, 23 Сентября
$ 58,2242
€ 69,2635
Предложения банков
Новости
Подробно


«Потребность в новых мечетях появится, но тогда мы, вряд ли, найдем землю»

01.09.2017, 07:46

Накануне праздника Курбан-байрам имам-мухтасиб Набережных Челнов поздравил горожан через Chelny-biz.ru и поделился своим взглядом на жизнь мусульман в автограде. Альфас хазрат Гайфуллин рассказал о небывалом прежде притоке верующих, переполненных мечетях и уникальной роли челнинских жен в этой тенденции. Хазрат, не приемлющий слово «мода» по отношению к исламу, признает, что здесь она на пользу. Имам-мухтасиб отмечает потребность в мечетях, желание бизнесменов строить и нехватку свободных земель. О том, как город противостоит экстремизму, почему имамы «проглядели» «Таблиги джамаат» и как реагировать на осквернение Боровецкой церкви, где ищут инвесторов для вакуфного комплекса и как поддерживают мусульман-предпринимателей – в интервью Альфаса хазрата Chelny-biz.ru.

«НЕ НУЖНЫ АЛЛАХУ НИ МЯСО, НИ КРОВЬ ВАШИХ ЖЕРТВЕННЫХ ЖИВОТНЫХ. АЛЛАХУ НУЖНА ВАША ИСКРЕННОСТЬ»

– Альфас хазрат, в официальном обращении к верующим перед Курбан-байрамом вы подчеркнули, что главный смысл этого праздника – вовсе не самом в жертвоприношении, а в готовности жертвовать. На ваш взгляд, есть ли в обществе понимание этой идеи Курбана?

– Прежде всего я хочу поздравить всех мусульман, всех жителей города с праздником Курбан-байрам. Это один из двух праздников в исламе, он связан с жертвоприношением и именем пророка Ибрахима (Авраама). Однажды пророк увидел во сне, что ради Аллаха должен принести в жертву своего сына. Это было великое испытание от Всевышнего. Пророк Ибрахим принял это непростое решение. Он рассказал об этом сыну, и тот готов был стать жертвой. Когда Ибрахим занес нож над сыном, Аллах остановил его. За преданность, за искренность ангел принес пророку барана. Прославляя Всевышнего, пророк Ибрахим зарезал барана. С тех пор этот праздник для всех мусульман остался днем жертвоприношения. Истина не в мясе, не в крови. Не нужны Аллаху ни мясо, ни кровь ваших жертвенных животных, Аллаху нужна ваша искренность, преданность. В священном Коране говорится: «Ни мясо, ни кровь не достигают Аллаха. Достигает Его лишь ваша богобоязненность». Как отнесся к испытанию пророк Ибрахим – показал свою стойкость, преданность Всевышнему, точно так же мы делаем курбан ради Аллаха, исполняя его наказ.

Кто в эти дни должен принести жертву? Те, у кого есть достаток. В нынешнем году нисаб исчисляется 20 тысячами рублей. Если у человека в дни праздника есть свободные 20 тысяч рублей, он обязан принести жертву. Курбан-байрам – социальный праздник. По традиции мясо жертвенного животного делим на три части. Одну оставляем себе, вторую можем раздать родственникам, близким, третью – нуждающимся. Суть праздника такова, чтобы в день Курбана все люди, у которых нет достатка, почувствовали вкус этого праздника, заботу.

«Потребность в новых мечетях появится, но тогда мы, вряд ли, найдем землю»

– Ранее в интервью нашему изданию вы отмечали, что каждым годом в Челнах растет количество желающих совершить курбан. В связи с этим мухтасибат расширил и модернизировал площадку для забоя животных в поселке Сидоровка.

– Действительно, это так. Наша площадка для жертвоприношения – наверное, единственное место в республике, оборудованное для коллективного забоя. Вы помните, что раньше это делалось около мечетей, были разные мнения на этот счет. Семь лет назад мы нашли подходящее место на окраине города. Нынче расширили площадку, многое подготовили, кое-какие здания построили, асфальтирование сделали. Спасибо администрации города, каждый год очень помогают при проведении праздника. Год от года все больше удобств для мусульман. Люди могут сюда приехать, выбрать жертвенное животное по собственному достатку или с собой привезти, совершить курбан. Мы планируем, что комплекс станет круглогодичным.

– Если это первый в республике специализированный комплекс, считается ли такой опыт успешным, и будут ли в других городах создавать подобные?

