, 24 Сентября
$ 66,2497
€ 78,0753
Предложения банков
Новости
Подробно


«Я никому не давал повода говорить, что играю на стороне какой-то компании. Фактов таких нет и не будет»

21.12.2015, 12:13

Мэр Набережных Челнов дал интервью Chelny-biz.ru, где рассказал все, что думает о скандалах-интригах последнего года, о несуществующих фильтрах и якобы натянутых отношениях с гигантами стройиндустрии, о монополистах, которые, судя по всему, должны пересмотреть свою политику, о непартийном поступке коллеги-депутата Сергея Яковлева, которому доверил самый сложный округ, и многом другом. Встреча с Наилем Магдеевым состоялась в субботу, в 11 дня. К этому времени мэр уже успел провести ряд совещаний и мероприятий, в том числе выездных. В 7 утра прошло очередное заседание антикризисного штаба в Торгово-промышленной палате города.

«У НИХ ОСТАНЕТСЯ МЕНЬШЕ ВРЕМЕНИ СПАТЬ. БУДУТ АКТИВНЕЕ ДУМАТЬ НАД ЦЕНОЙ-КАЧЕСТВОМ»

- Наиль Гамбарович, суббота, 7 утра…

- Иногда говорят, что власть не всегда доступна. Пожалуйста. Мы стали более чем доступны, еженедельно проводим в 7 часов утра по субботам рабочие встречи с предпринимателями.

- Но и в 7 утра, говорят, не просто попасть - нужно получить одобрение некоторых структур исполкома. Это можно назвать определенным фильтром?

- Нет, это не фильтр. Прежде чем прийти к нам на встречу, предпринимателю необходимо подготовиться. Ему ведь нужно презентовать проект, объяснить, откуда берутся те или иные цифры, доказать значимость проекта для города, а не просто занимать время людей, которые пришли к 7 утра. Вопрос не в этом: как попасть? Ты попадешь в любом случае – неделей раньше, неделей позже. Но нужно понимать, что иногда мы можем задавать сложные и порой неудобные вопросы. Спрашиваем у предпринимателя: откуда будешь брать деньги, где у вас открыта кредитная линия, как окупится проект, в каких программах участвуете? Некоторые начинают «плыть». А ведь это серьезно. На заседаниях штаба мы в том числе рассматриваем проекты потенциальных резидентов промпарка «Развитие». Они должны быть серьезно проработаны, ведь в становление парка «Развитие» вложены государственные средства, и допускать ошибок мы не имеем права.

«Я никому не давал повода говорить, что играю на стороне какой-то компании. Фактов таких нет и не будет»

- Многие несколько иначе представляли работу антикризисного штаба, более масштабно. А получается, что вы решаете локальные вопросы: проблемы конкретных проектов конкретных предпринимателей. И тут уже появляются разговоры о лобби…

- Да, на первый взгляд мы занимаемся мелочами, но из них складывается экономика города. Минипекарни, экопарковки, цехи по сбору мусора – кто поможет им, если не мы? Почему мы не должны их рассматривать? В таких мелких компаниях трудится более 50 тысяч человек – это больше, чем на «КАМАЗе». Мы должны подставить им свое плечо. У крупных компаний есть акционеры, правила игры определены. А я против закона не пойду. Конечно, я не говорю, что мы поможем всему малому бизнесу, но даже если 50-60% из тех, кто пришел к нам, получил поддержку – это уже хорошо. Пусть это будет пошагово, понемногу, но эффективно. А то ведь у нас любят за все человечество говорить. Мэр должен заниматься только масштабными вопросами? Мэр должен заниматься и вопросами малого бизнеса.

- Вы замеряете эффективность штаба?

- Мы сопровождаем проекты, есть положительные примеры. Например, «РАБИКА-энергосбережение», завод по переработке кровельных отходов. Мы помогли предприятию получить финансовую поддержку из республики по программе «50/50» – 10 млн рублей! Они же на дороге не валяются? 10 рублей просто так никто не подарит, а тут 10 млн! Они открыли завод, пригласили нас, мы убедились: оборудование стоит, предприятие работает. Кроме того, мы настроили строительные организации, которые занимаются капремонтом, на сотрудничество с ними. Отходы, которые они раньше закапывали в землю, теперь поставляют в «РАБИКУ-энергосбережение». И там хорошо, и здесь. Проект реальный, 20-30 человек работает. То же самое со «Славицей». Мы оперативно выделили места под торговлю мороженым.

