, 21 Мая
$ 64,6327
€ 72,2464
Предложения банков
Новости
Подробно


«Два прямоугольника поставить и говорить «я великий архитектор» много ума не надо. Просто думать ты не хочешь!»

09.11.2016, 13:58

Градостроительный совет сдался без боя и одобрил накануне скандальный проект дома-книжки Марселя Мингалимова на проспекте Сююмбике, который на одном из прошлых заседаний архитекторы разнесли в пух и прах. Еще несколько «повторных свиданий» совет назначил тем проектам, которые не смогли защититься, как ни старались. Доводы из разряда «мы лучше знаем, как надо», «по-другому не получится» и «это не биндюжка, это хороший проект» не прошли. В частности, на переделку отправили исламский центр, который представители духовенства решили поселить на первом этаже шестиэтажного жилого дома. Мухтасибат решил с помощью квартир завлечь инвестора. Не по нраву пришелся чиновникам, архитекторам и садовый центр «Бонсай» на Сармановском тракте, который недостаточно постарался над своим мини-парком, да еще и оброс забором. А дом в Замелекесье отвергли за эгоизм – автор проекта не учел архитектуру еще не построенных по соседству домов «Домкора».

«МЫ С МЭРОМ ШАГАМИ МЕРИЛИ ЭТУ ТЕРРИТОРИЮ, ВРУЧИЛИ ВАМ: «УХАЖИВАЙТЕ». ПОШЛИ ВАМ НАВСТРЕЧУ, НО ВЫ ПОСТАВИЛИ ЗАБОР»

Спор разгорелся вокруг «козырного» места на Сармановском тракте. Участок в районе 17-го комплекса, рядом с местом, где проходят сельскохозяйственные ярмарки, город отдал ООО «Бонсай» под строительство ботанического ландшафтного комплекса с условием, что компания проведет здесь полное благоустройство и создаст прогулочную зону для жителей. Вероятно, руководитель исполкома Ринат Абдуллин и учредитель компании Гулькай Бустерякова друг друга не поняли. Камнем преткновения стал забор, которым Бустерякова окружила свой участок.

– Наш ландшафтно-ботанический комплекс – это здание садового центра с мини-парком, – рассказала владелица. – Он размещен в границах участка с сохранением всех зеленых насаждений. Здание небольшое, одноэтажное, с подвалом под склады. Оно будет лаконичным, правильной формы, светлого цвета, с деревянными элементами и перголой, которая будет создавать тень. Под ней мы установим скамейки, там же будет продаваться рассада. На территории имеются большие деревья, мы приведем их в порядок и досадим лиственные и хвойные. Наша задача – сделать мини-парк. Вход в него будет с двух сторон, дорожки будут выложены брусчаткой, поставим скамейки с урнами. Все зеленые насаждения будут объединены в декоративные композиции. Участок будет полностью обновлен, обустроен зеленый газон с системой полива. Мы хотим сделать интересный проект для города.

«Два прямоугольника поставить и говорить «я великий архитектор» много ума не надо. Просто думать ты не хочешь!»

Отметим, что у компании уже есть садовый центр на первой автодороге. Но его невозможно эксплуатировать круглый год, поэтому предприниматели задались целью поставить центр в пределах города. Проблему с получением подходящего участка Бустеряковы поднимали и на встрече с президентом в рамках проекта «Бизнес и власть: откровенный разговор», и на субботнем антикризисном штабе в ТПП. В итоге участок нашелся.

– Основное условие было – что вы всю зеленую зону облагородите. Но тут ведь не остается зеленых насаждений. Здание, большая стоянка… – растерянно заметил Абдуллин.

– Все существующее озеленение мы сохраняем, наше здание занимает 10% отведенного участка, который составляет три тысячи квадратных метров, – возразила хозяйка «Бонсай».

– А вы за остальным тоже будет ухаживать? – уточнил Абдуллин, указывая на всю зеленую территорию за границами отведенного участка. – Мы с мэром шагами мерили эту территорию, вручили вам: «Ухаживайте». Мы поняли и пошли вам навстречу. Но вы поставили забор. И проект был изначально не такой, а красивый, легкий. Здесь вы сделали мини-базу, как на первой дороге, а не общественный проект. Если появится ограждение, то гулять там люди бесплатно не смогут.

«Два прямоугольника поставить и говорить «я великий архитектор» много ума не надо. Просто думать ты не хочешь!»

– Ограждение говорит лишь о том, что доступ будет ограничен в вечернее время. Наша территория не может быть открытой, – заявила предприниматель. – Если я не поставлю забор, все вложенные деньги уйдут на ветер. Вы понимаете?

