, 15 Ноября
$ 67,9975
€ 76,7556
Предложения банков
Новости
Подробно


«Точечная застройка – не самая страшная беда. Есть другие – заказные дела, чтобы угробить бизнес…»

01.11.2018, 10:49

Единственный оппозиционер от Татарстана в Думе и один из самых ярких депутатов созыва Юрий Синельщиков, уделяющий повышенное внимание Челнам, в интервью Chelny-biz.ru высказался о бедах автограда. Скандальные застройки, вроде «Профита» в 14-м комплексе, депутат не считает главной проблемой. Хуже, по его словам, состояние дел в органах, судопроизводстве. «Надо отдать должное Нафикову. Он все-таки держит удар от местного произвола», – заявляет бывший первый зампрокурора Москвы. Почему Синельщиков советует «не ставить палки в колеса» москвичам, скупающим УК Челнов, как оценивает работу Владимира Васева и горкома КПРФ, почему считает, что Хафизу Миргалимову пора сменить окружение, и какие сигналы получает из Тукаевского района – в интервью Chelny-biz.ru.

«САМАЯ СЕРЬЕЗНАЯ ПРОБЛЕМА В ТАТАРСТАНЕ – СУДОПРОИЗВОДСТВО, УГОЛОВНОЕ И ГРАЖДАНСКОЕ»

– Юрий Петрович, в последнее время вы все чаще приезжаете в Набережные Челны. У людей возникает вопрос: с чем связано такое повышенное внимание к автограду.

– В Челнах я бываю не реже, чем раз в два месяца. В Казани немного чаще – там проходят партийные мероприятия рескома, в которых я как член Центрального комитета участвую. Если в предыдущем созыве я избирался в Госдуму от Ульяновской области, то в 2016 году – по двум субъектам. Это Ульяновская область и Татарстан. Республика у меня поделена на две рабочие зоны – казанскую и челнинскую. И тут, и там есть помощники. Если я выезжаю в Татарстан, то обычно выезжаю либо в Казань, либо в Челны. Я ведь работаю и в районах республики. В этот раз я уже побывал в Аксубаевском районе, сегодня еду в Сармановский и Муслюмовский районы, потом в Нижнекамск.

– К вам обращались активисты 14-го микрорайона, которые добиваются строительства школы на пустыре, отданном под жилые дома. Вы взяли вопрос в работу. Есть ли новости? Как, на ваш взгляд, можно решить этот конфликт? Стройка уже идет…

«Точечная застройка – не самая страшная беда. Есть другие – заказные дела, чтобы угробить бизнес…»

– Вопрос окончательно не решен, я писал повторные запросы. Есть детали, с которыми надо разбираться. Когда люди говорят: «Мы хотим, чтобы на пустыре построили школу» – это, наверное, вполне правомерное требование, и я готов их в этом поддерживать. Правда, власти отвечают, что школа поблизости есть, и с детским садом проблема тоже решается. Вопрос непростой. Здесь нужна дискуссия, нужно обсуждение. Хотя я, конечно, больше на стороне жителей. Слушания – это правильное решение. Возможно, это будет выход из ситуации. Но я думаю, что в Челнах немало мест, где можно построить дом. Хотя говорят, что территория города закончилась, что дальше – уже другой район, на самом деле земель много. У Москвы тоже территории закончились, но зашли в один кабинет и все решили – до Калужской области привязали территории к Москве. Я полагаю, что власти могут решить эту проблему так, чтобы ни та, ни другая сторона жителей Челнов не была обижена.

– На что чаще всего вам жалуются татарстанцы, и где проблем больше? В столице?

– Проблем здесь великое множество, притом что регион богатый, и люди живут намного лучше. Здесь нет такой ситуации, как в Ульяновской области, когда ко мне приходили бы на прием и говорили: «Ты депутат, у тебя большая зарплата, дай денег!». «На что тебе денег?» – «Надо зубы вставить. Надо ребенка в школу собрать. Надо крышу отремонтировать». Или была такая ситуация, когда пришел мужчина и говорит: «У вас же пять дней назад была зарплата? Вы же ее еще не потратили? Вы же на карточку получаете? Пойдемте с вами в банк, вы мне дадите денег». Бывает, что действительно приходится давать деньги, потому что ситуация просто патовая, дикая. В Челнах проблем не меньше, чем в Казани, а может и больше. И проблема точечной застройки, как в 14-м микрорайоне, – не самая страшная. Самая серьезная проблема в Татарстане – судопроизводство, уголовное и гражданское. Сейчас, к счастью, уже нет таких фактов, как раньше, когда в полиции устраивали всякий беспредел в отношение задержанных. Но есть другие проблемы – заказные уголовные дела, которые возбуждают, чтобы угробить бизнес и «съесть» конкурента. Для Татарстана эта проблема актуальна как ни для какого другого субъекта. Ко мне приходит очень много потерпевших, дела по заявлениям которых либо незаконно прекращаются, либо вообще не возбуждаются, либо приостанавливаются из-за неустановления лиц, совершивших преступление. Кроме того, это обвиняемые, подозреваемые, которых незаконно привлекли к уголовной ответственности. Такие факты не повсеместны, но они встречаются.

