, 19 Октября
$ 65,7238
€ 75,5692
Предложения банков
Новости
Подробно


«Меня хотели взорвать. Под угрозой расправы я вышел из числа учредителей, переехал в Казань»

26.12.2017, 16:36

Основатель СК «Наследие», которая признана «финансовой пирамидой», сегодня в суде выдал свою версию краха компании. Во время продления меры пресечения Ринат Нурисламов выступил с эмоциональной речью о том, как преступная группа угрозами вынудила его отдать долю в компании, а теперь она же давит на следствие. Экс-депутат горсовета заявил, что к нему в СИЗО не раз приходили договариваться, и после каждого отказа он попадал в карцер. Бывший единоросс, когда-то со скандалом сдавший свой партбилет, утверждает, что ему не оказывают медицинской помощи, и собирается просить защиты у ФСБ. Куда, по версии бизнесмена, утекли деньги двух тысяч обманутых вкладчиков, кто пытался взорвать его в Боровецком лесу, чем угрожали жене предполагаемого лидера ОПС, и почему следствие считает Нурисламова опасным – в материале Chelny-biz.ru.

«НУРИСЛАМОВ НА СВОБОДЕ МОЖЕТ ПРОДОЛЖИТЬ ЗАНИМАТЬСЯ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ, ТАК КАК НЕ ИМЕЕТ ПОСТОЯННОГО ИСТОЧНИКА ДОХОДА»

Конвой доставил Рината Нурисламова в зал суда ближе к десяти часам утра. Бывший депутат и руководитель «Наследия» после восьми месяцев в СИЗО был сам на себя не похож. Сильно похудел, оброс. На протяжении заседания он был спокоен и сдержан, а решение суда слушал, прислонившись лбом к решетке.

Следователь Альмира Садртдинова в своей речи просила продлить Нурисламову содержание под стражей еще на три месяца. Она напомнила, что уголовное дело по факту хищения денег путем привлечения во вклады ООО «НСК» возбудили 28 сентября 2015 года. В ходе расследования в нем объединены 11 уголовных дел, возбужденных по аналогичным фактам – хищению средств организациями, входящими в ГК «Наследие» в 13 субъектах РФ. Правовая экспертиза признала деятельность НСК «Наследие» и других организаций финансовой пирамидой. Общее количество потерпевших превышает 2 тыс. человек. Ущерб – более 500 млн. Срок предварительного следствия по делу неоднократно продлевался, в последний раз – буквально на прошлой неделе, 21 декабря, на три месяца, до 28 марта 2018 года. Таким образом, следствие разбирается в деле уже почти 30 месяцев.

«Меня хотели взорвать. Под угрозой расправы я вышел из числа учредителей, переехал в Казань»

А 4 декабря 2017 года было возбуждено еще одно уголовное дело по ч. 1 и 2 статьи 210 (Организация преступного сообщества), которое присоединили к существующему. К уголовной ответственности по нему привлекаются 11 человек, в том числе Нурисламов. Его задержали еще 18 апреля 2017 года. 20 апреля суд заключил его под стражу. На два месяца для начала. 25 апреля ему предъявили обвинение по ч. 4 ст. 159 (Мошенничество). Срок ареста продлевался неоднократно. В последний раз – 24 октября на два месяца, и 28 декабря, в этот четверг, он уже истекал.

– Закончить расследование в указанный срок не представляется возможным, – заявила следователь, – так как не весь объем следственных действий выполнен, не завершена дополнительная бухгалтерская экспертиза, необходимо время для составления постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Учитывая особую сложность уголовного дела, масштаб преступной деятельности в 13 городах, длительный период преступной деятельности (с 2009 по 2015 год), общественный резонанс, общественную опасность содеянного, необходимо продление ареста не менее чем на три месяца – до 28 марта 2018 года.

Основания для изменения меры пресечения отсутствуют, заявила следователь. Нурисламов обвиняется в совершении умышленного тяжкого преступления, за которое ему грозит до 10 лет.

«Меня хотели взорвать. Под угрозой расправы я вышел из числа учредителей, переехал в Казань»

– Кроме того имеется основание полагать, что Нурисламов, находясь на свободе, может скрыться от предварительного следствия, так как по месту регистрации не проживал, объявлялся в розыск, может продолжить заниматься преступной деятельностью, так как не имеет постоянного источника дохода, не работает, может оказать воздействие на участников судебного производства, уничтожить доказательства, – аргументировало следствие.

«ФАКТИЧЕСКИ ОН ФОРМАЛЬНО БЫЛ ОБЪЯВЛЕН В РОЗЫСК ТОЛЬКО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ АРЕСТОВАТЬ»

Слово взял адвокат. Он заявил, что ходатайство необоснованное, поскольку на протяжении тех месяцев, что Нурисламов содержится под стражей, каких-либо активных следственных действий с его участием не проводилось.

