, 26 Сентября
$ 57,6527
€ 69,0737
Предложения банков
Новости
Подробно


«Деньги-деньги-деньги. Эти продавали, эти забирали, эти грабили. А эти грабили тех, кто грабил…»

06.07.2017, 19:30

Как в 90-е годы приходилось воспитывать водителей, переодевать их из модных спортивок в презентабельную одежду, писать им немецкие слова в русской транскрипции, обучать людей диковинной специальности – логистике – рассказал Chelny-biz.ru почетный работник транспорта РФ, гендиректор компании «Кама-Тракс» Леонид Штейнберг. Он стал героем нашей публикации в рамках проекта «90-е в Челнах». Леонид Данилович приехал в Набережные Челны 6 января 1970 года, 20 лет отдал службе в правоохранительных органах, а выйдя на пенсию по выслуге лет, пошел в бизнес. В это, прямо скажем, неблагодатное время ему удалось создать и развить совершенно новое направление для города – международные перевозки. Приходилось учить диспетчеров, учить водителей, учиться самим, убеждать челнинских ребят работать так, а не иначе, признался Штейнберг. И все это в условиях ужасов, которые творились на дорогах страны в 90-е.

«МОЕЙ ДОЧЕРИ КАК РАЗ ИСПОЛНИЛОСЬ 20 ЛЕТ. КОНЕЧНО, Я ЗА НЕЕ БОЯЛСЯ. ИНОГДА И ОХРАНЯЛ, И СОПРОВОЖДАЛ…»

Почему пошел в бизнес в 90-е? Я 20 лет проработал в органах внутренних дел и вышел на пенсию по выслуге. Надо было семью кормить, детей поднимать. А если я берусь за дело, я его стараюсь доводить до такого состояния, чтобы детям не было стыдно за папу. Тогда, в 90-е, моей дочери как раз исполнилось 20 лет. Конечно, я за нее боялся. И за младшую тоже. Иногда и охранял, и сопровождал…

В Челнах были и группировки, и бандиты. Потому что родители строили «КАМАЗ» и, к большому сожалению, своим детям уделяли мало внимания. И вот результат. Мальчишки были активные, им надо было куда-то деть свою энергию, и они группировались. Если бы ими серьезно занимались, тогда, может быть, и не было бы этих организованных преступных групп. А тогда комсомол ушел, и на смену ему ничего не пришло. Все строили автогигант. Это была такая гордость: мы здесь все собрались, чтобы строить завод. А потом раз! И опустошение. Все начали зарабатывать деньги. Деньги-деньги-деньги. Эти продавали, эти у этих забирали, эти грабили, эти грабили тех, кто грабил… Милиция была в неведении, чем же она должна заниматься, она сама была на распутье. Вот этот промежуток дал возможность организованным преступным группировкам занять свою нишу. Преступность – она ищет там, где тонко, и она там пролезает.

«Деньги-деньги-деньги. Эти продавали, эти забирали, эти грабили. А эти грабили тех, кто грабил…»

Я, работая в милиции, сталкивался с разными случаями… Но с пистолетом никто не бегал, не стрелял, и водку не пили каждый день, как это в кино показывают. У нас ведь в городе изначально была другая атмосфера. На работу, на строительство завода и города, судимых не брали. И кто говорит, что «КАМАЗ» строили условники, – ничего подобного! Бандитов, хулиганов у нас не брали. А тут в 90-е всплеск такой! Никто их не контролировал. Вот они и создали такие условия. Но правоохранительные органы спохватились в итоге. И слава богу…

«БЫЛИ ТОГДА И НАПАДЕНИЯ НА ПЕРЕВОЗЧИКОВ НА ДОРОГАХ. НО МЫ ВЕЗЛИ БАРАБАНЫ. А КТО ИХ УТАЩИТ? ОНИ ЖЕ ТЯЖЕЛЫЕ БЫЛИ»

На пороге 90-х, до того, как я вышел на пенсию по выслуге, я работал в пожарной охране. Хороший был у нас коллектив. Такие молодые, такие самоотверженные офицеры пожарной охраны. С ними было очень легко работать. Боевая подготовка пожарных города была на очень высоком уровне. Да, была проблема с техникой... Но вместе с тем не было ни одного такого серьезного пожара, который бы запустили. Подвалы тушили, коллекторы тушили под Новым городом, элеватор тушили после взрыва. Тушили Литейный завод в конце 80-х. Мы не допустили тогда такой пожар, в каком сгорел потом, в 93-м, Завод двигателей.

В 90-х годах после выхода на пенсию я начал выбирать, чем заниматься. 20 лет я был на государственной службе. Когда ушел, встал вопрос, как и где себя предложить. В 92-м году мне мои друзья посоветовали, что есть такая ниша, которую никто не занимал, – ниша международных перевозок. Я посмотрел, оценил. Договорились с кредитными учреждениями, решили вопрос на «КАМАЗе», взяли в кредит автомобили. Взяли первые КАМАЗы-53212, прицепы. Водителей еще надо было подобрать, обучить. Они ведь никогда не были за границей. Просто потому что у нас здесь не было структуры «Совтрансавто». В основном за границу из России ездили именно водители «Совтрансавто».

