, 24 Июня
$ 63,1295
€ 71,3490
Предложения банков
Новости
Подробно


«Это для бюрократии сделано или для коррупции?»

20.11.2018, 15:51

Сегодня в Казани прошло десятое, юбилейное, заседание Совета по предпринимательству при президенте Татарстана. Начавшись с дискуссии о недоступности финансовых ресурсов, оно затронуло проблемы предприятий, угодивших в санитарно-защитные зоны скотомогильников, торговых сетей, которым жмет новый костюмчик под названием «Меркурий», а также частных клиник. Как предприниматели удивляли Рустама Минниханова сложными процедурами и нелогичными требованиями закона, как бизнес и власть искали решение проблем – в материале Chelny-biz.ru.

«ОТКУДА ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ ПОЯВИТСЯ?! НАМ ЖЕ С АМЕРИКИ НЕ ПРИШЛЮТ ИХ!»

Юбилейное заседание совета Рустам Минниханов начал с того, что сам подвел итоги трех лет работы проекта.

– Широкий круг вопросов решен, поддержано множество инициатив бизнеса. Формат работы зарекомендовал себя как эффективная площадка для трансформации делового климата, – обозначил президент РТ. – Мы инициировали изменения в республиканские и федеральные нормы, которые регулируют предпринимательскую деятельность. Отрадно, что вы не только участвуете в дискуссиях, но и даете свою экспертизу. Создание широких возможностей для реализации ваших бизнес-идей и потенциала является нашей приоритетной задачей, поэтому в Татарстане ведется постоянная работа по поддержке бизнеса, создана мощная инфраструктура, оказывается информационная и финансовая помощь. В текущем году из бюджета на финансовую поддержку малого и среднего бизнеса выделено более 1 млрд рублей.

Минниханов отметил востребованность микрозаймов, программы «Лизинг-грант», субсидирования процентных ставок, поручительств по кредитам. По словам главы республики, большинство вопросов бизнеса приходится поднимать на уровень федеральных министерств и законодателей. Примером он назвал принятый на прошлой неделе закон о самозанятости.

«Это для бюрократии сделано или для коррупции?»

– Призываю все задействованные органы власти избегать бюрократии и сложных процедур, не создавать самозанятым административные барьеры, не оказывать давление. Только в этом случае новый налоговый режим заработает, – заметил президент.

Организаторы заседания перечислили заслуги совета в видеоролике. «Сотни предпринимателей смогли получить помещения на условиях льготной аренды, тысячи торговых точек в отдаленных и труднодоступных местах Татарстана получили право не внедрять онлайн-кассы, – перечислял диктор. – Широкое обсуждение с предпринимателями позволило ввести новые единые правила нестационарной торговли в Татарстане. На федеральном уровне была поддержана инициатива административной ответственности за подачу ложных жалоб. При подготовке к чемпионату мира по футболу было найдено понимание между контрольными органами и бизнесом, это позволило последним зарабатывать, а не закрываться на время чемпионата».

От заслуг перешли к проблема нерешенным. Почти час заняла дискуссия о недоступности банковских ресурсов для малого и среднего бизнеса. Предприниматели один за другим жаловались на то, что банки выставляют завышенные требования.

– У банка нет поставленной задачи по выдаче средств в реальную экономику через малый и средний бизнес. Банкам выгоднее заниматься операциями на срочных финансовых рынках, нежели работать не земле вместе с предпринимателями, – заявил 31-летний поставщик стройматериалов Айдар Вафин. – Мне нужна была кредитная линия на 20 млн. Подал заявки в несколько банков. Мне поставили условие – залог, – рассказал свою историю. – Я предоставил залог, оценочная стоимость которого с дисконтом в 40% составляет 30 млн. Далее банк потребовал еще залог, потом еще одного-двоих поручителей. В итоге я отказался. Я уменьшил кредитную сумму на 10 млн. До сих пор нахожусь на андеррайтинге, то есть на рассмотрении.

«Это для бюрократии сделано или для коррупции?»

Предприниматели высказали немало нареканий в адрес банков. Президент Гильдии риелторов РТ Андрей Савельев рассказал о том, как в банки отправляли «тайных посетителей» под видом предпринимателей.

– Банкам в принципе не интересны малый и средний бизнес, особенно при получении кредитов до 3 млн рублей. В одном банке специалист даже не вышел к клиенту, – сообщил Савельев. – Предприниматели в итоге вынуждены уходить в потребкредиты, в ипотеку.

Еще одна проблема – отсутствие стандартизации в документах, у банков разные требования к оформлению заявок на кредиты, справок и прочего. Предприниматели привели как положительный пример заявку на ипотеку, которая стандартна по всей республике. Человек может разослать один пакет во все банки РТ.

