, 12 Марта
$ 69,4706
€ 79,4605
Предложения банков
Новости
Подробно


«Не хочу, чтобы суд был показательный. Но учитывая, что творится в стране...»

04.10.2016, 18:55

Близится к завершению громкое дело «телефонных террористов» из Набережных Челнов. Сегодня гособвинитель запросил подсудимым 24 года колонии строгого режима на двоих: главному обвиняемому Ильнару Аглетдинову - 13 лет лишения свободы, его двоюродному брату ­- 11. Адвокаты попросили и вовсе освободить «звонарей» от наказания, а бывшего студента-айтишника вновь направить на психолого-психиатрическую экспертизу. Между тем, каждая из сторон процесса заявила, что не хотела бы превращать процесс в показательный. А главный организатор устрашающих акций сегодня отказался от возможности выступить и попросил время на подготовку речи. Не исключено, что это будет его последнее слово. Подробнее обо всем в материале Chelny-biz.ru.

«СУД ДОЛЖЕН ПРИЗНАТЬ ОБОИХ ПОДСУДИМЫХ ВИНОВНЫМИ ПО ВСЕМ ИНКРИМИНИРУЕМЫМ ИМ ПРЕСТУПЛЕНИЯМ»

Сегодня в Набережночелнинском городском суде прошли прения сторон по громкому делу так называемых «телефонных террористов». Судья Дан Шакуров безо всяких вступлений сразу же предоставил слово гособвинителю Альберту Галимову. Заместитель прокурора города напомнил хронологию громких событий.

Два молодых человека в августе прошлого года грозили взорвать один из самых крупных торговых центров автограда «Торговый квартал». В разные отделы полиции Набережных Челнов на протяжении нескольких дней поступали звонки о том, что в торговом центре заложена бомба. После каждого сообщения полицейские проводили эвакуацию посетителей и персонала, выставляли оцепление, саперы и кинологи со служебными собаками обследовали помещения. Однако во всех случаях сообщения оказывались ложными.

«Не хочу, чтобы суд был показательный. Но учитывая, что творится в стране...»

В то же время на адрес руководства ТРК «Торговый Квартал» от злоумышленников поступило письмо с требованием перечислить онлайн 70 тысяч долларов США (в биткоинах), чтобы звонки о бомбах прекратились. В сентябре охрана торгового центра нашла возле здания самодельное взрывное устройство, прикрепленное к мобильному телефону. Оно, как уже выяснилось в ходе судебного следствия, представляло реальную угрозу для окружающих и могло сработать, если бы было достаточно заряда батареи и средств на сим-карте телефона.

Альберт Галимов в самом начале своей речи заявил, что суд должен признать обоих подсудимых виновными по всем инкриминируемым им преступлениям. Напомним, что «послужной список» у них достаточно объемный. Двоюродным братьям Ильнару Аглетдинову и Артему Гибадуллину обвинение вменило четыре статьи УК РФ: это шесть эпизодов по статье заведомо ложное сообщение об акте терроризма, а также незаконное изготовление взрывного устройства, незаконная перевозка и хранение данного устройства и вымогательство под угрозой применения насилия, уничтожения и повреждения чужого имущества. При этом все с формулировкой «совершенное группой лиц, по предварительному сговору», что также ухудшает их положение.

«ЕСЛИ ОНИ ХОТЕЛИ НАПУГАТЬ И ПОКАЗАТЬ СЕБЯ, ТОГДА ДЛЯ ЧЕГО ТАКИЕ МАНИПУЛЯЦИИ?»

«Не хочу, чтобы суд был показательный. Но учитывая, что творится в стране...»

По мнению гособвинителя, в ходе судебного следствия был доказан факт, что братья совершили эти преступления по предварительному сговору. Хотя подсудимые во время своего допроса это отрицали, в особенности Ильнар Аглетдинов. Главный обвиняемый по делу всячески пытался отделить своего брата от предъявленных обвинений. Между тем, сам Артем Гибадуллин пояснял суду, что слышал о планах своего брата, но прямого содействия ему не оказывал.

– В части данных показаний попрошу отнестись критически, так как они хотят уйти от уголовной ответственности по всей строгости закона и нести более мягкое наказание, – проговорил Альберт Галимов.

Также в своей речи гособвинитель обратил внимание на то, что звонки о бомбе совершались систематически, а уже спустя несколько дней Аглетдинов приступил к изготовлению взрывного устройства. Напомним, главный обвиняемый во время допроса заявил суду, что изначально знал о неработоспособности СВУ, а совершая звонки о бомбе, хотел лишь обратить на себя внимание. Кроме того, парень признался, что с детства является инвалидом. А весной прошлого года IT-специалист пережил несколько нервных срывов, перестал пить лекарства, полагающиеся при его неврологическом заболевании, и постоянно сидел дома. Именно тогда у него возникла «навязчивая мысль».

– Если они хотели напугать и показать себя, тогда для чего такие манипуляции? – настаивал Галимов. – Покупка телефонов, SIM-карт, ингредиентов, необходимых для изготовления СВУ. Это говорит о том, что подсудимые все-таки между собой договаривались, они действовали систематически, по сговору. Сами они интересовались и узнавали из СМИ, как происходят эвакуации.

«Не хочу, чтобы суд был показательный. Но учитывая, что творится в стране...»