– Понимаю, мы тоже парки строим, везде ломают. Видеонаблюдение поставите, привыкнет народ, – настоял Абдуллин.

Архитекторы, в свою очередь заметили, что здание действительно получилось громоздким, что пергола «убивает» весь проект.

– Я могу убрать забор. Но что касается здания, оно не может быть маленьким, это не будка.

– Но у вас и есть будка, – резко высказался руководитель исполкома.

«Два прямоугольника поставить и говорить «я великий архитектор» много ума не надо. Просто думать ты не хочешь!»

Из зала прозвучало уже знакомое слово «биндюжка».

– Это не биндюжка, это хороший проект, – попыталась отстоять свою позицию Гулькай Бустерякова.

В итоге со словами «придумайте что-то интересное, вы же талантливый человек» Ринат Абдуллин свернул обсуждение и отправил проект на доработку.

– На доработку чего? – удивленно уточнила предприниматель.

– Все свободные участки, о которых мы договаривались, надо благоустроить, – ответил Абдуллин.

– Со своей стороны мы гарантируем то, что обещали. Но я не могу не отведенный мне участок проектировать.

– Мы вам его отведем. Надо, чтобы мы увидели общий проект.

«Два прямоугольника поставить и говорить «я великий архитектор» много ума не надо. Просто думать ты не хочешь!»

«КАК ДОЛЖЕН ВЫГЛЯДЕТЬ РЕЛИГИОЗНЫЙ ЦЕНТР – ЭТО, НАВЕРНОЕ, ДЕЛО ДУХОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ, КОТОРОЕ БОЛЬШЕ В ЭТОМ ПОНИМАЕТ»

Проект с громким названием «Исламский национальный культурный центр» со скромной припиской «с жилыми домами» презентовал за кафедрой Фоат хазрат Мухаметов, заместитель имама-мухтасиба города.

– Сразу тяжелая артиллерия, – улыбнулся Абдуллин.

По факту это был проект двух шестиэтажных жилых домов на 117 квартир с исламским центром на первых этажах. Он может вырасти на месте, где раньше стояло медресе «Йолдыз» – в 3-м комплексе поселка ГЭС. Здание снесли месяц назад.

«Два прямоугольника поставить и говорить «я великий архитектор» много ума не надо. Просто думать ты не хочешь!»

– Здание было в аварийном состоянии, его снесли, – пояснил хазрат. – Земля находится в собственности, расположена в зоне жилой застройки, все разрешительные бумаги у нас есть. Решением Духовного управления здесь запроектирован Исламский центр, где планируется разместить Фонд Хадж по Закамскому региону, Хяляль Центр, Фонд Вакф. Есть соответствующее обращение муфтия РТ к градостроительному совету.

Он сразу предвосхитил назревающий вопрос о странном симбиозе Исламского центра с жильем:

– Почему жилые дома? Для того чтобы привлечь инвестора. Мы ведем переговоры, заказали проект. Здесь есть возможность инвестору вложить деньги, построить и жилые дома для реализации квартир, и центр.

«Два прямоугольника поставить и говорить «я великий архитектор» много ума не надо. Просто думать ты не хочешь!»

– Вы назвали проект «Исламский национальный культурный центр с жилыми домами», а сам культурный центр как-то пропал, на нем нет акцента, он попросту не ощущается, – заметили хазрату архитекторы.

– Чтобы его ощутить, он должен быть построен, – возразил он, – он должен начать функционировать для всего Закамского региона.

Архитектор проекта Альберт Мубаракшин указал на то, что акценты есть, что фасад на первом этаже оформлен в соответствующем стиле, а рядом планируется установить стелу. Но, по мнению градсовета, таких стел можно поставить сколько угодно – дело не в этом. Раз это называется «Исламский центр», здание должно соответствовать.

– Это скромный центр, – парировал архитектор.

– Я переведу, – остановил спор Ринат Абдуллин. – На новое здание денег нет, не соберем. Мы мечеть-то центральную 20 лет не можем построить… Люди нашли выход – построить жилье с привлечением инвестора. Он строит, первые этажи им отдает под Исламский центр. Что тут непонятного? Они получают в собственность свой центр, а инвестор – квартиры. Может еще одну–две–десять квартир муллам отдаст, – полушутя-полусерьезно предположил он.

«Два прямоугольника поставить и говорить «я великий архитектор» много ума не надо. Просто думать ты не хочешь!»

Но общее мнение было таково, что можно было сделать и лучше…

– Здесь можно было ограничиться одним семиэтажным домом на 120 квартир с выступом в виде Исламского центра. Все-таки это религиозное сооружение. А здесь коммерческое жилье. Оно должно отойти в сторону, а центр должен быть выделен, – отметил член градсовета Ринат Сафиуллин.