– Да, об этом думают. Мы уже несколько лет об этом говорим. На днях в город приезжал заместитель муфтия республики по работе с территориями Мансур хазрат Джалялетдинов. Он как раз ознакомился с нашей работой, остался доволен, сказал, что хороший пример для остальных. В Казани по-прежнему заклание происходит около мечетей. В больших городах такие комплексы нужны, потому что для забоя нужны закрытые участки, недоступные, чтобы многого люди не видели. Создавать такие возле каждой мечети проблематично, поэтому мы и решили вывести за город.

«Потребность в новых мечетях появится, но тогда мы, вряд ли, найдем землю»

«ТАКАЯ ТЕНДЕНЦИЯ: ВО МНОГИХ СЕМЬЯХ ПЕРВОЙ К ВЕРЕ ПРИХОДИТ ЖЕНА, ПОТОМ ДЕТИ И ТОЛЬКО ПОТОМ МУЖ»

– Известно, что в челнинских мечетях растет количество прихожан, посещающих намазы, проповеди. Какие тенденции в мусульманской жизни города выделяете вы?

– Конечно, сегодня ситуация сильно отличается от того, что было еще лет десять назад. Гораздо больше людей, которые держат пост – уразу. Это видно. И в дни Курбан-байрама мы замечаем, что больше жертвоприношений. На пятничных намазах (жомга) в мечетях с каждым годом все больше и больше людей. В городе 14 мечетей, в пятницу они переполнены. Отрадно, что 80% приходящих – это молодежь.

– Чем объясняете?

– Старшее поколение все-таки устоявшееся. Хотя и больше знают о религии, застали бабушек-дедушек, которые читали намаз, держали пост, но сами пока, скажем, в спячке. Не приходят в мечеть. Тянут. Как всегда, говорят: «завтра», «в понедельник», «когда на пенсию выйду…» Тянут-тянут – и многие не успевают даже. Жаль. А молодежь идет познавать истину. У молодежи, слава Аллаху, есть это стремление. Аллах говорит, что каждый человек приходит в этот мир с верой («фитыр иман» называется). Любой ребенок, в какой бы семье ни появился, рождается с верой. Этому доказательство открыли американские ученые: в легких человека кровеносными сосудами написано «Ля илаха иллялах» (Нет бога кроме, Аллаха). Да! Эта вера быстрее пробуждается у молодежи. Молодые быстро принимают и легко друг от друга перенимают. Важен еще личный пример в семье: если отец встал на намаз, потом, как правило, – мать и дети.

«Потребность в новых мечетях появится, но тогда мы, вряд ли, найдем землю»

– Действительно, в городе стало больше женщин в мусульманских одеждах. За мужьями следуют?

– В нашем городе наоборот больше женщин обращается к вере, это факт. И за ними мужья приходят. Хотя в исламе мужчина – глава семьи – первым отвечает перед Аллахом за жену и детей, за их воспитание, содержание, за их веру. А тут получается, что во многих семьях первой к вере приходит жена, потом дети и только потом муж. Такая тенденция очень заметна.

– Заметно, что в республике происходит переплетение религиозной и светской жизни. В Казани, например, с размахом проводятся ифтары (вечернее разговение в Рамадан) с участием членов правительства, деловой элиты, их семей. Есть женские ифтары, есть показы коллекций мусульманской одежды. Ваше отношение к такому слиянию, популяризации и, если можно сказать, моде на религию?

– Женские ифтары и у нас проводятся, просто мы об этом не говорим. Это как в порядке вещей. Я не сторонник слова мода, оно немножко не подходит к исламу. Но это все нужно. Переплетение должно быть, потому что все в пользу. Иногда люди, которые еще не приблизились к исламу (хотя чувствуют себя мусульманами), посещая такие мероприятия, ифтары (мы же всех приглашаем), приобщаются. Бывает, приходят те, кто уразу не держит, намаз не читает. Смотришь, а он дней через 15-20 пробует поститься. А на следующий год уже уразу держит, на намазы приходит. Любое мероприятие в пользу. Ислам – это ведь образ жизни. Все должно соответствовать канонам, мы постепенно-постепенно должны приблизиться к этому.

«ЭТО КАЖЕТСЯ, ЧТО МЕЧЕТЕЙ МНОГО. В КАЗАНИ, ГДЕ МИЛЛИОН ЖИТЕЛЕЙ, ИХ 60. У НАС 14»

«Потребность в новых мечетях появится, но тогда мы, вряд ли, найдем землю»

– Вы подчеркнули, что мечети переполнены. Каковы дальнейшие планы по их строительству в Челнах? В прошлом году была открыта мечеть «Утыз-Имани» в Замелекесье, возведенная при поддержке бизнесмена Алексея Миронова.