«Точечная застройка – не самая страшная беда. Есть другие – заказные дела, чтобы угробить бизнес…»

– В Челнах, например, к вам обращались матери мужчин, которые уже два года сидят в СИЗО по обвинению в организации проституции.

– Да, этот вопрос в работе. К сожалению, такая канитель иногда длится годами. Отмечу, что меня все-таки поддерживает прокуратура. Я нахожу понимание у прокурора республики. Надо отдать должное Нафикову. Он, наверное, все-таки держит удар от местного произвола. Но только силами прокуратуры, конечно, задачу не решишь. К сожалению, судебные решения очень часто вызывают большие сомнения. Так, много жалоб по вопросам, которые касаются раздела земель. Есть жалобы по гражданским делам, касающимся незаконных увольнений. Я читал такие судебные решения, которые не лезут ни в какие рамки. Видно, что суд совершенно произвольно, не обращая внимания на закон, встал на сторону администрации. Потому что ясно, что администрация сильнее, чем работник.

«ЕЩЕ НЕИЗВЕСТНО, МОЖЕТ, БУДЕТ ЛУЧШЕ. МОЖЕТ, МОСКВИЧИ ВОЛЬЮТ КАКИЕ-ТО СРЕДСТВА. МОЖЕТ, ОНИ БУДУТ ПОЧЕСТНЕЕ»

– В Челнах одной из острых тем в сфере ЖКХ стала смена управляющих компаний. В связи с покупкой местных УК московскими собственниками жильцы напряглись и стали инициировать переходы в челнинские компании. Этот процесс сейчас сопровождается жалобами, угрозами по отношению к инициаторам, информационной войной. К вам жители обращались?

«Точечная застройка – не самая страшная беда. Есть другие – заказные дела, чтобы угробить бизнес…»

– Жалоб по этой теме пока не было. Я слышал, что управляющие компании выкупили. Но ведь это рынок. Еще неизвестно, может, будет лучше. Может, москвичи вольют какие-то средства. Может, они будут почестнее. Это все зависит от конкретной ситуации. Сама по себе продажа управляющей компании ни о чем не говорит, и ставить палки в колеса и устраивать борьбу из-за того, что пришли москвичи, наверное, не надо. Если люди, получая прибыль, смогут эффективнее других решить вопросы населения, тогда это нормально. Надо смотреть на результаты работы. Если речь идет о мошенничестве, если это желание сорвать денежки, перекачать их за рубеж и смыться, как это часто бывает, тогда это безобразие, и с этим надо бороться и пресекать это. Давайте конкретные материалы – если там усматривается мошенничество, поставим вопрос о возбуждении дел. Если я убежден, что состав преступления есть, я добьюсь возбуждения дела. Но необходима конкретная информация: какой закон нарушен, какими действиями и какой ущерб причинен, что за лица. Тогда будут проверки и дела. В этой части у меня возможностей достаточно. Во-первых, я компетентен, во-вторых, работаю в соответствующем комитете Госдумы. И эти вопросы мы, конечно, решаем. Жуликов в большинстве случаев удается поставить на место.

– В этот приезд у вас в программе посещение сразу трех районов. Как жалобы в сельской местности отличаются от городских?

– Там менее остро стоят вопросы, которые касаются многоквартирных домов, капитального ремонта. Чаще возникают вопросы земли. Вопросы пенсионного обеспечения среди сельских жителей как-то острее стоят. Бывает, приходят: «Сынок, посчитай, правильно ли мне насчитали пенсию. Мне кажется, мало». Люди нередко приходят с вопросами, которые тянутся годами. Для человека на селе менее доступна власть, а вопросы, которые они поднимают, зачастую должна решать республиканская власть или даже федеральная. Газ, дороги, водоснабжение – типичные сельские темы. Они здесь, в Татарстане, не так остро стоят, как в центральной России, но они возникают.

