, 19 Ноября
$ 58,1179
€ 67,6434
Предложения банков
Новости
Подробно


«Моей вины там нету. Проверьте меня на детекторе лжи!»

25.10.2017, 18:02

Уголовное дело о мошенничестве с землями в Тукаевском районе набирает обороты. Сегодня суд отпустил на свободу задержанных после обысков экс-главу исполкома Расима Асылгараева, Айрата Марданшина, родственника вице-премьера РТ, и юриста ГК «Еврогрупп» Альбета Халиуллина. Прокуратура Челнов уже заявила, что будет обжаловать эти решения. В суде между тем выяснились подробности обысков 23 октября, уже признанных незаконными. Оперативники нагрянули к Марданшину и остальным в пять утра, как и в случае с обысками у Миронова и челнинских чиновников. Асылгараев вину уже признал и даже дал показания против остальных. Следствие в суде сыпало информацией о связях с высокопоставленными покровителями и руководителями полиции. Родственник Шайхразиева в суде напрашивался на детектор лжи, а после заседания прокурор огорошил его фразой «Скоро увидимся!». Обо всем подробнее в материале Chelny-biz.ru из суда.

«ВСЕ ОБВИНЕНИЕ ПОСТРОЕНО НА СПЛЕТНЯХ»

В Набережночелнинком городском суде сегодня рассмотрели ходатайство следователей об избрании меры пресечения троим подозреваемым по делу о землях в Тукаевском районе: экс-руководителю районного исполкома Расиму Асылгараеву, родственнику экс-мэра Набережных Челнов Айрату Марданшину и юристу компании «Еврогрупп» Альберту Халиуллину. Дело было возбуждено 22 октября.

Подозреваемым инкриминируют «мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение» (ст. 159 УК РФ ч.4) и «превышениедолжностных полномочий с причинением тяжких последствий (ст. 286 УК РФ, пункт «в» ч.3).

Три ходатайства рассматривали трое разных судей. Обвиняемых защищали разные адвокаты, а Халиуллина даже два. Неизменным участником всех трех заседаний оставался лишь старший следователь следственного отдела по Набережным Челнам Станислав Хораськин.

Первым в суде заслушали дело по Айрату Марданшину, более известному в определенных кругах как Кувалда. Он вошел в зал в сопровождении конвоя, в наручниках. Вел себя спокойно и в целом раскованно, даже за решеткой. Не скрывал лицо от объективов фотокамер и четко отвечал на вопросы судьи, время от времени обращаясь к своему адвокату Оксане Левинской. Адвокат попросила приобщить к делу справку о состоянии здоровья своего подзащитного (у Марданшина гастрит), а заслушав доводы следователя в пользу ареста на месяц и 29 дней, просила отпустить клиента, ссылаясь на то, что он никак не может повлиять на ход следствия.

«Моей вины там нету. Проверьте меня на детекторе лжи!»

По версии следователей, не позднее 24 июля 2012 года у Халиуллина, Марданшина и других неустановленных лиц, «действующих под покровительством неустановленных высокопоставленных чиновников и руководителей правоохранительных органов Челнов», возник преступный умысел о хищении государственного имущества – земельного участка из лесного фонда. Для реализации умысла они якобы обратились к Асылгараеву и другим неустановленным лицам из числа руководителей Тукаевского исполкома.

Хораськин настаивал на том, что Марданшин может оказать давление на свидетелей, и что кое-кто из них даже опасается родственника Шайхразиева. Судья зачитал показания одного из них. Свидетель, что в 2011 году познакомился с девушкой, которая работала в исполкоме Тукаевского района и выдавала ему инсайдерскую информацию.

– «Она рассказывала, что сотрудники исполкома занимаются захватом земли и раздают родственникам, – зачитал судья показания. – Летом 2012 года к ним начал часто приезжать мужчина, которого звали Марданшин Айрат, который известен в городе как Кувалда. Оформленные на него участки находились в элитных районных города, их стоимость достигала нескольких миллионов рублей. Была статья в СМИ о том, что антикоррупционный комитет установил незаконные факты предоставления участков Марданшину. Все земли были предоставлены без торгов. Самого Шайхразиева сняли с поста мэра. Сейчас он продолжает помогать своему родственнику. Имея покровительство высокопоставленных лиц, Марданшин легко решает вопросы. Приходя в исполком, он вел себя вольготно. После того, как он уходил, глава давал поручения оформить те или иные участки. С Марданшиным приезжали разные лица. В том числе Халиуллин. После одного из визитов Асылгараев вызвал Тедееву (Татьяна Тедеева – экс-глава Палаты земельных и имущественных отношений - ред.). Они вышли из кабинета с Марданшиным, и он сказал подготовить и сформировать необходимые документы, что, скорее всего, и было сделано <...> Поговаривают, что он потерял страх, носит с собой оружие, цинично демонстрируя его окружающим. Такие люди должны быть изолированы от нормального общества, так как могут представлять угрозу для окружающих».

