Новости
Подробно


«Тяжкое преступление, и отделался домашним арестом. А наши уже два года сидят…»

14.03.2018, 17:35

Впервые в суд Набережных Челнов попало нашумевшее дело ОБОП, которое прежде рассматривали только в Казани. После перевода следствия в Нижний Новгород подсудимых решили из города не вывозить. Само расследование затягивается минимум на три месяца, а потому все фигурантам запрашивают продление меры пресечения. Начальник «шестого отдела» Даниль Закиров, кстати, и сам рад отсидеться, чтобы избежать разговоров о давлении на свидетелей. Родственники последних (сутенеров и осужденных бизнесменов) сегодня вновь шумной гурьбой приехали на заседание. Впервые в суде появился следователь по особо важным делам СУ СКР Константин Замараев. Почему следствие считает, что Закиров и теперь имеет рычаги давления, в материале Chelny-biz.ru из суда.

«ВСЕГДА ПОСЕЩАЛ ВЫБОРЫ, НЕ ХОТЕЛОСЬ БЫ ПРОПУСТИТЬ»

Сегодня в городском суде продлевали меру пресечения Данилю Закирову, экс-главе «шестого отдела», и его коллегам. Причем ходатайство следствия в Набережных Челнах рассматривали впервые, ранее все заседания проходили в районном суде Казани. Это связано с тем, что уголовное дело забрали в Нижний Новгород – в Приволжское управление следкома, о чем, кстати, просили сами местные следователи.

У этого процесса с каждым разом становится все больше зрителей. Сегодня раньше всех, за час до заседания, в суд приехали родственники тех, кого считают пострадавшими от действий «шестого отдела». Это мать и жена мензелинского бизнесмена Олега Бармашова, у которого ОБОП якобы отбирал торговый центр. Отец челнинского перевозчика Эрика Казаряна, который воевал с таксистами на вокзале и которому, по версии следствия, оперативники подбросили наркотики. Впервые пришли матери членов «банды сутенеров», о которых Chelny-biz.ru уже писал. Женщины утверждают, что их сыновья сидят по сфабрикованному делу. Жена одного из сутенеров пришла в суд с детьми.

«Тяжкое преступление, и отделался домашним арестом. А наши уже два года сидят…»

Пока все они эмоционально собирались у зала заседаний и делились историями, в здании появился глава ОБОП Даниль Закиров, отбывающий домашний арест в Большой Шильне. Совершенно спокойно и уверенно он проследовал в сопровождении сотрудника уголовной исполнительной инспекции. Без наручников.

Впервые на меру пресечения приехал и следователь СУ СКР по особо важным делам Константин Замараев, изначально возглавлявший следственную группу до передачи дела в Нижний Новгород. Впрочем он и сейчас продолжает вести расследование.

Когда все разместились в зале, Закиров и Замараев оказались друг против друга и обменялись суровыми взглядами. Начальник ОБОП сегодня был немногословен и пристально рассматривал всех участников заседания.

Первым слово взял адвокат Даниля Закирова Руслан Мадифуров. Он заявил два ходатайства. В первом просил изменить время для прогулок (перенести с 8–10 утра на 7–9 часов и с 17–19 часов на 13–15 часов), а также разрешить полицейскому покидать придомовую территорию. Как заверил адвокат, все это делается для того, чтобы появилась возможность отвозить детей в школу. Мадифуров сообщил, что Закиров обязуется фиксировать все свои передвижения видеорегистратором и предоставлять информацию в УФСИН.

«Тяжкое преступление, и отделался домашним арестом. А наши уже два года сидят…»

Сам Даниль Закиров попросил, чтобы ему предоставили возможность голосовать на выборах президента России на участке по месту регистрации.

– Всегда посещал выборы, не хотелось бы пропустить, – пояснил полицейский.