«Я никому не давал повода говорить, что играю на стороне какой-то компании. Фактов таких нет и не будет»

- Ситуация со «Славицей» вызвала много вопросов у бизнесменов. Нужно ли было столько внимания уделять иногородней компании, когда есть своя – «Челны холод»?

- Это две разные весовые категории. «Челны холод» - крупный федеральный игрок, у «Славицы» совершенно другие масштабы. Но 150-200 человек – это тоже предприятие, и почему мы не можем им помочь? К нам пришли новые собственники «Славицы», рассказали о планах развития сети и попросили помочь выделить места. Все это в рамках антикризисного штаба. Какие тут могут быть вопросы? Мы пошли им навстречу. Да, маленькая компания, маленькие объемы, но эти объемы востребованы наряду с «Челны холодом». Никто никому не мешает. «Челны холод» понимает, что он крупный игрок, а «Славица» может забрать лишь мелкую часть рынка, ну и пусть заберет.

- Но это Челны – город монополистов, у нас играют по другим правилам.

- Конкуренцию никто не отменял. Искусственная монополия запрещена законом.

- Что должны делать Юнусовы, если в каждом комплексе появятся минипекарни?

- Они будут активнее думать над ценой и качеством своего продукта. Будет реальная конкуренция. Мы же хотим этого? Хотим. Когда знаешь, что конкурент дышит тебе в затылок, ты начинаешь активнее двигаться. А если ты один такой, то начинаешь расслабляться, считать, что самый великий. Конечно, мелкие игроки вроде и не существенны, но из мелочи иногда вырастают крупные предприятия. А почему нет?

«Я никому не давал повода говорить, что играю на стороне какой-то компании. Фактов таких нет и не будет»

- Кому еще в Челнах нужно «подышать в затылок»?

- Мы готовы рассмотреть любой проект в разных сферах, которые нам предложат. Достаточно много сфер, где можно и нужно развивать конкуренцию. Рынок достаточно большой. Например, в сфере организации досуга, в том числе детского. В крупных городах строят достаточно высокого уровня детские центры. В Казани, например, это технопарк, научно-развлекательный центр «Зарница», в Москве есть много учреждений познавательного направления. Считаю, что и у нас должны появиться предприниматели, которые могут вложиться в это хорошее дело. Челны ведь — это центр камской агломерации, здесь проживают более миллиона населения, соседние города и районы тяготеют к нам.

«И ТОГДА БЫ ВСЕ СКАЗАЛИ: «МАГДЕЕВ ЕЩЕ НЕ УСПЕЛ ПРИЙТИ, А УЖЕ ЗАКОНЫ НАРУШАЕТ»

- Давайте рассмотрим строительную индустрию, где есть свои гиганты. Исходя из ваших предложений и замечаний, которые звучат на совещаниях, игроки рынка делают выводы о возможных изменениях. В ход идут, конечно, другие формулировки, нежели «конкуренция».

- Я никому не давал повода говорить, что играю на стороне какой-то компании, если вы об этом. Фактов таких нет и не будет. Ни одну из строительных компаний я не лоббирую и ревизий не провожу. Ситуации, которые возникают, а потом дают повод для обсуждений, они имеют место быть, но небеспочвенны. Приходит строитель для продления договора аренды, мы ему говорим: «Покажи, уважаемый, документы». Он показывает, и тут выясняется, что на участке ничего нет, он ничего не построил. Это значит, что мы не можем ему продлить договор – с 1 марта 2015 года внесены изменения в федеральный закон. Следовательно, земля будет выставлена на аукцион. Мне говорят, что предыдущая власть была более сговорчива и землю давала без аукциона, по акту выбора. Но ведь есть нормативные документы! Есть закон!

