, 24 Ноября
$ 58,1179
€ 67,6434
Предложения банков
Новости
Подробно


«Мы ждали этот приговор. В нем медицинское сообщество нашло защиту»

31.07.2017, 19:17

Резонансное нападение на скорую в Набережных Челнах, которое оказалось на контроле у главы СКР Александра Бастрыкина, обернулось шестью годами колонии для уроженки Заинска Евгении Рябовой. Такой приговор вынес городской суд Челнов девушке, которая в марте напала с кухонным ножом на фельдшера скорой помощи. Тогда 53-летняя Ирина Западнова, приехав на вызов к ребенку, получила удары ножом в спину и сама попала в больницу в состоянии средней степени тяжести. Медик требовала с подсудимой полмиллиона рублей в счет возмещения морального вреда, но, несмотря на то, что суд существенно урезал сумму, фельдшер и ее адвокат остались довольны решением. По их словам, приговор получился показательным – все медицинское сообщество нашло в нем защиту. Почему родные не верят в вину Рябовой, как «самая тихая в округе» взялась за нож, и где сейчас находится та, кто спровоцировал ситуацию – мать заболевшего ребенка, в материале Chelny-biz.ru.

«НАНЕСЛА ПОТЕРПЕВШЕЙ УДАРЫ НОЖОМ, ЧТОБЫ НАПУГАТЬ ЕЕ, ПОСЛЕ ТОГО, КАК ЗАПАДНОВА ПОЗВОНИЛА В ПОЛИЦИЮ»

Сегодня городской суд Набережных Челнов поставил точку в резонансном деле о нападении на бригаду скорой помощи. Расследование на фоне участившихся аналогичных происшествий дело взял на контроль главы СКР Александра Бастрыкина.

Подсудимую Евгению Рябову – 29-летнюю уроженку Заинска – доставили в суд под конвоем. Девушка в течение всего процесса закрывала лицо кипой бумаг, не уронила их, даже услышав достаточно строгий приговор. В зал заседания собралось много родственников обвиняемой, приехавших из Заинска.

Судья огласил детали дела. Напомним, поздно вечером 25 марта 2017 года в диспетчерскую Станции скорой медицинской помощи поступило сообщение о том, что в квартире дома в поселке ГЭС находится в болезненном состоянии пятимесячная девочка. Приехавшую на место группу медиков встретили пьяный отец девочки Александр Степанов и пришедшая к нему подсудимая Рябова. Она заявила, что приехала помочь присмотреть за пятимесячной девочкой, потому что мать ребенка куда-то уехала.

«Мы ждали  этот приговор. В нем медицинское сообщество нашло защиту»

Из показаний медиков известно, что ребенок лежал раздетый в холодном помещении и громко плакал (позже, в больнице, ему поставят диагноз острый гастроэнтерит). Старший фельдшер Ирина Западнова с 25-летним стажем работы на Станции скорой помощи поручила своей ассистентке одеть ребенка и сделала замечания по поводу антисанитарии в квартире, где Рябова и Степанов распивали спиртное (уже в суде обвиняемая заявит, что медработник ее оскорбил). Пока фельдшеры осматривали ребенка, девушка схватила на кухне нож и нанесла фельдшеру несколько ударов в спину. Сотрудницы оказали сопротивление и выбежали из квартиры.

Какие-либо оскорбления в адрес подсудимой Западнова отрицала. По ее словам, фельдшеры в данной ситуации обязаны были вызвать сотрудников полиции для обеспечения безопасности жизни и здоровья грудного ребенка, что в итоге и сделали.

«МОГЛИ БЫТЬ И БОЛЕЕ ТЯЖКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ, НО НЕ НАСТУПИЛИ ТОЛЬКО ИЗ-ЗА ТОГО, ЧТО УДАРЫ НОЖОМ ПРИШЛИСЬ НА КОСТНУЮ ТКАНЬ»

Защита Евгении Рябовой просила переквалифицировать ее действия с «покушения на убийство» на «умышленное причинение легкого вреда здоровью». Но суд не принял доводы о том, что девушка не хотела убивать, а собиралась лишь напугать. Судья подчеркнул, что Рябова наносила удары стоящему спиной человеку, когда Ирина Западнова не могла видеть угрозу.

«Мы ждали  этот приговор. В нем медицинское сообщество нашло защиту»

– Неожиданно и в беззащитном состоянии, при котором невозможно оказать должное сопротивление нападающему, – обозначил судья. – Западнова получила телесные повреждения, которые привели к кратковременному расстройству здоровья. Могли быть и более тяжкие последствия, но не наступили только из-за того, что удары ножом пришлись на костную ткань, и именно эти обстоятельства не привели к проникающим ранениям.