– Как вы знаете, ведется строительство мечети «Джамиг» около мэрии. Мы в этом году хорошо поработали, хотим нулевой цикл завершить. Сейчас остается выполнить утепление, гидроизоляцию и засыпку. Около 30 млн выработали.

В этом году, если успеем, начнем еще одно строительство. У нас есть участок в районе Орловского кольца. Планируем придорожную мечеть с кафе. Проект согласовали на градсовете. Мечеть будет выполнять функцию придорожной, а также предназначаться для жителей нового жилого комплекса, который построит в Орловском поле компания «Талан».

– Город будет расти на территориях за проспектом Яшьлек. Там тоже понадобится мечеть?

– Мы там просили участок, но пока не смогли получить. В том районе есть небольшая мечеть «Чишмэ», нам ответили, что ее достаточно, предложили расширять. Но мы знаем, что время пройдет, и там потребность появится, но тогда мы уже, вряд ли, там найдем землю.

«Потребность в новых мечетях появится, но тогда мы, вряд ли, найдем землю»

– Читатели Chelny-biz.ru обсуждают, что в городе и без того много мечетей и церквей. Вы знаете, что и Закамское благочиние получило участок под церковь, начинает строительство. На ваш взгляд, достаточно ли в Челнах религиозных учреждений?

– Это нам так кажется, что их много. В Казани, где миллион жителей (у нас полмиллиона), 60 мечетей. У нас 14. По церквям не знаю соотношение. Я не считаю количество церквей в городе. Если могут, пусть строят. От этого вреда не будет. Я ведь уже сказал, что на пятничные намазы мечети переполнены. Это раз. Второе – мечети должны быть доступны, чтобы человек, услышав азан, мог быстренько добраться. Вот такая должна быть система.

«ПРОБЛЕМА СЕЙЧАС В ТОМ, ЧТО ПОКА НЕТ СВЯЗИ С ЗАРУБЕЖНЫМИ ИНВЕСТОРАМИ»

– В новых микрорайонах на первых этажах домов помещения выделяют под коммерческие и социальные проекты, открываются офисы поликлиник. Если по такому же принципу открыть молельные комнаты?

– Я думаю, в дальнейшем мы придем к такой практике. Потому что земли-то уже не остается, и типовые мечети особо строиться не будут. Это и дорого, и возможно только на окраинах, где земля есть. Когда я был в Америке в 2003 году, видел, что у них очень много нетиповых мечетей. Мусульмане покупают различные помещения, открывают там религиозные комплексы. Там и медресе, и детский отдел, и женский, и спортзал, и кухня. Снаружи даже может быть не видно, что это мечеть.

«Потребность в новых мечетях появится, но тогда мы, вряд ли, найдем землю»

– По такому принципу вы задумывали исламский центр в поселке ГЭС, на первом этаже нового жилого комплекса?

– Да.

– Проект центра с жилыми домами прошел согласование градсовета, площадку в 3-м комплексе освободили от медресе «Йолдыз». Как продвигается строительство?

– Строительство началось, закладывается фундамент.

– Кто инвестор этого проекта?

– Назовем, когда построим. Это надежные ребята, иншалла, все сделаем.

– У вас на этот исламский центр были большие планы – открыть Фонд Хадж по Закамскому региону, Хяляль Центр, Фонд Вакф… Что будет в итоге?

– Планы постоянно меняются. Пока не построим, я даже не могу сказать. Очень много отделов в мухтасибате. И союзу мусульманок нужно помещение, и отделу хаджа, и молодежи. Нам нужны и мусульманские детские сады, и спортзалы, и детские клубы, и молодежные клубы. Все это можно сделать. Когда перед нами встанет это помещение, будем потихоньку осваивать.

«Потребность в новых мечетях появится, но тогда мы, вряд ли, найдем землю»

– Каковы перспективы создания вакуфного центра, о котором было громко заявлено в прошлом году? Насколько нам известно, возникли проблемы с оформлением земли, что препятствует поиску инвесторов.

– Мы начали строительство мечети «Джамиг». Если действительно вакуфная система заработает, то мы построим комплекс. Проблема сейчас в том, что пока нет связи с зарубежными инвесторами, которые могли бы прийти и помочь.

– Расчет только на них?