«Я никому не давал повода говорить, что играю на стороне какой-то компании. Фактов таких нет и не будет»

Закон стал более жестким, но более прозрачным. Муниципалитет терял серьезные деньги, когда некоторые компании брали землю по акту выбора, потом перепродавали за хорошие деньги. Сейчас все иначе. Земли будут проходить только через аукцион, деньги пойдут не в карман конкретному человеку, а в муниципальную казну. Закон и только закон. Это касается всех без исключения, в том числе строительных организаций. Это наведение элементарного порядка в вопросах выделения земли и строгое исполнение закона. И я не хочу свое имя марать противоправными действиями. Да, я сегодня буду хорошим для бизнесменов, про меня на «деловых обедах» будут хорошо говорить, хвалить: «Вот какой Магдеев молодец, участки выделяет, поддерживает нас». Но тут же надзорные и правоохранительные органы начнут задавать вопросы по существу: «На каком основании вы, товарищ Магдеев, выделили землю? Вы аффилированы с ними? Вы же подписали документы!». Мэр тот хороший, который соблюдает закон. Это конечно будет вызывать определенную критику со стороны ряда организаций, но таков закон.

- Как правило, звучат две фамилии – Гайнуллова и Золотухина.

- Сегодня уже не звучат. Решения по ним приняты. Наша позиция в случае с «Домкором», например, четко определена Верховным судом. Исполком оказался прав. Если бы мы пошли по пути продления договора по 9-му микрорайону, мы бы несли административную, а если хотите – уголовную ответственность. И тогда бы все сказали: «Магдеев не успел прийти, а уже законы нарушает.

«Я никому не давал повода говорить, что играю на стороне какой-то компании. Фактов таких нет и не будет»

- А критика в СМИ – она вас не смущает? Каким бы Вы хорошим ни были, негативные материалы в вашу сторону все равно есть и наверняка еще будут.

- Если ты имеешь слабые позиции, лучше не берись. Нельзя одновременно нравиться всем, так в жизни не бывает. Нервы у меня крепкие. Я знал, куда шел. Во власть со слабыми нервами не ходят, здесь работа такая.

«МЫ ПОДДЕРЖАЛИ ЯКОВЛЕВА НА ВЫБОРАХ ПО ОЧЕНЬ НЕПРОСТОМУ ОКРУГУ. ОН ОБ ЭТОМ ТОЖЕ ЗНАЕТ…»

- Поскольку у вас нервы крепкие, еще раз задам вопрос, от ответа на который вы стабильно уходите. Наиль Гамбарович, вы так и не обозначили свое отношение к ситуации вокруг Дениса Щербы. Компетентные органы уже дали свою оценку.

- Есть представление прокуратуры, есть комиссия, которая в установленные сроки вынесла свое решение. У надзорного ведомства своя позиция по этому случаю, у комиссии – своя, и они могут не совпадать. Есть противоречивые факты в этом деле, до конца все обстоятельства не ясны. Я хочу сказать, что торопиться мы не можем, обращаться в СМИ и давать свою оценку. Только по одной публикации, не изучив все обстоятельства дела, мы не будем назначать человека виновным, так же, как и любой надзорный орган. Суд и только суд может определить – виновен гражданин или нет. Речь идет, если хотите, о судьбе человека, об этом тоже не надо забывать. К сожалению, часто бывает, что СМИ еще до суда успевают «назначить» человека виновным. Даже у нас в Татарстане такое было.

«Я никому не давал повода говорить, что играю на стороне какой-то компании. Фактов таких нет и не будет»

- То есть точка в этом деле еще не поставлена? Теоретически исполком может обратиться в суд?

- Может. И прокуратура тоже, если она не согласится с решением руководителя исполкома, который возглавляет комиссию. Это его прерогатива. По должностным обязанностям Щерба - подчиненный Рината Азгаровича Абдуллина.

- Хорошо, но есть непосредственно ваш подчиненный – Сергей Яковлев. Я не знаю, как охарактеризовать его поступок и ни в коем случае не даю оценки, но факт, что для многих открытое письмо было будто нелогичным. Он член вашей команды, представитель «Единой России», вы доверили ему на выборах один из самых сложных округов. Нужно ли было выносить сор из избы?