«Деньги-деньги-деньги. Эти продавали, эти забирали, эти грабили. А эти грабили тех, кто грабил…»

И вот, подписав договор с «КАМАЗом», мы начали вывозить барабаны, которые отливал Литейный завод, в Германию. Потом начали возить каучук из Нижнекамска в Чехию. Так шаг за шагом, шаг за шагом… Самое главное было – научить водителей ездить по дорогам Европы. А это было очень трудно! Были проблемы с переходами через границу, работа с пограничными службами, с таможенными службами…

Были тогда и нападения на дальнобойщиков, но мы как-то прошли это все, наших водителей это не коснулось. Почему? Не знаю. Мы везли барабаны. А кто их утащит? Они же тяжелые были. А может потому что водители у нас были дружные, приезжали друг другу на помощь. В дороге могут возникнуть разные ситуации. Но российские и татарстанские водители всегда помогали друг другу. Со временем у них появился круг общения, они вместе стояли на стоянках, на переходе на Бресте. И ремонтироваться в поле друг другу помогали, и маршруты прокладывать, опытом делились. Когда ты в Германии впервые, когда ничего не знаешь, то как без помощи? Вот так и работали. Мы ведь работали только на заграницу. Уже после 2008 года начали возить и по России.

«ТОГДА БЫЛИ МОДНЫЕ СПОРТИВНЫЕ КОСТЮМЫ, НАМ ПРИШЛОСЬ УБЕЖДАТЬ ВОДИТЕЛЕЙ, ЧТО В СПОРТИВНЫХ КОСТЮМАХ МЫ ДАЛЕКО НЕ УЙДЕМ»

Психология российского водителя, который работал на стройке, на «КАМАЗе», и европейского – это две большие разницы. Нашим надо было изучить Европу, хорошо знать дороги, знать, где выгружаться, куда ехать. Знать язык хотя бы на элементарном уровне. Мы сделали памятки водителям на немецком языке, писали русскими буквами, что они должны говорить, писали, как должны заходить в компанию, как вести себя. Тогда были модные спортивные костюмы, нам пришлось убеждать водителей, что в спортивных костюмах далеко не уйдем, объяснять им, что надо как-то представлять страну.

«Деньги-деньги-деньги. Эти продавали, эти забирали, эти грабили. А эти грабили тех, кто грабил…»

По срокам доставки – надо было работать над дисциплиной. Вовремя приехать на выгрузку, вовремя приехать на загрузку. Персонально разговаривали с каждым водителем. Люди были разные. Они строили «КАМАЗ», они работали на самосвальной технике, на грузовых машинах. Их надо было научить работать на новых автомобилях с новыми задачами, с новыми встречами, маршрутами. Да и к технике более бережно относиться.

Самая главная ценность – это человек. Его надо убедить в том, что надо выполнять задачу вот так, а не по-другому. Люди были совершенно новые, они никогда не занимались международными перевозками. Диспетчеров надо было учить заполнять документы, водителей учить, самим учиться, учить логистов определять маршруты, время движения, цену перевозки. Тогда еще не было даже такой специальности как логисты. Все это было в новинку!

Со всеми кандидатами я сам проводил собеседования. Некоторые люди работают у меня уже по 25 лет, с самого начала. И хорошо работают. Но для этого надо любить профессию - водитель-дальнобойщик. Она очень тяжелая. В любую погоду – снег, дождь, жара, когда в машине как на сковородке, – он едет, он выполняет задачу. Водители понимали, что будет сложно, но они думали о своих детях, о будущем. В нашей компании 48 семей работает! Это папы, мамы, братья, дяди, сыновья. Очень серьезный показатель, когда сын работает с отцом, который ему вовремя подскажет, поможет.

«Деньги-деньги-деньги. Эти продавали, эти забирали, эти грабили. А эти грабили тех, кто грабил…»

«ЗАКАЗЧИКИ ГОВОРИЛИ: «НАМ НУЖНА ДРУГАЯ ТЕХНИКА. НАМ НУЖНЫ ПОЛУПРИЦЕПЫ. НАМ НУЖНЫ ТЯГАЧИ».

Опасения, конечно, были. Всегда переживаешь, когда водитель в пути. Это ни много, ни мало - три тысячи километров. Особенно на той технике, на которой работали. На КАМАЗах-53212 мы проработали практически четыре года, потом уже начали менять их, потому что заказчики говорили: «Нам нужна другая техника. Нам нужны полуприцепы. Нам нужны тягачи». Потом начали говорить: «Нам нужна иностранная техника». Мы сначала ездили на наших машинах, а потом начали приобретать подвижной состав европейского производства. Не новые… но они были в хорошем состоянии.

Потом у нас появились и белорусские водители. На «Совтрансавто» в Белоруссии были какие-то проблемы, и человек 10 пришли к нам работать, а поскольку мы взяли тогда иностранную технику, нам нужны были опытные водители.

Разные были времена, но мы работали. Установились хорошие контакты с Ассоциацией международных перевозчиков, мы вошли в ее состав. Здесь, на «КАМАЗе», понимали, что мы выполняем задачу по зарабатыванию валюты для автогиганта, и руководство компании очень бережно и уважительно к нам относилось. И мы работали. Было много проблем. С платежами, со сроками. Не успевали делать заготовки, потом приходилось быстро доставлять их, чтобы избежать срыва…

«Деньги-деньги-деньги. Эти продавали, эти забирали, эти грабили. А эти грабили тех, кто грабил…»

Но мы старались, чтобы не подводить никого. Менялся подвижной состав, менялись люди. Компания увеличилась, разделилась на транспортную и логистическую. Все меняется со временем. Во так.