«Точечная застройка – не самая страшная беда. Есть другие – заказные дела, чтобы угробить бизнес…»

– При решении вопросов как взаимодействуете с коллегами, представляющими Татарстан в Госдуме? С Альфией Когогиной, например. Ведь зачастую люди обращаются к разным депутатам с теми же вопросами.

– Должен признаться, что взаимодействие все-таки слабое. Я, правда, единственный оппозиционный депутат в Госдуме от Татарстана. Нас там 17. Я на взаимодействие ради взаимодействия не иду, я не бегаю и не кричу: «Давайте дружить!» Возникает проблема –подхожу с конкретным вопросом и предлагаю совместно над ним поработать.

«ВАСЕВ ЗДЕСЬ НА СВОЕМ МЕСТЕ КАК РУКОВОДИТЕЛЬ МЕСТНОЙ ПАРТИЙНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ»

– Юрий Петрович, как вы можете оценить работу горкома КПРФ? От рескома зачастую приходиться слышать критику.

– Я могу сказать, что тут есть хороший актив. Я считаю, что здесь на своем месте Васев как руководитель местной партийной организации. Не секрет, что в некоторых районах Татарстана (не скажу, что их много) ситуация складывается так, что партийная организация существует формально. Люди там числятся, у них есть какой-то список, есть первый секретарь, но на самом деле кроме названия ничего нет. Здесь все-таки реально работающая организация, с активом я знаком. Мне представляется, что здесь есть здоровые силы, есть люди, которые совершенно без отстаивания сугубо личных интересов борются за интересы граждан города и республики. И это приятно. Пусть этих людей не так много, но они могут за собой повести других. Здесь прошли митинги, посвященные пенсионной реформе, собрались люди. Наша позиция по этому вопросу нашла понимание в большинстве регионов России и здесь в том числе. Я считаю, что в Челнах есть хороший задел, хорошая база для развития коммунистического движения.

«Точечная застройка – не самая страшная беда. Есть другие – заказные дела, чтобы угробить бизнес…»

– Тем не менее, в горсовете нет фракции КПРФ…

– Мы, конечно, должны, в первую очередь, использовать парламентские формы. Часто встает вопрос: «А как партии прийти к власти?». Я слышу от обывателей: «Надо брать винтовки! Просто так власть не отдадут!»… Приведу в пример город Димитровград Ульяновской области. Большой город, второй в области по величине. Коммунистическая партия здесь пользуется большой поддержкой. Больше половины Гордумы – коммунисты. Председатель – коммунист. «Единая Россия» в оппозиции. В такой оппозиции, что они не могут там собраться и договориться, что делать, как бороться с коммунистами. Пожалуйста, вот вам пример, как власть в городе взяли в руки коммунисты и сейчас стараются что-то менять. Я понимаю, что на местном уровне много не поменяешь, законы все равно одни, и, я считаю, они не всегда работают на народ, к сожалению. Тем не менее, люди находят, что можно изменить, чтобы народу жилось лучше. И на федеральном уровне можно так же прийти к власти мирным путем.

– Что для этого нужно?

– Нужна грамотная популяризация наших идей и честные выборы. Люди должны понимать, что интересы коммунистической партии – это интересы народа, а не отдельной группы людей, не исключительно бизнеса, например. Наша партия работает на весь народ. Очевидно, что мы могли бы прийти к власти, если бы смогли донести информацию о том, какие мы преследуем цели, что мы делаем, что мы можем делать. На федеральном уровне, я считаю, у нас очень мощный потенциал – и Центральный комитет, и Госдума. 43 депутата во фракции! Это люди, которые в случае прихода к власти, я считаю, смогли бы руководить государством. Есть губернаторы, мэры, политики… Проблема в том, что мы не можем донести до людей мысль, что мы могли бы быть во главе государства, могли бы сменить нынешнюю партию. Смена партийной власти – это естественный процесс в условиях демократии. Это не катастрофа, не восстание. Во всех странах мира это происходит. Наверное, придет время, и к власти в России все-таки придет другая партия. Если в ближайшее время это произойдет, то это, конечно, будет КПРФ. Других вариантов я не вижу.

«ЕСЛИ МИРГАЛИМОВ ОСТАНЕТСЯ, ДОЛЖНО ПОМЕНЯТЬСЯ ЕГО ОКРУЖЕНИЕ. ОБНОВИТЬ ПАРТИЙНОЕ РУКОВОДСТВО НУЖНО»

«Точечная застройка – не самая страшная беда. Есть другие – заказные дела, чтобы угробить бизнес…»

– Челнинский горком КПРФ рассчитывал собрать фракцию в горсовете в результате довыборов в сентябре этого года. Два созыва подряд по одному из свободных округов избирались оппозиционеры, однако в ходе этого голосования выдвиженец КПРФ не набрал достаточно голосов. Как вы считаете, с чем это связано?