– Мы свои силы уже пробовали, но слишком большие объемы вложений. Там же очень крупный комплекс планируется: мечеть «Джамиг» на 3100 человек, медресе, институт, торговые центры. Тут десятками миллионов не обойдешься. Те люди в Челнах, которые даже хотят помочь, пока не решаются. Например, если у человек есть 10-15 млн, он может небольшую мечеть построить от своего имени и сказать: я это сделал. А здесь не сразу увидишь плоды своих вложений. Мы объясняем, что Аллах говорит: если кто-то построил мечеть или помог построить, то Всевышний построит ему дом в раю. Мы все равно придем к строительству центра. Как говорится, всему свое время. Если не пришло время от Всевышнего, то хоть бейся, хоть не бейся, ничего не сделаешь. Если придет время от Всевышнего, все ворота будут открыты.

«Потребность в новых мечетях появится, но тогда мы, вряд ли, найдем землю»

«ОНИ ПОДДЕРЖИВАЮТ НАЧИНАЮЩИХ БИЗНЕСМЕНОВ: ПОМОГАЮТ ПРОДВИГАТЬ ПРОДУКЦИЮ, ПОДСКАЗЫВАЮТ, С КЕМ РАБОТАТЬ»

– Насколько хватает на содержание мечетей финансовой помощи благотворителей?

– Основная помощь мечетям идет от населения, от простых горожан, которые делают пожертвования садака. Спасибо им! Мы очень благодарны. Среди них большая часть – люди, которые еще даже не встали на намаз. В последние годы, конечно, идет рост пожертвований от бизнесменов, предприятий. Многие выплачивают закят – обязательное пожертвование для богатых. Если у человека есть определенный достаток в год, средства, которые лежат, не находятся в обороте (в 2017 году это доход в 190 тысяч рублей), он должен выплатить закят – одну сороковую часть этих денег, то есть 2,5%. Сумма может быть и больше. Закят мы разделяем между неимущими людьми.

В городе выросло поколение детей, которые 20 лет назад ходили в мечети, учились, встали на намаз. Они уже стали кем-то – кто предпринимателем, кто руководителем – и начинают помогать. Очень много людей, желающих провести ифтары. Наши мечети даже не справляются – проводят в ресторанах, в халяль-кафе. Очень-очень много никахов, халяльных свадеб, которые проходят без всякого харама.

– Раз уж вы заговорили о халяль. Два года назад в 27-м комплексе заработал халяль-центр. Есть ли планы по открытию подобных в других частях города?

– Мы-то, конечно, хотим большего, но все зависит от предпринимателей.

«Потребность в новых мечетях появится, но тогда мы, вряд ли, найдем землю»

– В начале года в Челнах создали представительство Ассоциации предпринимателей-мусульман. Как мухтасибат с ними взаимодействует?

– У нас есть представители в ассоциации. Они занимаются сбором закята, поддерживают начинающих бизнесменов в период становления: помогают продвигать продукцию, знакомят с клиентами, партнерами, подсказывают, с кем надо работать, как работать. Налаживаются связи с ближним и дальним зарубежьем.

«ПРОГЛЯДЕЛИ МЫ ИХ. ВНАЧАЛЕ НЕ ЗНАЛИ, КТО ОНИ ТАКИЕ. ПРИНИМАЛИ В МЕЧЕТИ…»

– Как противостоите проникновению опасных течений в ислам и экстремистских организаций?

– Работа ведется. В сентябре как раз в мечетях пройдут семинары, пятничные проповеди на тему «Террору нет места в исламе». Они начнутся с 8 сентября.

– Несколько лет назад руководители правоохранительных органов высказывали опасения в связи тем, что в мечетях города активно проявляет себя течение салафитов.

– Салафиты есть и сейчас, но уже не в такой степени и не так опасны. Если сейчас этот вопрос не поднимается, значит, меры принимаются.

«Потребность в новых мечетях появится, но тогда мы, вряд ли, найдем землю»

– В этом году в суде был громкий процесс по «Таблиги джамаат», международной религиозной экстремисткой организации, запрещенной в России. На протяжении нескольких лет они вербовали сторонников в мечетях, собирались на квартирах, создали свою сеть.

– Проглядели мы их. Вначале не знали, кто они такие. Принимали в мечети, ведь двери открыты для всех. А движение выросло. Когда узнали, отреагировали. Мы в этом направлении работаем с горожанами, с молодежью. Мы с одной стороны, рады, что молодежи в мечетях много, но у нее тоже проблем много. В городе ведь и в немусульманской молодежи разные течения, которые по-разному проявляют себя. Через этот бунтарский период каждый человек проходит. И вы прошли, и я прошел. Надо работать с молодежью, чтобы она не попадала в разные течения.