Судья приобщил оба ходатайства, обещав принять по ним решения по ходу дела. Забегая вперед отметим: Закирову все же разрешили проголосовать 18 марта, несмотря на то, что сотрудники УФСИН из-за выходного не смогут сопроводить до участка. Поскольку экс-начальник «шестого отдела» носит электронный браслет, его передвижение смогут отследить. Данилю Закирову разрешили отдать голос за будущего президента России с 8 до 11 часов. Что касается ходатайства об изменении времени прогулок, то в этом Закирову отказали.

«ДОМАШНИЙ АРЕСТ ПОЗВОЛИТ НАМ ИЗБЕЖАТЬ КАКИХ-ЛИБО ОБВИНЕНИЙ В ТОМ, ЧТО МЫ МОЖЕМ ОКАЗЫВАТЬ НА КОГО-ТО МАЛЕЙШЕЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ»

Следователь по особо важным делам второго отдела СУ СКР по РТ Константин Замараев напомнил, что обвинение главе ОБОП предъявлено еще в июне 2017 года, а домашний арест неоднократно продлевался.

– Закиров обвиняется в превышении должностных полномочий в отношении Шайхелисламова, Валиева, Емельянова, Бармашова, в вымогательстве имущества у Бармашова и Ильина, в сокрытии информации о лицах, организовавших занятие проституцией в Челнах. Будучи допрошенным в качестве обвиняемого, Закиров вину не признал, – отметил Замараев.

«Тяжкое преступление, и отделался домашним арестом. А наши уже два года сидят…»

По данным следователя, совершение преступлений подтверждается собранными доказательствами, в том числе показаниями потерпевших и свидетелей, результатами оперативно-розыскной деятельности и другими материалами уголовного дела.

Даниль Закиров на вопрос судьи, согласен ли он с обвинением, коротко ответил:

– Конечно, нет!

Срок домашнего ареста истекает в ближайшую пятницу, однако закончить расследование к этому времени, как сообщил Замараев, не предоставляется возможным, поскольку требуется выполнить ряд следственных и процессуальных действий. В частности, необходимо допросить еще троих свидетелей и провести очные ставки.

Как подчеркнул Замараев, расследование уголовного дела представляет особую сложность. По его словам, Закиров обвиняется в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, направленных против государственной власти, интересов службы и службы госорганов. При этом поступки челнинца существенно «дискредитируют, подрывают авторитет органов внутренних дел России, в связи с чем он обладает повышенной общественной опасностью». На воле Даниль Закиров может скрыться от органов следствия, суда, фальсифицировать доказательства, угрожать заявителям и свидетелям по уголовному делу, склоняя их отказываться от показаний или изменить, настаивает следствие.

«Тяжкое преступление, и отделался домашним арестом. А наши уже два года сидят…»

– Возможность обвиняемого совершать подобные действия сохраняется, поскольку сбор доказательств по уголовному делу не завершен, – подвел итог Замараев. – При этом следует учитывать конкретные обстоятельства уголовного дела: личность Закирова, возраст, состояние здоровья, семейное положение. Закиров не судим, женат, имеет на иждивении несовершеннолетних детей, по месту жительства и работы характеризуется положительно. Указанные обстоятельства как по отдельности, так и по совокупности не устраняют основания для продления домашнего ареста.

Срок предварительного следствия по делу продлен до 16 июня, поэтому следователь попросил продлить домашний арест бывшему начальнику ОБОП еще на три месяца. Таким образом, общее время пребывания Закирова дома достигнет 11 месяцев.

– На наш взгляд, домашний арест в данном случае позволит нам избежать каких-либо обвинений в том, что мы можем оказывать на кого-то малейшее воздействие, предпринимать какие-либо попытки давления на свидетелей – все то, что перечислил следователь, – высказался адвокат полицейского Руслан Мадифуров. – В принципе, мой подзащитный не возражает против этой меры пресечения, единственное, просил бы изменить время прогулок.

«Тяжкое преступление, и отделался домашним арестом. А наши уже два года сидят…»

Суд в итоге оставил Закирова под домашним арестом.

