, 23 Октября
$ 57,5118
€ 67,8927
Предложения банков
Новости
Подробно


«Мы, по-моему, зря с тобой связались? Ну что ты сам себя позоришь?»

27.09.2017, 18:00

Рано утром мэр Набережных Челнов обрушил критику на генподрядчика шести подземных переходов на Московском проспекте – компанию «Баракат». Наиль Магдеев щедро сыпал строителям «двойки» за работу, отсутствие плитки, света, порядка и прочие недоделки. При этом не раз подчеркнул, что «своя, проверенная, компания» законно выиграла аукцион, но подвела. «Вы глаза не прячьте, давайте, работать начинайте!» – требовал мэр так, что запинался даже повидавший многое Рафаиль Киямов. Генподрядчик Андрей Бадер, тем не менее, на критику реагировал спокойно, даже когда гнев мэра в апогее дошел до фразы: «Жаль, что мы сюда с прессой приехали, так бы я с вами в темном углу по-другому поговорил». Впрочем, в итоге Наиль Магдеев на рецепт от Абдуллина «расстрелять» ответил вполне мирно: «Лишать жизни из-за несвоевременного капремонта слишком сурово». Свидетелем диалогов в шесть утра стал Chelny-biz.ru.

«ВЛАСТЬ СВОЮ ЗАДАЧУ ВЫПОЛНИЛА. ЧТО ЕЩЕ НУЖНО? ОСТАЛОСЬ ТОЛЬКО СПЛЯСАТЬ»

Сегодня мэр города Наиль Магдеев собрал чиновников, строителей и журналистов на утренний объезд в шесть часов. Цель собрания – проверка капремонта в подземных переходах на проспекте Московский. Переход на одноименной остановке стал первым в маршруте.

Генеральным подрядчиком капитального ремонта всех подземок является ООО «Строительная компания «Баракат». В Набережных Челнах зарегистрированы две одноименные организации. По данным системы «Контур-Фокус», в одном из ООО половина принадлежит Андрею Бадеру, вторая – Ренату Загитову. Он же является директором компании. Что касается, второй строительной фирмы ООО СК «Баракат», то 10-процентной долей в ней владеет «Динамикс Компани ЛТД «Сейшельские Острова». Директор – Косимов Мухаммадали Хамрожон Угли. Однако прежде учредителями компании являлись и руководили те же Андрей Бадер и Ренат Загитов.

– Я смотрю, ситуация за два месяца сильно не изменилась, – произнес мэр, окинув взглядом неотремонтированные стены, недоделанные лестничные проемы, отсутствие освещения.

«Мы, по-моему, зря с тобой связались? Ну что ты сам себя позоришь?»

– Сделана гидроизоляция, ошпаклеваны и вычищены потолки, – взялся объяснять представитель генерального подрядчика Андрей Бадер.

– Освещение останется так? – продолжил мэр.

– Освещение будет новое после того, как мы завершим работу по потолкам, – ответил строитель.

– Я тут не вижу активной работы, – возмутился Магдеев. – Аукцион ты сам выиграл, парень ты неплохой, строительная организация вроде бы у тебя порядочная, но работы не видно.

– Динамика у нас идет хорошая, – отрицал Бардер. – Да, здесь немного опаздываем, но мы усилимся. Сроки у нас до 30 декабря, – отвечал спокойно генподрядчик на претензии мэра, не предполагая, какая реакция ждет его впереди.

Глава города между тем продолжал указывать недочеты. Казалось, что в подземном переходе руки строителей добрались лишь до потолка, все остальное с виду было нетронутым.

– Что со стенами до сих пор? – предъявил Наиль Магдеев. – Даже подготовки к работам не видно. Безобразие! Два месяца прошло, а больших движений нет. Что глазами хлопаешь?

«Мы, по-моему, зря с тобой связались? Ну что ты сам себя позоришь?»