- Вы абсолютно правы. Мы поддержали Яковлева, нашего коллегу-однопартийца, на выборах по очень непростому округу. Он об этом тоже знает… Думаю, что он поторопился с письмом, погорячился. Не знаю, что им в этой ситуации двигало, но можно было обсудить этот вопрос, не обращаясь к СМИ. У него было на это время.

У этого вопроса есть законная сторона: на сегодня оснований для продления договора с компанией «Экспо Кама» нет. Это подтверждает и проверка, проведенная аппаратом президента Татарстана. Участок должен быть по закону выставлен на аукцион. Надо четко следовать закону. Не надо идти по этому «скользкому» пути, раздавая земли «своим», в том числе однопартийцам. Закон для всех один, я его переступить не могу и не буду, каким бы хорошим Яковлев ни был. Я понимаю, что в данной ситуации становлюсь неудобным. Но разве здесь может идти речь о переделе? Земельный участок остается в городе, его никто никуда не унесет.

Если открытое письмо считается инструментом давления на меня, то это дело бесперспективное. Ни по какой публикации в СМИ я не смогу и не имею права подписывать такие документы.

«Я никому не давал повода говорить, что играю на стороне какой-то компании. Фактов таких нет и не будет»

- Есть еще и моральная сторона этого вопроса. Как «Единая Россия» отреагировала на такой, полагаю, непартийный поступок?

- Я бы не брал на себя смелость оценивать данный факт с точки зрения морали, у каждого она своя. Это все оценивать ему самому. Партия не будет ничего предпринимать, а зачем? Право поступать, как считаешь нужным, ни у кого не отбирали, членом какой бы партии ты ни был. Но я бы так не поступил, не вынес бы вопрос, касающийся личного бизнеса, на всеобщее обсуждение. Можно ли по каждой ситуации выходить с открытым письмом в СМИ? На мой взгляд, это неправильно.

«Я ПОНИМАЛ, ЧТО БУДУТ ГРУППЫ ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ ПОПЫТАЮТСЯ ПОВЛИЯТЬ НА МЕНЯ НЕ ВСЕГДА РАЗРЕШЕННЫМИ МЕТОДАМИ»

- Вы знали, что едете в непростой город.

- Конечно, знал.

«Я никому не давал повода говорить, что играю на стороне какой-то компании. Фактов таких нет и не будет»

- Но понимали ли, насколько? В Бугульме такого наверняка не было?

- И там было всякое. Бугульма – город нефтяников, город ученых. Один только Институт ТатНИПИнефть чего стоит! 1,5 тыс. работающих, порядка 70 кандидатов и 30 докторов наук, лауреатов государственной премии СССР. Ученые всегда имеют свою точку зрения, зачастую несовпадающую с мнением официальной власти. Разногласия с ними по некоторым позициям были. Ученые говорили все в глаза, не стесняясь, открыто выражали свою позицию, причем иногда и руководству республики. Я прошел в Бугульме хорошую школу. Может быть поэтому, с учетом моего опыта, бугульминской закалки, я понимаю сложность ситуации. Город Набережные Челны город открытых, самостоятельных и целеустремленных людей, которые приехали на всесоюзную стройку и готовы открыто и честно отстаивать свою позицию. Запрос на справедливость здесь очень высокий, и мне это импонирует.

Но я понимал и понимаю то, что будут некоторые персоналии, группы людей, которые попытаются повлиять на меня не всегда разрешенными методами – методами, которые вряд ли будут использоваться в приличном обществе. В такой ситуации тоже надо жить и работать. И надо быть к этому готовым.

- Вы были готовы к бунту «Коммунистов России» в ТИКе?

- Закон для всех один. Они ведь сами виноваты! Вы же в курсе? Если бы они работали бы в рамках закона, то могли бы побороться за депутатские мандаты. Решили, что устроят бунт и ТИК изменит свое решение. Есть законное решение, и по данному вопросу я больше ничего добавить не могу.

«Я никому не давал повода говорить, что играю на стороне какой-то компании. Фактов таких нет и не будет»

- Гурьева вам дифирамбы пела поначалу...