«ДАНИЛЬ ПРИЕЗЖАЛ САМ, УГРОЖАЛ: ТИХО, МИРНО, КРАСИВО УГРОЖАЛ. ГОВОРИЛ: «ДАЙ БОГ, ТЕБЕ ЗДОРОВЬЯ!»

Сразу после заседания Константина Замараева окружили матери сутенеров, которые второй год сидят в СИЗО.

– Вы единственный, кто поможет нам… Честно, все так говорят... Вся надежда на вас, – говорили в голос женщины, не давая Замараеву прохода. – Тяжкое преступление, а он отделался домашним арестом. А наши уже два года сидят…

Мать осужденного мензелинца Олега Бармашова, который первым дал показания против полицейских, сообщила Chelny-biz.ru, что положение ее сына в тюрьме ухудшилось. Совсем недавно мужчину осудили еще по одному делу.

– Ему добавился еще один эпизод, что якобы он кого-то попросил оформить на какую-то женщину половину квартиры, – рассказала Эльза Бармашова. – Суд был, обвинили его и в итоге семь месяцев дали. Как в первый раз осудили на 8,5 лет по делу, сфабрикованному сотрудниками «шестого отдела» во главе с Закировым, так и по этому. Все дела в отношении моего сына были сфабрикованы Закировым, Галиуллиным, Шакировым, следователем в мензелинской полиции.

«Тяжкое преступление, и отделался домашним арестом. А наши уже два года сидят…»

Супруга предпринимателя сегодня разместила в сети видеообращение президенту России Владимиру Путину.

– Уважаемый президент, обращаюсь к вам как к гаранту Конституции России, чтобы восстановить справедливость. У меня на вас последняя надежда, – говорит Наиля Набиуллина, жительница Набережных Челнов. – Наша семья попала в беду. Начальник ОБОП МВД в городе Набережные Челны Даниль Закиров в 2014 году не раз угрожал моему мужу посадить на длительный срок, если он не отдаст торговый центр «Купец» в Мензелинске. Мой муж неоднократно отказывал, вины за ним никакой нет. В итоге моего мужа осудили по сфабрикованному делу на 8 лет и 14 месяцев. Прошу вас, Владимир Владимирович, оказать содействие. У нас нет доверия к правоохранительным органам.

Охотно делился сегодня своей историей еще один предприниматель из Мензелинска. Вениамин Ильин утверждает, что он лишился бизнеса из-за конфликта с родственниками Даниля Закирова.

– Все началось со строительства моего магазина в Мензелинске, прямо в центре города. Замусоренное место было, как свалка. Я это вычистил, построил магазин. Ушло примерно 11 млн рублей. На запуск объекта денег у меня не осталось, – рассказал мужина. – Мне надо было открыться 30 декабря. Мой братишка нашел деньги у отца Даниля Закирова. Мы у них заняли 1 млн рублей без процентов. Когда была очная ставка, отец сказал, что он все делал через сына. Все было согласовано с ним. Все пошло хорошо. Через три-четыре дня ко мне обратился отец Закирова. Говорит: «Верни деньги!». А договаривались ведь не так. На очной ставке он заявил, что якобы расписку не читал. В итоге они мне начали накидывать проценты за задержку.

«Тяжкое преступление, и отделался домашним арестом. А наши уже два года сидят…»

Ильин утверждает, что вернуть долг Закировым тогда не мог из-за нескольких не погашенных кредитов на строительство. По словам мужчины, к 2010 году его долг вырос до 5 млн.

– Отец Закирова стал мне угрожать. Даниль приезжал сам, угрожал. Тихо, мирно, красиво угрожал. Говорил: «Дай бог, тебе здоровья!» Не хорошо это было сказано. Я ему на суде в Казани того же самого пожелал.

По словам Ильина, магазин ему пришлось переписать на брата.