Учитывая, что Марданшин имеет связи и является родственником Шайхразиева, у следствия есть основания полагать, что он может угрожать участникам уголовного производства, изобличающим его. Однако следователю пришлось признать, что речи об угрозах лично со стороны Марданшина в показаниях нет.

«Моей вины там нету. Проверьте меня на детекторе лжи!»

– Все обвинение построено на сплетнях, – заявила адвокат. Она подчеркнула также, что обыски у мужчины произошли в 5:56, задержание же произошло в 7 утра.

Сам Марданшин настаивал на невиновности и заявил, что готов пройти проверку на полиграфе.

– Если надо, я в компьютерной программе могу пройти. Доказать, что моей вины там нету. Проверьте меня на детекторе лжи! – сказал он.

В итоге суд отказал в удовлетворении ходатайства следователя. Когда освобожденный Айрат Марданшин уходил, прокурор Амир Абдулвагапов бросил ему вслед:

– Скоро увидимся!

– Зачем?! – Марданшин быстро оглянулся, но не стал лишний раз задерживаться в здании суда и быстрым уверенным шагом покинул его.

Он стал первым, кого суд отпустил в этот день.

«АСЫЛГАРАЕВ ВИНУ ПРИЗНАЛ, В СОДЕЯННОМ РАСКАЯЛСЯ, ДАЛ ПОКАЗАНИЯ, ИЗОБЛИЧАЮЩИЕ ПРЕСТУПНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДРУГИХ УЧАСТНИКОВ»

Домашний арест на 1 месяц и 29 суток просил следователь для Расима Асылгарева. Бывший руководитель Тукаевского исполкома в отличие от Марданшина, сидел не за решеткой, а рядом со своим адвокатом Натальей Тедяевой. Они непринужденно общались, улыбались. Асылгараев не сильно волновался, несмотря на серьезное обвинение – в превышении должностных полномочий.

По версии следствия, не позднее 24 июля 2012 года, находясь в исполкоме Тукаевского района, Расим Асылгараев с неустановленной группой лиц, «явно выходя за пределы своих полномочий», утвердил схему расположения земельного участка с кадастровым номером 16:39:102201227 и присвоил ему категорию «земли сельскохозяйственного назначения с разрешенным видом использования – для дачного строительства». Осознавая при этом, что участок находится в лесном фонде Российской Федерации, и право собственности государства на него зарегистрировано.

«Моей вины там нету. Проверьте меня на детекторе лжи!»

– Своими действиями Асылгараев явно превысил свои полномочия, – зачитал следователь, отметив, что перевод земель из одной категории в другую, находящихся в федеральной собственности, явно не в его компетенции. Такой перевод осуществляется только правительством РФ с учетом требований охраны окружающей среды. – Далее, продолжая свой преступный умысел, направленный на превышение служебных полномочий, он заведомо создал условия отсутствия конкуренции и незаконно предоставил земельный участок в аренду сроком на 49 лет Халиуллиной, что повлекло тяжкие последствия в виде отчуждения имущества Российской Федерации примерной стоимостью не менее 75 млн рублей.

После этого, как следует из материалов дела, Луиза Халиуллина, действуя совместно с Альбертом Халиуллиным, Айратом Марданшиным и другими неустановленными лицами, предоставили в Россреестр заведомо ложные сведения о наличии на участке строений. Получив на несуществующие постройки свидетельство о регистрации, подозреваемые обратились в исполком района для регистрации права собственности на участок. Получив формальный отказ, используя покровительство высокопоставленных чиновников, Халиуллина в итоге получила разрешение на регистрацию участка площадью более 3,3 га в Малошильнинском сельском поселении.

Хлиуллин, Халиуллина, Марданшин и другие члены группы неоднократно переоформляли участок на аффилированных лиц, а затем разделили на более мелкие. Один из них был оформлен на самого Марданшина.

– В ходе допроса в качестве подозреваемого Асылгараев свою вину признал, в содеянном раскаялся, дал показания, изобличающие преступную деятельность других участников, – рассказал Хораськин.

«Моей вины там нету. Проверьте меня на детекторе лжи!»

Учитывая, что Асылгараев раскаялся, а также воспитывает троих несовершеннолетних детей, следователи сочли возможным избрать в качестве меры пресечения домашний арест.