- Я этого не заметил. Татьяна Ивановна, конечно, по некоторым вопросам права. Но фактически она подтверждала то, что мы все видим и над чем работаем - проблемы в пассажирских перевозках, жилищно-коммунальном хозяйстве. Эти темы с ее уст не сходили, но и мы не сидели сложа рук: и в общественном транспорте изменения есть, и муниципальные управляющие компании создали, в земельных вопросах разбираемся.

«ТРУДНО ВЕДЬ ДОКАЗАТЬ, О ЧЕМ ГОВОРИЛИ В КАБИНЕТЕ ЩЕРБА И ГОСПОДИН АШИМРАТОВ? ТРУДНО!»

- Недавно компания Томаша Навратила проверила сотрудников исполкома. Были выявлены стандартные проблемы: опоздал на работу, не завершил работу, отвлекся на чай. Их сейчас пытается на своем локальном уровне решить Эльдар Тимергалиев, начальник управления земельных и имущественных отношений. Его идея с open space, говорят, пришлась вам по вкусу.

- Да. Речь идет о функциональности рабочего пространства, эффективности персонала и открытости для населения. Земельные вопросы - щепетильная тема. Вокруг нее всегда много всяких разговоров, споров, в том числе через средства массовой информации. Ответом на все эти слухи, домыслы может быть единственный рецепт – максимальная открытость. Трудно ведь доказать, о чем говорили в кабинете Щерба и гражданин Ашимратов? Трудно. Если бы была такая система, мы бы не оказались в этой неоднозначной ситуации и смогли защитить гражданина, который пришел на прием в исполком и видеть действия своих работников.

Руководителю управления работать тоже удобнее. Можно в течение всего рабочего дня видеть, чем заняты сотрудники. И сотрудники станут более дисциплинированными, не будут отвлекаться на дела, не связанные со служебной деятельностью. И разговоров о «блате» будет меньше.

«Я никому не давал повода говорить, что играю на стороне какой-то компании. Фактов таких нет и не будет»

- Земельное законодательство меняется, по блату уже ничего и не возьмешь.

- И это правильно, что меняется! Я просто рад тому факту, что законодательство становится более открытым. У чиновников остается минимум возможностей для того, чтобы помочь «своим». Я иногда коллегам говорил, когда работал в Бугульме и правительстве: «Надо прокурорам сказать спасибо. Их проверки и предостережения – это своего рода шлагбаум: «стоп, за этой чертой может быть уголовная ответственность».

- Вы говорили, что у вас в Челнах нет «своих».

- Моя работа накладывает на меня серьезные ограничения. Помните, как Путин говорил? Все должны быть равноудаленными от власти. Поэтому на моей работе «своих» нет, и меня не в чем упрекать. Сказать, что я отдаю землю родственникам, не получится. С этой стороны зайти невозможно. И никто не сможет сказать, что я «зажимаю» какой-то бизнес в пользу друзей или знакомых. Потому что я такого себе не позволю.

- Если практика Тимергалиева с open space будет успешна, можно ли предположить, что она получит распространение?

- Конечно! Мы готовы к максимальной открытости.

«УДИВЛЯТЬ ТОЧНО НИКОГО НЕ СОБИРАЮСЬ. Я НЕ АРТИСТ»

- Вы недавно сообщили, что готовы собрать совет старейшин, куда войдут предыдущие мэры Набережных Челнов. Есть несколько красноречивых выражений на эту тему: «в доме должен быть один хозяин», «два медведя в одной берлоге…» и так далее. Понятно, что у руля будете вы, но советовать-то будут…

- Слушать советы и выполнять их – разные вещи. Советы - они на то и называются советами. Но опыт старших товарищей надо обязательно учитывать и к советам старейшин прислушиваться. Это будет совещательный орган. Юрия Ивановича Петрушина, Рафгата Закиевича Алтынбаева и всех остальных, кто захочет в этом участвовать, я приглашаю к диалогу. Но решение, конечно, будет принимать местная власть – мэр и Городской Совет - поскольку она несет ответственность за принятые решения и результат.