– В общем, здесь у меня этот… – начал было Андрей Бадер.

– В общем, ты работаешь здесь плохо! – заключил мэр. – Ты же выиграл аукцион, самый главный – ты! С желанием, по доброй воле, усилиями. Меня подводить не надо, но ты и себя не подводи. Ну как так? В таком вот состоянии уже два-три месяца подземный переход. Сколько можно? Тебе не стыдно за свою работу? Аукционы проведены, средства выделены.

Мэр взглянул на Рафаиля Киямова, руководителя управление городского хозяйства, который в тот момент, качая головой на возражения своего начальника, немного улыбнулся.

– Зря улыбаетесь, друзья мои, зря! – заметил Магдеев. – Они, по-моему, на Олимпиаду собрались. У нас Олимпиада следующая где? В Южной Корее. У каждого олимпийское спокойствие. Правда, вас на Олимпиаду не собираются пускать. Говорят, обратились некоторые олимпийские комитеты… Наверное, про вас. Жаль, что мы сюда с прессой приехали, так бы я с вами в темном углу по-другому поговорил.

От мэра, у которого изрядно подпортилось настроение, досталось и прессе.

– Вы людям не мешайте ходить! Вы видите, человека надо пропустить? – обратился мэр к журналистам, которые загородили лестничный спуск в подземку. – Дөньягызны онытып йөрмәгез микрофон күтәреп. Кеше эшкә бара бит.

«Мы, по-моему, зря с тобой связались? Ну что ты сам себя позоришь?»

По итогам осмотра первого перехода мэр поставил всем оценку «2»:

– Контролерам оценка – «2», исполнителям тоже – «2». Но вы же без контролеров должны работать! За каждой строительной организацией пастух должен быть что ли? Товарищи-корреспонденты вам нравится такое состояние дел? Ходить по таким пешеходным переходам. Власть свою задачу выполнила, средства выделены для того, чтобы привести в порядок подземные переходы. Что еще нужно от муниципалитета? Скажите мне! Осталось только сплясать. Строители у нас народ такой – просят деньги и обещают все сделать, перевернуть весь мир. Но и мир не переворачивают, и строят в час по чайной ложке, и толку нет. Пока не удовлетворительно по этому подземному переходу. Поехали, покажешь, чем ты занимался все эти два месяца.

«ТАМ БЫЛА «ДВОЙКА» КАПИТАЛЬНАЯ, ЗДЕСЬ С ПЛЮСОМ ИЛИ «ТРОЙКА» С МИНУСОМ»

Далее был подземный переход на остановке «Тимирязевский проезд». В тот момент, когда приехали журналисты, было слышно, как возмущается добравшийся раньше мэр:

«Мы, по-моему, зря с тобой связались? Ну что ты сам себя позоришь?»

– Два месяца это они делают! Мы же в строительстве немного понимаем. Мы «Казань Арену» строили, знаем, как укладывать брусчатку, как перекладывать, знаем, как это происходит в парках, скверах. Огромная территория укладывается ведь с нуля! Одни у вас оправдания. Мы, по-моему, зря с тобой связались? Видимо, я тебя перехвалил за хорошую работу. Ну что ты, сам себя позоришь?

– И здесь все сделаем, все будет достойно! – оставался уверенным Андрей Бадер.

Здесь, кстати, выложена брусчатка, сделаны подвесы, потолки, местами вычищены стены.

– Это все завтра, это послезавтра, освещение потом, – продолжал мэр. – Но мы не можем так долго терпеть неудобства. Понятно, что подземные переходы 40 лет не ремонтировались, но раз уж взялись, надо сделать по-человечески. Руководителю исполкома, видимо, тоже нечего сказать…

Мэр оценил подземку на остановке «Тимирязевский проезд» на «три с минусом».