Ответ топ-менеджеров банков на критику сводился к следующему: бизнесу идут навстречу и «в целом получить кредит довольно просто». Так, управляющий отделением Банка Татарстан Рушан Сахбиев отметил, что процент одобрения кредитов для МСБ составляет от 40 до 60.

Министр экономики РТ Фарид Абдулганиев сообщил, что в республике появился с сентября виртуальный Единый центр кредитования, где охвачены 42 банка, четыре лизинговые организации, Фонд моногородов, Фонд РФПИ. Здесь предприниматель может увидеть все программы и условия.

– Просто местами надо поменять людей – предпринимателя и банкира, чтобы они поняли друг друга, – заметил в конце дискуссии Рустам Минниханов. – В любом случае надо упростить систему, сделать более прозрачной. И конечно, часть рисков на себя должно взять государство. За полчаса мы эту тему не закроем. Мы понимаем банкиров. Но если у государства не будет желания поддерживать бизнесменов, каких-то инструментов, откуда предприниматель появится?! Нам же с Америки не пришлют их! Надо создавать возможности для них.

«Это для бюрократии сделано или для коррупции?»

«НИ ОДИН ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ В ЗДРАВОМ УМЕ НЕ ПОЙДЕТ РАБОТАТЬ НА ЭТИ ОБРЕМЕНЕННЫЕ ЗЕМЛИ»

В Татарстане более 800 сибиреязвенных скотомогильников. В их санитарно-защитных зонах запрещено ведение любых видов деятельности. Радиус – 1 км. В республике более 200 тыс. га юридически непригодны для использования. Эту территорию по площади сравнили с десятью городами Казань. При этом практически в каждом районе Татарстана на территориях зон расположены поселения, фермы, поля, предприятия, которые там функционировать не могут. Процедура сокращения доходит до трех лет, стоимость – 3,5 млн рублей. За десять лет в республике удалось сократить зоны только 13 скотомогильников.

На своем примере о проблеме рассказал Константин Леонов, гендиректор ООО «Елабужская керамика», завода по производству кирпича. В 2013 году компания получила земли для разработки глины с условием, что будет сокращена санзона скотомогильника в полукилометре от участка.

– Мы сделали все, что зависело от нас: сделали саркофаг, обнесли забором. На тот период удалось сократить защитную зону до 100 м. В 2014 году возникла необходимость в допземле, получили ее и начали переходить из категории сельскохозяйственной в промышленную. Дойдя до изменений в генплан, мы узнали, что санитарные зоны увеличили до 1000 м, и начали повторное сокращение, – пояснил предприниматель. – После двух лет согласований, исследований нам выдали экспертизу о возможности сокращения до 150 м. Но это только полпути. На получение заключения от федерального центра уйдет еще около двух лет. Параллельно за три года суд вынес нам решение об ограничении деятельности карьера. Мы стали заложниками ситуации. Надо глобально решать вопрос о сокращении сроков согласования зон и процедур. Ни один предприниматель в здравом уме не пойдет работать на эти обремененные земли.

«Это для бюрократии сделано или для коррупции?»

В Челнах, напомним, в аналогичной ситуации находился промпарк «Развитие», построенный в зоне Новогардалинского скотомогильника. Этот факт ставил под вопрос саму возможность существования площадки. После исследований на средства городского бюджета «Развитие» получило положительное заключение Центрального научно-исследовательского института эпидемиологии Роспотребнадзора на сокращение зоны с 1000 до 100 м. По сибиреязвенному скотомогильнику Боровецкий эта работа еще продолжается.

Главный эксперт совета Венера Камалова сообщила, что на данный момент процедура занимает 44 месяца и обходится в 3,3 млн рублей. Она рассказала, за счет чего можно добиться сокращения:

– Мы привлекли федеральных экспертов и подготовили для муниципалитетов, которые на первом этапе готовят всю документацию, модельные задания. Теперь все муниципалитеты смогут бесплатно использовать их для заказа экспертизы и исследований. Сократили время. В пилотном режиме в республиканском Центре гигиены и эпидемиологии запустили проект: сейчас без московского НИИ можем готовить документы для предварительного заключения Роспотребнадзора. Это сокращает расходы муниципалитета на 1 млн рублей и срок на 4-6 месяцев. По итогам работы совета новая процедура займет 36 месяцев срок и стоимость 2,3 млн, – неутешительно сообщила Камалова. – Рустам Нургалиевич, что мы можем сделать дополнительно. Сократить пятый и шестой этапы, где участвует федеральный Роспотребнадзор. Они должны занимать по документам 35 дней, а фактически – два года. Предложение – обратиться к федеральным коллегам, чтобы они нашли ресурсы, может, передали часть полномочий в республику.