– Братишка мой Юрка, который и вывел изначально меня на Закировых, предложил оформить магазин на старшего брата, который живет в Екатеринбурге. «От тебя тогда отстанут», – говорил он мне. Ну, я послушался, дурак, а Юрка хитро поступил. Он, оказывается, был в сговоре с Данилем и сейчас в сговоре.

Матери членов так называемой «банды сутенеров» в суд пришли просто послушать.

– Хочется справедливости и законности. Преступники, которые сфабриковали это дело, сидят под домашним арестом. Это обидно. Конечно, наше присутствие в суде ничего не даст, – рассказала Chelny-biz.ru одна из женщин. – Но просто хочется убедиться в том, что кому-то можно делать все и за это ничего не будет, а в деле других даже не хотят разобраться.

«Тяжкое преступление, и отделался домашним арестом. А наши уже два года сидят…»

Ландыш Котовская, супруга одного из сутенеров, пришла к зданию суда с ребенком. По словам девушки, в отношении ее мужа впервые уголовное дело возбудили еще в 2013 году за похищение сотового телефона. В 2016 году он оказался в числе подозреваемых по делу банды. Котовская признает, что ее муж действительно был связан с сутенерами, но работал у них лишь в качестве водителя и охранника. Женщина считает, что супруг угодил в уголовное дело из-за ложных показаний проституток, которые те давали под давлением сотрудников «шестого отдела».

«СУПРУГА ВЫНУЖДЕНА ВЫЙТИ НА РАБОТУ, ТАК КАК У НАС ДРУГИХ ИСТОЧНИКОВ ДОХОДА НЕТ»

Сегодня же суд решал вопрос о продлении меры пресечения другому фигуранту дела – заместителя и.о. начальника «шестого отдела» Радику Галиуллину, которого следствие считает причастным к эпизоду с давлением на владельца ТЦ «Купец» Бармашова.

Следствие настаивало на аналогичном продлении, как и Данилю Закирову. Сам Галиуллин попросил изменить ограничения домашнего ареста.

– У меня на иждивении двое малолетних детей, которые с рождения являются инвалидами. На данный момент моя супруга вынуждена выйти на работу, так как у нас других источников дохода нет, – сообщил полицейский. – Поскольку дети нуждаются в особом уходе, посещают специализированный сад, в том числе с момента рождения постоянно проходят лечение и занятия. Соответственно сейчас возникает необходимость помочь супруге, возить детей на занятия и в детский сад. Мы подготовили справки с тех учреждений, которые дети регулярно посещают на протяжении более пяти лет. Необходимость в этом не отпала и не отпадет. Поэтому я ходатайствую внести изменения в ограничения меры пресечения.

«Тяжкое преступление, и отделался домашним арестом. А наши уже два года сидят…»

Полицейский просил изменить дневные часы прогулок на утренние, а также выделить дополнительное время на посещение лечебной физкультуры и плавания в будни и субботу. Против самой меры пресечения Радик Галиуллин не возражал:

– Я заинтересован в восстановлении истины по делу. Если такая мера пресечения следствие устраивает… Чтобы следствие убедилось в том, что потерпевший ввел их в заблуждение. Самого события такого преступления не могло быть, – заявил суду Галиуллин.

Судья поинтересовался мнением потерпевших по делу, которые явились на процесс. Это супруга и мать осужденного бизнесмена Бармашова и отец челнинского перевозчика Эрика Казаряна. Все они просили суд заключить полицейского под стражу. В итоге суд продлил домашний арест и частично удовлетворил просьбы Галиуллина.

Завтра суд рассмотрит еще одно ходатайство – по мере пресечения подполковнику полиции Азату Садриеву, который возглавил отдел ОБОП после ареста Закирова. Ему следствие инкриминирует организацию занятий проституцией, злоупотребление и превышение должностных полномочий.

«Тяжкое преступление, и отделался домашним арестом. А наши уже два года сидят…»

Chelny-biz.ru

Фото: Chelny-biz.ru, Ведомости