– В этом подземном переходе чуть-чуть лучше, учитывая, что здесь выполнена брусчатка, – резюмировал он. – Но все остальное в таком же состоянии! Там («Московский проспект» – ред.) была «двойка» капитальная, здесь с плюсом или «тройка» с минусом.

«Мы, по-моему, зря с тобой связались? Ну что ты сам себя позоришь?»

«ЗАЧЕМ ВАМ Я ДОЛЖЕН ОБ ЭТИХ ВЕЩАХ ГОВОРИТЬ? КАК ВЫ САМИ ЭТОГО НЕ ПОНИМАЕТЕ. ВСЕ ВИСИТ… РАЗВЕ ЭТО КУЛЬТУРА ПРОИЗВОДСТВА?!»

От градоначальника досталось и за ненадлежащее состояние прилегающей к подземкам территории. Возле остановки «Ак мечеть» Магдеев обратил внимание на раскопки, с которыми просил разобраться еще на «деловом субботнике».

– Что за археологически раскопки здесь идут? – вновь использовал сравнение мэр.

– Здесь для освещения кабель прокладывают, – ответил Рафаиль Киямов.

– Когда сроки?

«Мы, по-моему, зря с тобой связались? Ну что ты сам себя позоришь?»

– Вчера проводил совещание первый заместитель… – начал было начальник управления.

– Не надо регалий, – возмутился мэр. – Отвечай, когда сделают?

– До 20 октября.

– Не очень активно получается работают по освещению, – продолжал Магдеев. – Часть Московского проспекта не освещается полностью.

Осматривая сам подземный переход, который внешне выглядел несколько лучше, тоже не вызвал у градоначальника положительных эмоций.

– Первый блин комом, второй никак и третий тоже, – проговорил он. – «Усилимся», «сделаем», «не подведем». Дайте рецепт, что можно сделать со строителями?

Тут глава города вспомнил про МУП «ПАД», под чьим крылом все подземки окажутся после ремонта.

– МУП «ПАД», эксплуатант, вы! – обратился Наиль Магдеев к исполняющему обязанности директора предприятия Фариду Салахову. – Смотрите, как они работают! Месяц-полтора и они перейдут под ваше руководство. Хоть и говорит «завтра», «послезавтра». У нас как ремонт подземных переходов, так сразу же какая-то история. С той группой мне руководитель исполкома все нервы вымотал. Ему, видимо, тоже нечего сказать.

«Мы, по-моему, зря с тобой связались? Ну что ты сам себя позоришь?»

Недоброжелательный взгляд мэра упал и на Рината Абдуллина.

– Может, подземки не надо было вообще трогать? – спросил Магдеев. – Как стояли 40 лет, так и стояли бы. Вроде с теми, с кем работали в прошлый раз на подземных переходах, с ними никаких отношений не имеем. На этот раз взяли через аукцион, свою проверенную компанию – опять никак. Но это не по-нашему. Надо делать быстро, качественно и в срок. У нас из управления контроля качества кто тут? С вашей стороны работы тоже нет, дорогие друзья!

В какой-то момент Наиль Магдеев не выдержал и даже обратился к журналистам, чтобы подсказали «рецепт для строителей». Пока представители СМИ думали, прозвучал тихий ответ от руководителя исполкома Рината Абдуллина:

– Расстрелять.

– Нет, лишать жизни из-за несвоевременного капремонта слишком сурово. Тем более жизнь дана Всевышним. У нас нет такого права, — сказал мэр.

«Мы, по-моему, зря с тобой связались? Ну что ты сам себя позоришь?»

Зоркий глаз мэра зацепился на резиновый коврик под ногами.

– Вот что это? – остановился он. – Пишут, что Магдеев на все мелочи обращает внимание, но это же в нашем доме происходит такой бардак! Стыдно должно быть, стыдно всем! Убрать!

Продолжая отчитывать руководство ООО «Баракат» и чиновников, Наиль Магдеев наткнулся на свисающие с потолка провода.