– Я признаю, что на документах моя подпись… А по мере пресечения – я хотел бы получить подписку о невыезде, – высказался экс-чиновник.

«Я С ПОНЕДЕЛЬНИКА ХОТЕЛ НАЧАТЬ ИСКАТЬ РАБОТУ. НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ. ЗАДЕРЖАЛИ…»

Судья задал несколько вопросов о предыдущем месте работы Асылгараева. Спросил и о мотиве увольнения.

– Не могу сказать, – чуть помолчав, ответил тот, но после подсказки адвоката, озвучил официальную формулировку, – По собственному желанию. Сейчас временно не трудоустроен. Я с понедельника хотел начать искать работу. Не получилось. Задержали…

Как выяснилось, супруга Асылгараева работает медсестрой в «Авицене». Этот факт в своих доводах против домашнего ареста привела адвокат.

– Я считаю, что данное ходатайство не вполне обосновано, учитывая, что мой подзащитный частично признал причастность к совершению преступления. Сейчас, я думаю, у него нет какой-то необходимости оказывать давление. Я полагаю, что имеется возможность избрать иную меру пресечения, учитывая, в первую очередь, что человек в пятницу уволился, и хотел начать искать работу, чтобы прокормить троих детей. Его жена работает медсестрой. Все мы знаем, что это не такая большая зарплата. Такую большую семью на нее прокормить нереально, – сказала Тедяева.

Адвокат привела и другие аргументы, в том числе заявила о нарушениях: ее подзащитный незаконно содержался под стражей полчаса.

«Моей вины там нету. Проверьте меня на детекторе лжи!»

Свободу Асылгараева в итоге ограничивать не стали. Следствие, по мнению суда, не представило достаточных доказательств, что он может воспрепятствовать производству или скрыться. Более того, он больше не работает в исполкоме, а значит, не может оказать давления на сотрудников. И доступа к служебной документации у него больше нет.

После оглашения решения бывший руководитель исполкома немного пообщался с журналистами.

– По документам, которые готовили, я не знал, что там лес. Это были земли сельского поселения, – рассказал он, но адвокат остановила своего подзащитного.

– Следствие продолжается, и обвинение Расиму Васимовичу пока не предъявлено. Я считаю, что и доводы там несостоятельные. Я надеюсь, что следствие разберется. Если есть какая-то вина, то насколько она умышленная… Он ведь не один там, есть специалисты, которые проверяют документы, должно быть согласование.

«НЕ ВСЕ ЛИЦА, ПРИЧАСТНЫЕ К ПРЕСТУПЛЕНИЮ, УСТАНОВЛЕНЫ. ТАКЖЕ НЕ УСТАНОВЛЕН ПОКРОВИТЕЛЬ ХАЛИУЛЛИНА»

Заседание по Альберту Халиуллину состоялось уже после обеденного перерыва. Следователь настаивал на том, что юрист ГК «Еврогрупп» должен оставаться под стражей, потому что может оказать давление на свидетелей и скрыть доказательства. Станислав Хораськин в своей речи обнародовал некоторые материалы о связи подозреваемой группы с высокопоставленными чиновниками и полицией.

«Моей вины там нету. Проверьте меня на детекторе лжи!»

– Необходимо учесть тот факт, что после того, как участок был разделен, одна из частей была оформлена на действующего сотрудника полиции города Набережные Челны, – сообщил представитель следственного отдела. – И Халиуллин, используя свои связи в правоохранительных органах, может воспрепятствовать установлению истины по делу. На данный момент не все лица, причастные к совершению преступления, установлены. Также не установлен покровитель Халиуллина А.Ф.. Находясь на свободе, с их помощью он может уничтожать доказательства уголовного преступления.

Хораськин настаивал на том, что нельзя применять более мягкую меру пресечения, чем заключение под стражу:

– Избрание более мягкой меры невозможно, так как Халиуллин может оказывать давление на свидетелей, которые являются его родственниками. Они фактически проживают вместе. Следствие ходатайствует о заключении под стражу на два месяца.

Адвокаты, которых у юриста два, просили учесть, что Халиуллина двое детей на иждивении, бывшая жена и родители-пенсионеры. Вдобавок у мужчины серьезные проблемы со здоровьем. Халиуллин и сам заявил суду, что в камере курят, поэтому он плохо себя чувствует.

Судья в итоге принял решение не избирать никакой меры пресечения и по третьему подозреваемому. После заседания юрист отказался от комментариев.

«Моей вины там нету. Проверьте меня на детекторе лжи!»

Chelny-biz.ru