– Давайте так: как должен выглядеть религиозный центр – это, наверное, дело Духовного управления, которое больше в этом понимает, – настаивал Фоат хазрат. – Проект согласовывался с ДУМ. Мы привыкли видеть минареты на мечетях. А на западе, например, минаретов нет. На первом этаже тысяча квадратных метров – это мечеть. В мире много таких примеров.

– Это расположение, это соотношение – оптимальное. Определены расстояния до детских площадок, парковочных мест, зеленых зон. Лучше посадить объект здесь нельзя, – добавил Альберт Мубаракшин.

– Существует типология культовых сооружений. А это сооружение больше похоже на бутик. Функция должна читаться, – поддержал отца архитектор Равиль Сафиуллин.

«Два прямоугольника поставить и говорить «я великий архитектор» много ума не надо. Просто думать ты не хочешь!»

Ринату Абдуллину не хватало авторитетного мнения, чтобы сделать какой-то вывод, и он попросил высказаться директора УКС «Камгэсэнергострой» Альберта Петрова.

– Архитекторы правильную задачу поставили. Два прямоугольных дома поставить и говорить «я великий архитектор» – много ума не надо. «Я долго думал, лучше ничего нельзя». Просто думать ты не хочешь, – обратился Петров к Мубаракшину. – Ты должен как архитектор сделать так, чтобы это здание выполняло свою функцию. Это должно быть красиво, удобно, и чтобы их не заливали соседи сверху. Эту задачу можно решить по-другому. Центр может быть пристроенным, встроенно-пристроенным, но смотреться как центр, а не просто как библиотека или магазин. И между нами говоря, инсоляции тут никакой.

– Никто не против, – приободрил докладчиков Абдуллин. – Все хотят, чтобы архитектор работал, думал. Может, еще поработаешь? Посоветуетесь в Алмасом Ахтямовичем, Ринатом Талгатовичем…

Рассмотрение проекта отложили.

«Два прямоугольника поставить и говорить «я великий архитектор» много ума не надо. Просто думать ты не хочешь!»

«СЕЙЧАС ВЫ БУДЕТЕ ПИКЕТИРОВАТЬСЯ – КТО ИЗ ВАС, АРХИТЕКТОРОВ УМНЕЕ… СКАЗАЛИ? ВСЕ! ДРУГИМ ДАЙТЕ СКАЗАТЬ»

Повторно на суд градостроительного совета архитектор Малика Шамсиева вынесла многоэтажный жилой комплекс в 21-м микрорайоне на пересечении проспектов Вахитова и Сююмбике – на участке компании Марселя Мингалимова, рядом с которым уже стоят три дома ГК «Профит».

Архитектор ничего не изменила в проекте, привела все те же самые доводы, что и в прошлый раз: что левая и правые части проспекта Вахитова нуждаются в композиционной балансировке, что комплекс вписывается в окружающую жилую застройку и сочетается с тремя уже построенными высотками, и что он станет градостроительным акцентом перекрестка вместе с домами Sunrise City.

Фишкой выступления стали кадры компьютерного макетирования всей территории – то самое «надо показать пошире», о котором на прошлом градсвете говорил Ринат Абдуллин.

«Два прямоугольника поставить и говорить «я великий архитектор» много ума не надо. Просто думать ты не хочешь!»

– Строящийся многоэтажный жилой комплекс будет сомасштабен комплексу Sunrise City, – продемонстрировала архитектор. – Они дополняют друг друга, становятся двумя архитектурными доминантами, которые усиливают композицию. При этом комплекс не закрывает архитектуру города.

Пока совет молча обдумывал проект, который уже видел, мнение высказал архитектор Равиль Сафиуллин.

– Я хотел бы поинтересоваться у коллеги, чем обусловлена архитектурная стилистика. В молодом городе, в районе, где есть современный ледовый дворец, где турецкие коллеги демонстрируют современную качественную архитектуру, почему появляется псевдоисторический стиль? – спросил он. – И, кроме того, если мы симметрично копируем застройку Sunrise City, то там идет понижение этажности, а ваше предложение слишком агрессивно к пешеходному бульвару. Может, мы тоже рассмотрим вариант с понижением этажности, и тогда дом более органично сядет на это место?

«Два прямоугольника поставить и говорить «я великий архитектор» много ума не надо. Просто думать ты не хочешь!»

– Я считаю, что классика гармонично сочетается с любым архитектурным стилем. Таково мое архитектурное мнение, – возразила Шамсиева. – Кроме того, мы не полностью применяем классические элементы, а только в верхней части. В основной части у нас широкое остекление и белые композитные панели, которые сочетаются с окружающей застройкой нашего белого города.