– А тут что висит? Разве так должно быть, дорогой ты мой? Это надо было хотя бы временно подвязать. Люди же ходят, а если кого-то током ударит? – ругался мэр. Я понимаю, что вы в процессе работы. Но зачем я вам должен об этих вещах говорить? Как вы сами этого не понимаете! Все висит… Разве это культура производства?!

Тогда Наиль Магдеев пригрозил строителям, что устроит аналогичный объезд в конце недели:

– Имей в виду, в субботу к шести утра приеду. Я не потерплю, что вы так затягиваете сроки. Мы сейчас будем еженедельно наблюдать за этим делом. Прошу и журналистов обращать внимание. Раз профессиональной гордости и совести у людей нет. Видимо, для них еще и надзиратели нужны.

«Мы, по-моему, зря с тобой связались? Ну что ты сам себя позоришь?»

«Мы, по-моему, зря с тобой связались? Ну что ты сам себя позоришь?»

«ВЫ ГЛАЗА НЕ ПРЯЧЬТЕ, ДАВАЙТЕ РАБОТАТЬ НАЧИНАЙТЕ! В ГЛАЗА СМОТРИТЕ»

Следующая по маршруту – остановка «Гренада».

– Тоже не блещет, дорогой! – прокомментировал Магдеев.

– Наиль Гамбарович, мы работаем два месяца, – громко заявил генподрядчик.

– Знаю я, – возмутился мэр. – Ты взялся за это дело. Мы с тобой когда встречались? Рафаиль, мы, когда объезжали, смотрели? Где Рафаиль? Когда мы с тобой проезжали, смотрели?

– Это был конец июля, – напомнил Киямов.

Chelny-biz.ru освещал объезд мэра, посвященный капремонту Московского проспекта. Тогда Наиль Магдеев особенно тщательно осмотрел подземку на остановке «Ак мечеть». Компания «Баракат», только-только выигравшая тендер, планировала сдачу к концу августа. Отмечалось, что черновые работы закончены, осталось обшить стены, уложить плитку, установить навес. Навес, который не будет течь после дождя, как это было в некоторых недавно отремонтированных подземках.

«Мы, по-моему, зря с тобой связались? Ну что ты сам себя позоришь?»

– Август, сентябрь, ну? И что ты хочешь: за два месяца ты много работы сделал? – продолжал мэр.

– По части того, что… – пытался ответить Бадер.

– Чего ты «по части»?

– Много работы сделал. Постараемся, усилимся мы.

– Ладно, мы еще обменяемся своими мнениями, – подытожил Магдеев и переключился на Киямова.

– Освещение кайчан була? Кая светильник? – мэр показал на столб без светильника и обратился к главному по ЖКХ. – Курмисен что ли? (Не видишь что ли?)

– Светильники устанавливают. Сегодня-завтра уже будут, – ответил Киямов.

– Сколько вчера установили? – Магдеев устроил проверку начальнику управления городского хозяйства и жизнеобеспечения населения.

– Я не считал, – пожал плечами тот.

– Должен ежедневно знать, в твоем ведь доме происходит. А сколько всего светильников должно быть установлено на Московском проспекте?

– 700, – ответил с запинкой Киямов.

– Точно говоришь? А сколько уже установили?

«Мы, по-моему, зря с тобой связались? Ну что ты сам себя позоришь?»

– Установили где-то около 500.

– «Около» булмый! Ты должен все знать, если мы сопровождаем проект. Пора уже завершать. Я ведь не просто так спрашиваю, потому что мне хочется поэкзаменовать. В темное время суток здесь люди ходят, освещение должно быть. Вы глаза не прячьте, давайте, работать начинайте! В глаза смотрите, – продолжал добавлять мэр.

«ВСЕ ПЕРЕГОРОДИЛИ, И ТАК ХОДИТЬ НЕВОЗМОЖНО ЛЮДЯМ, НЕ ПО-ХОЗЯЙСКИ ВЫ РАБОТАЕТЕ!»