«Это для бюрократии сделано или для коррупции?»

Президент Татарстана удивился сложности процедуры и тому, что территориальный орган Роспотребнадзора не обладает полномочиями.

– Это для бюрократии сделано или для коррупции? – поинтересовался Рустам Минниханов. – Если их подразделение находится на территории, если есть все лаборатории! Мы услышали. Надо посмотреть, где мы сами можем уплотнить процедуры, и обратиться к правительству, чтобы эти полномочия были выделены в регион. Татарстан так мучается, потому что мы все скотомогильники взяли на учет. В других местах просто не взяли и спокойно живут. Да-да-да. Мы сами себе создали проблемы. Нет, конечно, учет важен. По стоимости этих процедур – 2,3 млн за несколько проб. Это целая лаборатория должна работать целый год, чтобы оправдать эти человеко-часы! Мы готовы часть затрат взять на себя.

Президент поручил поискать ресурсы, из которых могут быть компенсированы расходы бизнеса на сокращение санитарно-защитных зон скотомогильников.

«ПОЧЕМУ ЖЕ НАМ НЕМНОЖКО ЖДЕТ КОСТЮМЧИК ОТ «МЕРКУРИЯ»?»

С 1 июля для бизнеса поменялся порядок перемещения продуктов животного происхождения и оформления электронных ветеринарных сертификатов. Все они фиксируются в системе «Меркурий». Срок гашения сертификата – один день. Часто продукты в магазины поставляются в выходные и нерабочее время, из-за чего лица, имеющие доступ к «Меркурию» вынуждены гасить сертификаты дистанционно, без осмотра продукции. Из-за особенностей системы предприниматели не могут реализовать продукцию в день получения, то есть мясная и молочная продукция поступает на прилавки как минимум со вчерашней датой изготовления. Что несет существенные убытки для предпринимателей.

О том, чем «Меркурий» мешает бизнесу, рассказал представитель X5 Retail Group Тимур Баймуллин, руководитель направления по работе с госорганами макрорегиона Волга торговой сети «Пятерочка».

«Это для бюрократии сделано или для коррупции?»

– Система предназначена для оформления электронных ветеринарных сертификатов, для гарантирования свежести и исключения фальсификата. Почему же нам немножко жмет костюмчик от «Меркурия»? Есть проблема с оформлением сертификатов производителя, из-за чего задерживается отгрузка готовой продукции, – пояснил Баймуллин. – В итоге на полках продукты появляются на второй, а то и на третий день срока годности. Это рост наших потерь. Следующий вопрос – необходимость оформления сертификатов осложняет перемещение товара внутри одной сети, лишает возможности оперативно пополнить магазины.

Кроме того, представитель X5 Retail Group считает излишне сложным контроль за яйцом птицы. По его мнению, если производитель провел все экспертизы, при транспортировке риск заражения исключен. От имени всей торговли Баймуллин попросил упростить эти процедуры и увеличить сроки гашения ветеринарных сертификатов, сейчас на это даются сутки.

Отвечать на все вопросы взялся приехавший в Казань замруководителя Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору Николай Власов. Он заметил, что большинство претензий предпринимателей от незнания нормативных основ системы «Меркурий», в ней прописаны ответы на многие вопросы. При этом чиновник признал, что эта проблема от слабого взаимодействия его службы с бизнесом.

– Проблема с оформлением документов производителями загодя, до отправки… Не понятно, почему это проблема. Законодательство разрешает: любой может начинать оформление в момент выпуска продукции, есть такая опция. Думаю, этой проблемы нет, – привел он пример. – Мы опрашивали торговые сети. От 7 до 12% их поставщиков говорят, что, если будет электронная сертификация, то они прекратят работать с сетью. Понимаете, о чем я говорю? Они не могут доказать легальность происхождения своего товара! Решить вот эту проблему «Меркурий» и призван. Второй вопрос – перемещение между магазинами сети без сопроводительных документов. Не может быть принято такое предложение, потому что система фиксирует два факта – смена собственника и смена места нахождения груза. Если убрать какой элемент, вся система рушится.

«Это для бюрократии сделано или для коррупции?»

Правда Власов сообщил, что специальный интерфейс «Меркурия» позволяет снять этот вопрос для торговых сетей: формировать ветеринарные сертификаты одновременно с сопроводительными документами. По столовому яйцу, по словам чиновника, проблемы также нет, изменения внесены.