Экспертиза показала, что Рябова никакими психическими расстройствами не страдает, на момент преступления могла осознавать фактический характер своих действий, в состоянии аффекта не находилась.

В качестве смягчающих обстоятельств суд принял во внимание, что девушка совершила преступление впервые, вину в нанесении ударов ножом признала, раскаялась, извинилась перед потерпевшей и способствовала раскрытию преступления.

«Мы ждали  этот приговор. В нем медицинское сообщество нашло защиту»

Рябова в итоге признана виновной в «покушении на убийство лица в связи с осуществлением им служебной деятельности». Гособвинение запрашивало ей восемь лет реального срока. Суд назначил шесть лет в исправительной колонии общего режима. Кроме того, молодой женщине предстоит возместить 150 тыс. рублей в счет компенсации морального вреда, вместо 500 тысяч, которые запрашивала пострадавшая Ирина Западнова.

Евгения Рябова, услышав приговор, задрожала и заплакала, но так и не открыла лица. Не сдерживали слез родные осужденной.

– Приговор мы считаем законным и обоснованным, – прокомментировал сразу после заседания правозащитник фельдшера Руслан Сибгатуллин. – Действительно, наши доводы о том, что подсудимая совершила покушение на убийство, подтвердились. Хочется отметить, что приговор мы этот ждали, потому что медицинское сообщество нашло в нем защиту. Может, сейчас таких случаев станет меньше, или они вообще исключатся, по крайней мере, в нашем городе.

«Мы ждали  этот приговор. В нем медицинское сообщество нашло защиту»

«ОНА ВООБЩЕ НИКОГО НЕ МОГЛА ОБИДЕТЬ. ВСЕХ КОШЕК, СОБАК ДОМОЙ ТАСКАЛА. ВСЕ СОСЕДИ ЕЕ ЗНАЮТ КАК САМУЮ ТИХУЮ»

После приговора родные осужденной долго не расходились, продолжали плакать в закоулке чуть дальше здания суда.

– Не справедливо все это, – проговорила мама Рябовой. – Не могла она этого сделать.

– Она всегда тихая, сама всего боится, у нее не было никакой агрессии, – добавила младшая сестра. – Она вообще никого не могла обидеть. Всех кошек, собак домой таскала. Все соседи ее знают как самую тихую.

По словам родных, Евгения когда-то встречалась с Александром Степановым, в чьей съемной квартире и произошел инцидент. Тот попросил ее помочь присмотреть за ребенком, девушка согласилась, так как очень любит детей.

– Мать эту девочку бросила, – рассказывала некоторые подробности мама осужденной. – На трассе работает и письма пишет мужу, что будет продолжать работать. Говорит: нового рожу. Ей не до ребенка, а люди из-за нее страдают.

Свои действия Евгения матери так и не смогла объяснить.

– Она ничего не помнит, говорит: «Вообще не понимаю, как это случилось». Может, она испугалась, когда хотели ребенка забрать. Она ведь у нас все время с детьми, – заявила женщина.

«Мы ждали  этот приговор. В нем медицинское сообщество нашло защиту»

Между тем, количество нападений на медиков продолжает расти по всей России, и дело Рябовой стало одним из тех происшествий, которые заставили страну говорить о проблеме безопасности работников скорой.

Только в Набережных Челнах с начала года было зарегистрировано семь подобных случаев. Одно из последних происшествий – пьяный мужчина вызвал скорую, пожаловавшись на боль в спине. А затем набросился на приехавших фельдшеров скорой, стал наносить удары руками и ногами.

Самым резонансным преступлением в отношении медработников по-прежнему остается убийство 86-летним пациентом известного врача-травматолога Андрея Железнова. В декабре 2015 года Мисбах Сахабутдинов подкараулил Железнова на крыльце у поликлиники и выстрелил ему в спину из самодельного оружия-трости. Врач скончался на месте. Пенсионер получил шесть лет и три месяца лишения свободы в колонии строгого режима.

«Мы ждали  этот приговор. В нем медицинское сообщество нашло защиту»

В этом году медики, а вслед за ними и общественность забили тревогу и обратились с просьбой ужесточить наказание за нападение на врачей. 16 июня, перед профессиональным праздником медработников, Госдума приняла в первом чтении сразу два законопроекта в их защиту. Документы устанавливают административную и уголовную ответственность за воспрепятствование доступа врачей к больному, в том числе за непропуск машины скорой помощи. Вводится уголовная ответственность за угрозы или создание препятствий работе врачей. Если это повлекло смерть пациента или нанесение тяжкого вреда его здоровью, предусмотрено наказание до четырех лет лишения свободы. Помимо этого, за отказ пропустить машину скорой помощи виновного могут лишить прав на срок до двух лет и оштрафовать на 30 тысяч рублей.

Фото: Chelny-biz.ru, ntv.ru

Олеся Аверьянова