняя конкуренция в холдинге. «Ак Барсу» принадлежит обанкротившийся завод ЖБИ-210 в Челнах. Он долгое время был в аренде у одних предпринимателей. За 700 тысяч сдавали завод в аренду, и ребята выпускали ту же номенклатуру продукции, что и мы, но в два раза дешевле. Я стал выяснять. Зарплаты серые, налоги не платятся, неучтенка, естественно, себестоимость низкая. Я у Ивана Михайловича попросил: «Дайте завод нам в аренду. Не за 700 тысяч, за миллион». Убедил его кое-как, забрал завод. Поскольку конкуренты ушли, у нас производительность увеличилась, мы стали зарабатывать. Плюс на площадке ЖБИ-210 начали дополнительно производить дорожные плиты и сваи. Свободные цеха сдали в аренду производителям металлоконструкций. Трифонов возмущался месяца три, потом убедил Ивана Михайловича, и тем ребятам опять вернули ЖБИ-210.

«Они еще до банкротства требовали: увольняй людей. Я говорил, что есть вариант вытащить завод»

- В прошлом году вы прорабатывали с Госжилфондом при президенте Татарстана поставку домокомплектов застройщикам по программе социальной ипотеки. Удалось?

- Да, мы начинали работу с новым руководителем Госжилфонда Маратом Зариповым. Надо было двигаться дальше. Но, видите, меня уволили, и на этом вопрос закрылся.

- При каких обстоятельствах уволили? Почему на вас заведено уголовное дело?

- Я не могу раскрыть сейчас подробности, потому что идет следствие. Суть истории в том, что в конце января (это было в пятницу поздно вечером) я приехал на завод, чтобы взять документы и утром ехать в Казань. Случайно обнаружил и задержал в серверной постороннего человека, который незаконно проник в административное здание завода, подключился к серверам со своим компьютером и пытался стереть информацию. Стали выяснять - оказалось, человек из службы безопасности «Ак Барс Холдинга». Заставил этого безопасника написать объяснительную и выпроводил его за территорию завода. Кому-то, видимо, надо было замести следы. А в понедельник мне объявили, что я уволен, и на территорию завода уже не пустили. Вдобавок завели уголовное дело за то, что я якобы отнял у этого безопасника компьютерный диск.

Директором назначили сотрудника службы безопасности холдинга Залялова (Айнур Залялов, гендиректор с февраля по март 2020 г. - ред.). Я так понял, что они три месяца не выдавали зарплату, прокуратура заинтересовалась. Теперь поставили Сафиуллина (Фасиль Сафиуллин назначен 31 марта - ред.). Подставной человек, на заводе ни разу не был. Представляете, 500 сотрудников своего директора ни разу не видели?! Залялов остался исполнительным директором, все документы собирает и на подпись возит Сафиуллину.

«Они еще до банкротства требовали: увольняй людей. Я говорил, что есть вариант вытащить завод»

«ЗАСТРОЙЩИКИ, КОТОРЫЕ НАМ ПОМОГАЛИ, - ЭТО РЕАЛЬНО ПАТРИОТЫ ГОРОДА»

- Какое у вас осталось впечатление от Набережных Челнов? Как город проявил свое отношение к заводу?

- Предприятия-застройщики, которые нам помогали, - это реально патриоты города. Большое спасибо руководителям! Мне кажется, они помогали, потому что ЗЯБ для них - не пустое слово. В Челнах мне очень понравилось работать. И город сам, и деловое сообщество. Понимание полное.

Администрация города тоже шла навстречу. Например, был проблемный вопрос по отоплению микрорайона рядом с заводом. Вы знаете, что котельная ЗЯБ подает тепло на 36 объектов: три дома, казначейство, бассейн, спортшколу и другие. Люди платили нам, но поскольку наши счета были заблокированы, образовался долг перед «Газпром Межрегионгаз Казань». Была угроза отключения. Я пришел к мэру, он обратился в «Газпром». И всех потребителей перевели на прямые договора с «Газпромом». Это только мэр решил, потому что там волевое политическое решение требовалось. Спасибо ему!

Мы обсуждали с городом сотрудничество по программе «Наш двор». Только у «КамгэсЗЯБ» такие мощности по производству бордюров и брусчатки. Я встречался с Зуевым Ильей Сергеевичем (он тогда был и.о. руководителя исполкома). Договорились, что будем работать. Но что там сейчас, не знаю.

«Они еще до банкротства требовали: увольняй людей. Я говорил, что есть вариант вытащить завод»

- Конфликт по земле под заводом исчерпан?

- Договор аренды был расторгнут городом в одностороннем порядке за долги. Это произошло еще до меня. Мы договорились с мэрией о заключении нового. Была очень сложная процедура переоформления, мы прошли все этапы. Муниципалитет был готов подписать новый договор, но тут меня уволили. Я не знаю, что с ним.

А по заводу есть риск, что его просто на металлолом разрежут. Очень жалко. Я думаю, они будут банк кидать, не станут погашать кредиты. Для того все и замутили. Зачем банку это устаревшее помещение? Он ничего сделать не сможет. На металлолом разрежут и продадут. Земля имеет ценность.

- Это, в общем-то, совпадает с долгосрочными планами города - вынести предприятия из центра Челнов, как предусмотрено генпланом.

- Я думаю, идет борьба, кому достанется этот кусок земли. Видимо, не просто так город в свое время расторг договор аренды.

«Они еще до банкротства требовали: увольняй людей. Я говорил, что есть вариант вытащить завод»

- Вы сейчас в Казани? Новую работу нашли?

- Хотел найти, но коронавирус все планы остановил. Я на самоизоляции (смеется). Работы же много!

Лилия Павлова

Фото: Chelny-biz.ru, Реальное время, zyab.ru