– В отношении короткого срока на гашение мне не очень понятна ваша просьба, тем более, если вопрос идет от рестораторов и отельеров. В этом виде бизнеса оборачиваемость продуктов очень высокая. Если вы растягиваете приемку товара на сутки, то значит ничем свежим вы человека не накормите! – аргументировал замглавы Россельхознадзора. – Что касается претензии о том, что гасить сертификаты могут только руководители, так это вы сами так решили. Любой руководитель может определить уполномоченное лицо. Я не понимаю, почему у вас один человек принимает товар, а другой занимается гашением сертификатов!

«МЫ ВЫНУЖДЕНЫ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ НОВЫХ РАЗРАБОТОК, ВСЕ РЕСУРСЫ УЙДУТ НА РЕГИСТРАЦИЮ ПО ПРАВИЛАМ ЕВРАЗЭС. НУЖНО СРОЧНО РЕШАТЬ ПРОБЛЕМУ!»

Следующие проблемы в повестке дня касались медицины. Одна из них оптимизации сложной процедуры регистрации медицинских изделий. Производители жалуются на то, что установленный законом трехмесячный срок фактически растягивается на три года. В итоге инновационные медицинские изделия к моменту выхода на рынок теряют актуальность и конкурентоспособность. В пример России поставили Украину, где укладываются в два месяца, и Казахстан, где успевают за три. В связи с подписанием правилами торговли Евразийского экономического союза до 2022 года производителям медоборудования нужно получить новые регистрационные удостоверения на ранее выпущенную продукцию.

«Это для бюрократии сделано или для коррупции?»

– Существующая система регистрации фактически блокирует развитие отрасли, – заявил директор ООО «Инструмент» Дмитрий Килькинов. – Получение одного удостоверения обходится в сумму порядка 1,5 млн рублей. В моем случае вся регистрация обошлась в 6 млн, а это около 20% годового оборота. Процедура растягивается на три года, и то если все документы правильно оформлены. А это практически невозможно, потому что специалисты не дают пояснений. Мы вынуждены полностью отказаться от новых разработок, потому что все ресурсы уйдут на регистрацию по правилам ЕврАзЭс старых товаров. Нужно срочно решать проблему.

Представитель татарстанского отделения Росздравнадзора Любовь Шайхутдинова признала проблему:

– Все полномочия принадлежат федеральной службе, мы не имеем даже минимальной возможности для включения в эту процедуру. Этот трехгодичный процесс – это нонсенс! Хотя я понимаю, почему это так долго. Медицинские изделия – очень опасный вид, они должны пройти технические, токсикологические и клинические исследования. Здесь, как говорят, черт кроется в деталях.

– Вопрос ведь в том, что существующую в нашей стране сертификацию зачем заново делать? – удивился Рустам Минниханов. – Надо, может, просто на уровне ЕврАзЭс договориться, что сертификаты, ранее полученные, действительны? Давайте мы подготовим обращение в адрес ЕврАзЭс и федеральных коллег, предложения сформулируем.

«Это для бюрократии сделано или для коррупции?»

Серию жалоб выдали представители частных медицинских клиник. Одна из них – на избыточные требования государства. Например, при лицензировании клиники в ее штате обязательно должен быть сотрудник с сертификатом по направлению «Организация здравоохранения и медицинского здоровья». Это требование одинаково и для крупного многопрофильного учреждения, и маленького кабинета врача. Есть учреждения, в которых всего пять сотрудников, но они тоже вынуждены вводить эти единицы, иначе грозят штрафы. При этом обучение по данному курсу стоит порядка 90 тыс. рублей.

Кроме того, главврач казанской «Клиники ЛМС» Айрат Бикмухаметов посетовал, что врачи-частники не могут рассчитывать на льготную пенсию по выслуге лет, как их коллеги из государственных учреждений. Бикмухметов попросил президента выйти на федеральный уровень с инициативой по поправкам в пенсионное законодательство и санитарно-эпидемиологическое в плане адаптации их к малым клиникам. По мнению предпринимателя, это сделает коммерческую медицину более доступной.

– Аңлашылды (понятно – тат.), – отреагировал на выступление Рустам Минниханов. – Нам вообще надо снижать нагрузку с медицинских учреждений. Какая разница для государства – в частной или государственной клинике будут граждане получать услуги? Мы вкладываем огромные средства, а потом еще на операционную деятельность деньги тратим. У нас же есть примеры, когда частные клиники выполняют услуги по ОМС. Я готов взять эти вопросы, встретиться с Голиковой.

Подводя итог заседанию, глава республики обещал взяться за дальнейшее решение проблем через обращения в федеральные органы и напоследок повторил для всех тезис «Бюрократии не должно быть!».

Лилия Павлова

Фото: пресс-служба президента РТ, metshin.ru