Прокурор не оставил незамеченным и тот факт, что, согласно исследованию экспертов, самодельное взрывное устройство (СВУ) могло сработать. Это осознавали и злоумышленники, пришел к выводу гособвинитель Альберт Галимов, исходя из слов подсудимых.

– Это подтверждается тем, что после того, как Аглетдинов сел в машину к Гибадуллину, он проговорил: «Я произвел три звонка, но что-то не сработало». Опять же, эти манипуляции не понятны, если хотели только лишь попугать, - аргументировал зампрокурора.

Завершая свое выступления в прениях, он добавил:

– Я не хочу, чтобы это был показательный суд. Но учитывая то, что творится в стране (очень неспокойно), считаю, что надо назначить им только реальное лишение свободы.

В результате, гособвинение предложило суду сторона приговорить Ильнара Аглетдинова к 13 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, а его брата Артема Гибадуллина – к 11 годам. У последнего смягчающим обстоятельством может быть признано малолетний ребенок. Ему недавно исполнился год.

«ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЖЕРТВ ОН НЕ ХОТЕЛ, ЦЕЛИ СОВЕРШЕНИЯ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО АКТА У НЕГО НЕ БЫЛО, ПОЭТОМУ ИЗГОТОВИЛ НЕИСПРАВНОЕ УСТРОЙСТВО»

«Не хочу, чтобы суд был показательный. Но учитывая, что творится в стране...»

Подсудимые выслушали речь прокурора спокойно, не было ни слез, ни эмоций, как на прошлом заседании. Адвокаты Ильнара Аглетдинова (их двое) попросили оправдать своего подзащитного по ряду статей, так как, по их мнению, вина не была доказана в полном объеме. Во-первых, защитники обращали внимания суда на то, что Аглетдинов и Гибадуллин не спланировали свои действия и не работали в сговоре. Во-вторых, по мнению адвокатов, бывший студент КФУ намерено собрал неисправную «бомбу». По обвинению в вымогательстве у владельцев «Торгового квартала» крупной суммы в биткоинах адвокаты утверждают, что подсудимый Аглетдинов не имел такой цели и поэтому предъявил «невыполнимые требования».

– Аглетдинов дал подробные показания по предъявленным обвинениям и не отрицал, что действительно собрал, положил СВУ, направил письмо с требованием выплаты денег в биткоинах, - отметила адвокат. - Позиция непризнания вины по этим статьям связана с тем, что он не имел цели получить денежные средства, именно поэтому направил, с его точки зрения, невыполнимые требования перечислить средства именно в биткоинах и на несуществующий адрес. Его позиция заключается в том, что он собрал непригодное для осуществления взрыва устройство. Будучи допрошенным в качестве подозреваемого, он пояснял, что человеческих жертв он не хотел, цели совершения террористического акта у него не было, поэтому изначально изготовил неисправное устройство, - поясняла защитница.

Оба подсудимых не соглашаются с тем, что они совершили последний звонок 15 августа. Как утверждают адвокаты, в ходе оперативно-розыскных мероприятий не было установлено, с какого именно номера был осуществлен последний звонок. Тогда как все остальные: 10, 11, 12 августа и два вызова 13 августа были совершены с одного и того же номера. Эти факты Ильнар Аглетдинов признал.

«Не хочу, чтобы суд был показательный. Но учитывая, что творится в стране...»

– Доказан лишь факт события преступления по звонку 15 августа, но не виновность Аглетдинова, - заявила адвокат.

Защита «телефонных террористов» попросила при назначении наказания учесть их положительные характеристики и жизненные обстоятельства. В частности засчитать Ильнару Аглетдинову явку с повинной, возмещение ущерба потерпевшим, а также психоневрологическое заболевание, тяжелое материальное положение семьи и факт, что родители-пенсионеры являются инвалидами. Также адвокаты по-прежнему настаивают на проведении еще одной психолого-психиатрической экспертизы.

– Мы понимаем, что все противоправные действия Аглетдиновым и Гибадуллиным совершены в такое непростое время, когда в мире неспокойно, и наша страна борется с терроризмом. И хотелось бы очень надеяться, что суд все-таки не пойдет по пути показательного процесса в отношении подсудимых, - обратилась адвокат главного обвиняемого. - Зададимся вопросом: действительно ли Аглетдинов такой жестокий преступник, которому необходимо самое строгое наказание? Будет ли достигнута цель его исправления, если он будет осужден на столь длительный срок? Будет ли это гуманный суд, учитывая наличие у него заболевания. Аглетдинов – это молодой человек с болезненной психикой, запутавшийся в своей жизненной позиции, - заключила правозащитник.

«Не хочу, чтобы суд был показательный. Но учитывая, что творится в стране...»

Адвокаты попросили освободить подсудимых от наказания в связи с полным раскаянием, а с Гибадуллина и вовсе снять все обвинения. Или хотя бы назначении реального наказания применить «минимально возможный срок с учетом срока нахождения под стражей».

Эмоциональный и многословный прежде Ильнар Аглетдинов, сегодня отказался от возможности выступить, которую ему предоставили во время прений. Он попросил отложить процесс - «для подготовки». Из краткой реплики молодого человека стало ясно, что снова будет спорить и доказывать свою правоту. Свою речь и, возможно, последнее слово он огласит в конце этой недели.

Олеся Аверьянова