«ПОСЛЕДНИЙ КРИЗИС ПОВЛИЯЛ НА КОЛИЧЕСТВО ПАЛОМНИКОВ, И ОНО ПОКА НЕ РАСТЕТ»

– Много ли сегодня учеников в медресе?

– В последние лет пять проглядывается рост. Был в одно время подъем, где-то лет 10-15 назад, потом затишье, сейчас вновь пошел подъем, потому что молодежь наступает. Детей приводят. Во всех мечетях работают воскресные школы, сюда приходят от мала до велика. Есть группы для мальчиков, девочек, младшая, средняя группы, для людей преклонного возраста – мы всех обучаем. Получив здесь основы ислама, некоторые задумываются о поступлении в медресе. В нашем городе работе медресе «Ак Мечеть», по республике их около десяти. Есть высшие религиозные учебные заведения. Есть российский исламский университет, и нынче, иншалла («если пожелает Аллах» - авт.), открывается Булгарская академия. Туда мы тоже направляем своих студентов.

– В городе были планы по открытию филиала исламской академии.

– Это пока разговоры. Надо же сначала академию открыть в Булгаре, потом, может быть, и у нас.

«Потребность в новых мечетях появится, но тогда мы, вряд ли, найдем землю»

– Хадж – каков интерес к нему в Набережных Челнах?

– Лет семь-восемь назад существенный рост был желающих совершить хадж. Тогда дешевле было. Последний кризис повлиял на количество паломников, и оно пока не растет. Через наш мухтасибат, ДУМ РТ уехали 45 человек. Через разных туроператоров, думаю, еще столько же жителей города отправились. Мы со своей стороны, стараемся улучшить организацию поездок, проводим обучение паломников, укрепляем их веру.

«ЕСТЬ ВЕЩИ, НА КОТОРЫЕ ПРОСТО НЕ НАДО РЕАГИРОВАТЬ ПУБЛИЧНО. КУДА СЛЕДУЕТ, МЫ СООБЩАЕМ»

– Как оцениваете межконфессиональные отношения в нашем многонациональном городе?

– Самое главное – мы все видим, что в городе спокойно. Межконфессиональные отношения хорошие. Есть веротерпимость, понимание. Уважаем друг друга, пытаемся кое-какие совместные мероприятия проводить.

– Вы знаете про недавний случай вандализма в Боровецкой церкви, которую осквернили надписями. Среди них были слова «Аллаху акбар».

«Потребность в новых мечетях появится, но тогда мы, вряд ли, найдем землю»

– На эти провокации мы даже не реагируем. Все же знают, что международные СМИ очень хорошо работают на то, чтобы очернить ислам. Показывают, как со словами «Аллаху акбар» люди стреляют, взрывают. Какие-то силы, видимо, стараются, чтобы в городе не было спокойствия. Знают, что надо писать и говорить, чтобы разжечь конфликт.

– Факты вандализма по отношению к мечетям есть?

– Мелкие-то есть, мы на них просто внимания не обращаем. Есть вещи, на которые просто не надо реагировать публично. Потому что если это озвучивать, то поднимется вопрос. Куда следует, мы сообщаем. Не поднимая шума.

– В начале года на сайте мухтасибата появилось сообщение, что мусульмане обеспокоены установкой креста у Боровецкого родника. Его позже перенесли на место строительства новой церкви.

– Мы же не пошли туда, не срезали его, ничего не делали. Мы обратились с письмами, и вопрос решился через администрацию города. Нашли мирное решение.

– Видим, что вы поддерживаете отношения и с предыдущими руководителями города. На Ураза-байрам в Челны Василь Шайхразиев приезжал.

– Да, он часто в город приезжает, нас не забывает. В день Ураза-байрама он должен был ехать в Актаныш на детский мусульманский Сабантуй. Из-за дождя праздник отменили, а Василь Гаязович уже был в пути. Позвонил сюда. Я говорю: «Конечно, приезжайте». Пригласил его на чай, и мэр города был, хорошую беседу провели.

«Потребность в новых мечетях появится, но тогда мы, вряд ли, найдем землю»

– Как сложились отношения мухтасибата с новой командой руководителей города?

– У нас во все времена с руководителями было взаимопонимание. И сейчас на достаточно хорошем уровне. За месяц до Курбан-байрама началась подготовка площадки жертвоприношения, на совещания были приглашены все службы города. И все всё сделали вовремя. В дни праздника здесь будут работать ветеринары, полиция, ГИБДД, медики, пожарные службы. Алла сакласын, там большое скопление людей, всякое может быть. Много праздников на этой неделе. Дай Аллах, чтобы мы смогли провести их спокойно, мирно!

Лилия Павлова