Подземный переход на остановке «Пожарное депо» для строителей и чиновников оказался особенно жарким. Здесь мэр возмутился тем, что рабочие перекрыли один из входов в подземный переход.

– Почему тут нет прохода? Взяли, убрали, – указал на ограждение, для которого была использована обычная межкомнатная дверь. Убирай-убирай! – торопил мэр. – Все перегородили. Вы абсолютно про людей не думаете!

Далее ревизор наткнулся на стол, стоя на котором рабочие, судя по всему, занимались отделкой потолков. Но на момент обхода на месте никого не было. В целом за все выездное совещание только в одной из подземок комиссия увидела строителей.

«Мы, по-моему, зря с тобой связались? Ну что ты сам себя позоришь?»

– Рабочих ведь нет! Давай, стол уноси, возьми в помощь себе кого-нибудь, – указал Магдеев. – Я знаю, что это рабочий стол. Если бы там были рабочие в шесть часов утра, тогда было бы понятно. Все перегородили, и так ходить невозможно людям, не по-хозяйски вы работаете. Здесь особо показывать нечего!

– Это завершающий, шестой у нас? – поинтересовался мэр у входа в подземку на остановке «58-й комплекс». Здесь еще продолжается установка каркаса.

– Вы, журналисты, сами можете сделать вывод о том, как работают наши доблестные строители, – обратился Магдеев к прессе. – У меня с шести часов утра, глядя на то, что так работают, никаких положительных эмоций нет на целый день. Плохо! Средства есть, должной работы со стороны строительной организации пока нет. Мы не привыкли так работать – в час по чайной ложке. Нет должного контроля со стороны служб исполкома. Вот такая справедливая, но неудовлетворительная оценка. Не критично, но этот недостаток надо исправлять. Будем добиваться в рамках контракта, чтобы был наведен образцовый порядок.

Градоначальник поблагодарил журналистов за ранний подъем.

– Меня сильно не ругайте, ладно? – с улыбкой обратился Магдеев. – Привычка такая – работать по утрам. И раньше времени меня в отпуск не отправляйте.

После того, как мэр уехал, руководитель ООО «СК «Баракат» Андрей Бадер ответил журналистам, что «конечно» принял критику, но попытался оправдаться. Сослался на то, что контракт был заключен 28 июля, а срок исполнения – до 30 декабря. Все работы компания планирует завершить уже в ноябре.

«Мы, по-моему, зря с тобой связались? Ну что ты сам себя позоришь?»

– По истечении двух месяцев особо результата не видно, потому что очень много скрытых работ, – объяснил генподрядчик. – Но в конечном итоге, я думаю, к 15 ноября будет уже более наглядно. Есть три субподрядчика, мы с ними сейчас будем разбираться. Это по «Московскому проспекту», «Гренаде» и «Пожарному депо». Остальные работы мы сами выполняем.

По словам Бадера, задействованы всего 60 человек.

– Они с восьми часов по 10 человек на объекте работают, – заверил строитель. – Самой трудоемкой была гидроизоляция и внутренние работы. В подземных переходах постоянный поток людей. В ночное время мы только укладываем брусчатку.

Генподрячик заявил, что на данный момент выполнено 60% всех работ.

– К сроку успеем, – пообещал Бадер.

«Мы, по-моему, зря с тобой связались? Ну что ты сам себя позоришь?»

«Мы, по-моему, зря с тобой связались? Ну что ты сам себя позоришь?»

«Мы, по-моему, зря с тобой связались? Ну что ты сам себя позоришь?»

«Мы, по-моему, зря с тобой связались? Ну что ты сам себя позоришь?»

«Мы, по-моему, зря с тобой связались? Ну что ты сам себя позоришь?»

Фото: Chelny-biz.ru, nabchelny.ru

Олеся Аверьянова