«Я никому не давал повода говорить, что играю на стороне какой-то компании. Фактов таких нет и не будет»

- Есть городская стратегия-2030, наверняка есть и личная стратегия Магдеева. Как думаете, чем запомнитесь горожанам?

- Я бы не гадал на эту тему. Это вопрос времени. Я работаю, чтобы исполнять возложенные на меня функции, я хозяйственник. Удивлять точно никого не собираюсь, я не артист. Стараюсь нормально, в рамках существующего законодательства, работать. Наверное, будут ошибки. Возможно, уже сейчас есть. У кого их не бывает? Главное, что есть желание добросовестно и эффективно работать.

- Давайте откровенно: сколько планируете здесь работать?

- Все будет зависеть от двух факторов: от выбора жителей нашего города, которые избирают местную власть и от решения президента нашей республики. Если челнинцы доверяют мне город, я готов добросовестно дальше трудиться. Обычно я работаю всерьез и надолго. Думаю, что пять лет – это минимум. По крайней мере, доверие на этот период от граждан города получено, и я должен это высокое доверие оправдать.

Моя главная задача на данный момент – решать вопросы, которые имеют место быть здесь и сейчас.

«Я никому не давал повода говорить, что играю на стороне какой-то компании. Фактов таких нет и не будет»

- Говорят, что Челны для вас перевалочный пункт, все же не столица.

- Я не успел стать столичным. В Бугульме проработал 14 лет. Вот, в 99-м году чуть не попал в Челны. 16 лет назад я мог оказаться на месте Рашита Хамадеева, сразу после Рафгата Алтынбаева. Но я попросил у Минтимера Шариповича Шаймиева остаться в Бугульме. Мне удалось убедить президента, что я нужен там.

- А карьера?

- Ради карьеры другой бы, наверное, зацепился. Но я считал, что не все задуманное сделаю в Бугульме. На тот момент я работал там всего чуть более двух лет. Да и не карьерист я. Моя задача – работать.

- Возвращаясь к субботе, 7 утра. Складывается впечатление, что вы только и делаете, что работаете. По крайней мере, только эту часть вашей жизни мы видим. Как же простое человеческое: сходить в лес, в магазин за продуктами?

- Если я и хожу, то не говорю об этом. Вот три дня назад ходил в театр, понравилось. У меня иногда спрашивают, езжу ли я на велосипеде, машине и почему меня не видят? Езжу. Но почему меня все должны видеть? В свободное время, которого совсем немного, я бываю на природе, в лесу, например. Но не считаю нужным выставлять это напоказ. Личное – оно на то и личное.

«Я никому не давал повода говорить, что играю на стороне какой-то компании. Фактов таких нет и не будет»

- Какую постановку вы посмотрели в «Мастеровых»?

- Спектакль Бугульминского русского драматического театра «Женитьба Бальзаминова» по Островскому. Хочу посмотреть «Кроличью нору» от «Мастеровых», много отзывов слышал. Я вообще давно не был в театре. Вот, удалось выкроить время, тем более нужно было поговорить с Армандо Диамантэ, обсудить назревшие вопросы. Я имею ввиду – развитие театра в Набережных Челнах.

«Я никому не давал повода говорить, что играю на стороне какой-то компании. Фактов таких нет и не будет»

- Уже можно говорить о каких-то решениях?

- Есть необходимость увеличить количество посадочных мест. Театр востребован. Вариантов несколько: реконструкция имеющегося здания, переезд в другое или строительство нового объекта. Аналогичная проблема стоит у татарского драмтеатра, у кукольного театра. Я уже говорил: это не совсем справедливо, что строили завод ударными темпами, строили жилье, но мало строили социальные объекты. ЗАГС буквально недавно перевели из первого этажа общежития в нормальное здание… Это говорит о том, что социально-культурной сфере, пусть никто не обижается, не уделяли должного внимания. Никто никого не критикует, но так было. Были и ДК, и клубы, но нужно было строить больше. После строительства «КАМАЗа» прошло уже достаточно времени, чтобы обратить внимание на эти вопросы.

Светлана Марганова