– Я могу только предполагать, в чем причины. Я не исключаю, что была фальсификация. Хотя по большому счету у нас в Татарстане за руку никого не поймали. Но самое главное, я считаю, здесь выразилась слабость нашей республиканской партийной организации. Не смог реском организоваться так, чтобы проконтролировать и обеспечить здесь честные выборы и честную агитацию, к сожалению. Туда, где мы, коммунисты, хотим обеспечить закон и порядок, мы бросаем силы, как это было в Уссурийске. Мы туда выехали, вывернули все, обеспечили порядок. Наверное, республиканский комитет не сумел этого сделать. Я так считаю. Если бы мы сильнее захотели, уж одного коммуниста могли бы провести. Я вижу, что поддержка коммунистов в Челнах намного выше, нежели те проценты, которые мы имеем, и которые выражаются в небольшой численности наших депутатов в совете. Вообще я должен отметить к своему удовлетворению, что уровень политической подготовки среднего гражданина Татарстана заметно выше, чем по России в целом. Ко мне на прием здесь как нигде часто приходят люди с общегосударственными вопросами. У них мы могли бы найти поддержку, потому что они мыслят, прежде всего, категориями справедливости, а справедливость – это лозунг КПРФ. То, что в результате мы до них не достучались, – это беда. Ну, и конечно, это контроль. Мы знаем, что на выборах он формальный. Если бы можно было обеспечить эффективный контроль, многое было бы по-другому.

– В следующем году будут выборы в Госсовет Татарстана. Чего от них ждет ЦК КПРФ? Ожидается ли обновление фракции?

– Скоро будет партийная конференция, будут избирать новое руководство. Наверное, не секрет, что широко критикуют действующего руководителя Миргалимова. Его противники называют всякими нехорошими словами. Тем не менее, он коммунист, он заинтересован в том, чтобы партия имела здесь авторитет, влияла на социально-экономические процессы, которые происходят в республике. Но не всегда ему это удается. Я понимаю, что здесь ситуация сама по себе очень сложная, потому что это национальная республика. Здесь не проходят те подходы, которые существуют в Калужской, Орловской, Ульяновской областях. Но, наверное, надо будет избрать сейчас таких руководителей, которые смогут критически отнестись к прошлому. А в этой работе все-таки достаточно много недостатков, просчетов. Если Миргалимов останется (а это возможно), должно поменяться его окружение. Я знаю, что достаточно много старых коммунистов поддерживают его. И главу рескома не могут убрать решением ЦК партии. Здесь народ должен решить. Будет свободная конференция, закрытое голосование. Но, конечно, обновить партийное руководство нужно. Там есть более молодые радикальные силы. Когда приходит молодежь с новыми идеями, это приятно, это надо учитывать, потому что чаще всего это бывают люди, которые не имеют меркантильных интересов, а хотят влиять на процессы, которые происходят в обществе, использовать активнее свои резервы. Я надеюсь, что, во-первых, все-таки произойдут некоторые изменения в руководстве, а, во-вторых, что руководители, которые останутся после критики (а она, наверняка, будет жесткой) скорректируют свою позицию.

«Точечная застройка – не самая страшная беда. Есть другие – заказные дела, чтобы угробить бизнес…»

– А что касается количественного состава фракции в Госсовете? Можно ли рассчитывать на его рост?

– Я считаю, что возможности для этого есть. Как это будет – в значительной мере будет зависеть от республиканского руководства партии. Наверное, и мы должны активнее помогать, подстегивать. Сказать, что Татарстан забыт нами, мы не можем. Внимание Зюганова, Мельникова постоянно приковано к проблемам Татарстана. Это серьезный большой регион. И то, что ЦК партии не устраивает здесь какие-то чистки, не значит, что мы смотрим на все сквозь пальцы. Мы понимаем, что республика – это особая территория. И различные новшества здесь должны вводиться на местах, а не из центра.

«ПОВСЕМЕСТНЫМИ ЗАПРЕТАМИ «НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ» ВЛАСТЬ ПРОЯВЛЯЕТ НЕОСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ. ЭТО ПРИМИТИВИЗМ, Я СЧИТАЮ»

– В Челнах оппозиционные партии и течения сталкиваются с проблемой согласования митингов, пикетов, демонстраций. Их либо отправляют подальше от центра города, либо запрещают, ссылаясь на разные причины. Как вы считаете, это правомерно со стороны властей?