– Я неравнодушен к этому месту, – признался Сафиуллин. – У вас территория не большая, и вы добавляете еще один архитектурный стиль. Ваш объект выбивается по стилистике.

– Я не думаю, что он выбивается, он наоборот, будет интересным акцентом, – ответила автор проекта.

Обмен мнениями двух специалистов прервал Ринат Абдуллин:

– Сейчас вы будете пикетироваться – кто из вас, архитекторов умнее… Сказали? Все! Другим дайте сказать.

«Два прямоугольника поставить и говорить «я великий архитектор» много ума не надо. Просто думать ты не хочешь!»

Слово в поддержку взял другой член градсовета Ринат Сафиуллин, отец Равиля Сафиуллина, раскритиковавшего проект.

– В поддержку кого? – напряженно уточнил Абдуллин.

– Этого проекта, – удивил архитектор, который в прошлый раз тоже высказался жестко против. – Я сам лично осмотрел участок со всех сторон, и, действительно, мне кажется, здесь могла бы появиться такая высотка в качестве градостроительной точки, которая станет завершающим элементом. Но ее архитектура должна поддерживать три высотки, которые уже стоят здесь и архитектуру турецких коллег. Нужен хороший симбиоз.

Не «задавит» ли это здание Ледовый дворец, забеспокоились члены совета, которым уже нечего было возразить после этого выступления. Шамсиева пообещала, что не задавит. Между дворцом и домом предусмотрен широкий пешеходный бульвар – «зеленая артерия», ведущая к парку Победы. Члены совета сильно не спорили, замечаний не высказали, других вопросов на этот раз не возникло. Таким образом компания Мингалимова протащила-таки спорный дом-книжку, под который, кстати, уже закладывает фундамент.

«Два прямоугольника поставить и говорить «я великий архитектор» много ума не надо. Просто думать ты не хочешь!»

«КАК БУДТО, В ЧИСТОМ ПОЛЕ ПОСАДИЛИ ДОМ. ТАМ ЖЕ ЦЕЛАЯ УЛИЦА ДОМОВ ВДОЛЬ САРМАНОВСОКОГО!»

Прошли без долгих обсуждений еще три проекта. Производственная база между улицей Моторной и проездом Тозелеш, как выразился сам предприниматель Артем Дементьев, «без изысков». Два ярких производственных корпуса на кольце Моторной и Машиностроительной, которые бизнесмен Ренат Гарипов пытается согласовать с лета и даже прорабатывал их проект с главным архитектором города Алмасом Идрисовым. И типовая автомойка «Мойдодыр» на пресечении проспекта Яшьлек и улицы Абдуллы Алиша, проект которой защищала известный архитектор Ирина Шабашвили.

А двухсекционному 16-этажному дому на 178 квартир в Замелекесье повезло меньше. Здесь интересы застройщика столкнулись с интересами гиганта строительной отрасли Челнов – компании «Домкор». Участок в 7 854 кв. м выделен на улице Назыма Якупова в частном секторе Замелекесья. Эта улица параллельна Сармановскому тракту с одной стороны и проспекту Фоменко – с другой. Дом встанет как раз в районе их пересечения.

«Два прямоугольника поставить и говорить «я великий архитектор» много ума не надо. Просто думать ты не хочешь!»

– Дом расположен параллельно Сармановскому тракту, что обеспечивает нормальную инсоляцию квартир, – рассказала представитель проектной организации. – Предусмотрен полный объем по благоустройству отведенной территории. Планируются детские площадки. На первом этаже будут располагаться офисы. Наружная отделка – из силикатного кирпича бежевого и коричневого цветов.

– Как будто в чистом поле посадили дом. У вас есть развертка по Сармановскому тракту или по Фоменко? – недовольно спросили архитекторы. – Нельзя рассматривать его отдельно. Там же целая улица домов вдоль Сармановского!

Ринат Абдуллин вспомнил, что и соседний участок вдоль Фоменко не свободен – здесь строить будет «Домкор». Присутствовавший на заседании коммерческий директор компании Юрий Мочалин отметил, что проект застройки подготовлен, но пока не утвержден. Решено было, что компаниям нужно обменяться информацией. Таким образом, градсовет поставил одного застройщика в зависимость от другого и перенес обсуждение проекта.

Итог градсовета: четыре из семи проектов получили одобрение, в том числе и дом-книжка ГК «Профит». А три других – перенесли. Судьбу ботанического комплекса, исламского центра и жилого дома в Замелекесье еще предстоит решить.

«Два прямоугольника поставить и говорить «я великий архитектор» много ума не надо. Просто думать ты не хочешь!»

Анна Перебаскина