– Для этого сегодня, к сожалению, есть правовые основания. Закон, конечно, не требует запрета митингов, но в результате изменений в законодательстве, против которых мы протестовали, созданы такие правовые рычаги. Эти законы по существу нейтрализовали Конституцию, где заложено право на демонстрации и митинги. Организаторы должны уведомить, а по факту – получить разрешение, так это у нас звучит сегодня. Кроме того, ограничения коснулись и депутатов. Раньше мы могли встречаться с народом без получения согласования с кем-либо. А теперь депутат Госдумы, чтоб посреди деревни собрать людей, должен получить согласие низшего администратора. Он может не разрешить, и никакая встреча не состоится. Несмотря на протест трех оппозиционных партий, «Единая Россия» эту норму приняла. Я обратился в Конституционный суд, который, к сожалению, нас не поддержал. Сказал только, что во дворах депутаты могут общаться с населением, собирать людей без уведомления. А на мероприятия в другом формате фактически нужно получать разрешения. Конституционный суд, я считаю, подыграл власти, не захотел спорить.

«Точечная застройка – не самая страшная беда. Есть другие – заказные дела, чтобы угробить бизнес…»

Мы убеждены, что это антиконституционные нормы. И сегодня это создает очень серьезный барьер. Там, где власть хочет, она использует возможность не давать разрешение. Этот режим из федерального центра не устанавливается, он просто предоставляет возможность, а власть на местах использует ее по-разному. Такие недемократичные режимы относительно митингов существуют в большинстве субъектов. Но такого нет, например, в Новосибирске, где мэр – коммунист, в Иркутской области, где губернатор – коммунист. Говорят: «Для вас, коммунистов, характерен тоталитарный режим». Вот вам режим! Свободные митинги и демонстрации в Новосибирске и Иркутске допустимы для любой партии.

– То есть это зависит от позиции руководства города?

– Конечно. Это не позиция федерального законодателя. В законе такого нет. Но его можно использовать так, чтобы запретить митинги и демонстрации. А можно не использовать. Никто не обязывает. Это дело местных властей – дело мэров городов, глав районов и областных руководителей. Власть почему не допускает? Потому что есть опасность, что у нас может случиться свой «Майдан». Я понимаю власть. Но огулом-то не надо все запрещать, загонять в подполье народ не нужно. Это намного хуже. Повсеместными запретами «на всякий случай» власть проявляет неосмотрительность. Это примитивизм, я считаю.

– Какими актуальными вопросами федеральной повестки вы сегодня занимаетесь?

– Сейчас я готовлю жалобу в Конституционный суд по поводу пенсионной реформы, которая прошла и подписана президентом. Считаю, что очень удачная жалоба. Я даже не представляю, как Конституционный суд будет отказывать. Я уже собрал подписи. Подписали коммунисты, члены «Справедливой России». ЛДПР пока не подписали.

«Точечная застройка – не самая страшная беда. Есть другие – заказные дела, чтобы угробить бизнес…»

Кроме того, есть ряд законопроектов, над которыми я работаю. Например, необходим закон об оппозиции, который представлял бы какие-то права оппозиции, чтобы ее видели, слышали, прислушивались. Во времена Ельцина такой законопроект появился, но он не подписал его. Оппозиция тогда никому не нужна была. Но надо отдать должное, на федеральном уровне отношение поменялось в последние два года. В этих условиях законопроект мог бы пройти. Также мы пытаемся обеспечить принятие закона о расширении полномочий прокурора на досудебной стадии. Безобразие у нас творится в сфере судопроизводства, в ходе предварительного расследования, связанное в значительной мере с тем, что у прокурора нет полномочий, их отобрали в 2007 году. Он не может влиять на следствие, а следствие сегодня в стадии деградации. И в ОВД, и в Следкоме. Это выражается, прежде всего, в волоките, в незаконных привлечениях к уголовной ответственности, в длительном содержании людей под стражей (месяцами, годами люди сидят под стражей без движения, никакой работы с ними не проводится), в незаконных возбуждениях и прекращениях дел, отказах в возбуждении. То угождают кому-то, то просто некомпетентны, уровень упал. Поднять его можно только за счет усиления прокурорского надзора. Я подготовил соответствующий законопроект, его подписал Зюганов, Мельников, другие депутаты и политики. Надо добиться, чтобы этот закон был принят. Это поможет снять ряд вопросов и в Татарстане.

Анна Перебаскина

Фото: rline.tv, Chelny-biz.ru, business-gazeta.ru