– После последнего продления единственное, что произошло, – мы были уведомлены о возбуждении уголовного дело по ч. 1 ст. 210. Но на сегодняшний день обвинение по данному делу нам не предъявлено, – заявил Евгений Макаров. – Он является обвиняемым только по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Не буду давать оценку квалификации действий моего подзащитного, хотя я с ней тоже не согласен. Мало того – и его причастность в ходе предварительного следствия не подтверждается. Нурисламов с 2013 года фактически никакого отношения к деятельности ГК «Наследие» не имел и никакой деятельностью не руководил и не мог, поскольку ни учредителем, ни директором указанных организаций не являлся. Более того, в настоящее время вскрываются и иные факты. Так, денежные средства после 2013 года (когда Нурисламов перестал быть учредителем и руководителем компаний) переводились в Киев, в компанию «Алтан Групп», а далее – неизвестно куда. И эта деятельность велась под руководством другого лица, которое привлекается в рамках уголовного дела, – Нигматуллина (Ильдар Нигматуллин – последний директор НСК – ред.).

«Меня хотели взорвать. Под угрозой расправы я вышел из числа учредителей, переехал в Казань»

Адвокат отметил, что дело было возбуждено в 2015 году, а Нурисламов объявлен в розыск в марте 2017-го. При этом, с его слов, ни разу на допросы предпринимателя не вызывали, и следователь никаких мер по обеспечению его явки не предпринимал. О том, что мужчина стал подозреваемым, его тоже никто не уведомил.

– Фактически он формально был объявлен в розыск только для того, чтобы его арестовать, – повторил он ранее изложенную Chelny-biz.ru мысль.

Что касается слов следователя о том, что Нурисламов не имеет постоянного места жительства и источника дохода, адвокат заметил, что его подзащитный – индивидуальный предприниматель, и место жительства у него есть, это подтверждают справка и свидетельство о регистрации права.

– Я не вижу никаких препятствий для изменения меры пресечения на более мягкую в виде домашнего ареста. Тем более, никаких конкретных данных, подтверждающих, что он может скрыться, воспрепятствовать производству по делу, угрожать свидетелям и потерпевшим не имеется. Кроме того, в местах содержания под стражей моему подзащитному не оказывается надлежащая медицинская помощь. У него имеется хроническое заболевание, панкреатит, которое в настоящее время обострилось. Неоднократно он обращался и к начальнику следственного изолятора, тем не менее, никакой помощи ему оказано не было.

«ЧЛЕНЫ ОПГ ВПЛОТЬ ДО ПЕРЕДАЧИ ИМ ВСЕГО УПРАВЛЕНИЯ КОМПАНИЕЙ УГРОЖАЛИ МНЕ И МОЕЙ СЕМЬЕ ФИЗИЧЕСКОЙ РАСПРАВОЙ, ТРЕБУЯ МОЕГО УВОЛЬНЕНИЯ»

– Добавить что-то хотите? – спросил судья Камиль Багаутдинов.

«Меня хотели взорвать. Под угрозой расправы я вышел из числа учредителей, переехал в Казань»

– У меня есть заявление, Ваша честь, которое я хотел бы зачитать и приобщить. Вы позволите? – спросил Ринат Нурисламов и после положительно ответа начал читать заготовленный текст, написанный на двойных тетрадных листах большого формата. – События последних месяцев не оставляют мне иной возможности сегодня кроме как честно и открыто рассказать, как все было на самом деле. До осени 2013 года я действительно был соучредителем и директором ООО «Набережночелнинская СКН». Но затем под угрозой расправы со стороны преступной группировки за лидерством известного в определенных кругах человека по кличке Колдун, а также его близких – Кузнецова, Нигматуллина и других лиц – я вышел из числа участников общества, уволился с должности директора и вынужденно переехал с семьей жить в Казань. Вышеуказанные члены ОПГ вплоть до передачи им всего управления компанией угрожали мне и моей семье физической расправой, требуя моего увольнения и передачи доли предприятия членам преступной группировки. Кузнецов С.А., будучи бывшим сотрудником правоохранительных органов, умело манипулирует своими связями в органах внутренних дел. Он мастерски пресекал наши с женой попытки добиться защиты от государства. Однако одними угрозами дело не обошлось. Меня хотели взорвать, когда я должен был приехать на базу отдыха «Лесная поляна». И только по счастливой случайности я остался жив, хотя домик, в который я отправлялся, был взорван. Данный инцидент расследовался полицией, но вполне предсказуемо следствие никаких результатов не дало, виновные во взрыве, а точнее в подрыве домика полицией «как бы» не установлены…

«Меня хотели взорвать. Под угрозой расправы я вышел из числа учредителей, переехал в Казань»

– Так, Нурисламов! – остановил его судья. – Я попрошу вас. Что – заявление, ходатайство – что у вас? Сколько у вас там листов?

– Я постараюсь быстрее читать, Ваша честь.

– Адвокат, вы в курсе, что это за заявление? Может, просто приобщить к материалам дела? – предложил судья.

Однако Нурисламов настоял на том, чтобы зачитать.

– В настоящий момент следственные органы, расследуя уголовное дело, активно сотрудничают с Кузнецовым, – продолжил он. – Встречаясь в УВД, следователи и Кузнецов ведут себя вызывающе дружелюбно, веселятся, держат друг друга за руки. С 2013 года ООО «НЧ СКН» находилось под управлением преступной группировки, возглавляемой человеком, объявившим себя авторитетом в преступном мире, по имени Ильгиз, он же Колдун. А Кузнецов впоследствии стал конкурсным управляющим и руководит сейчас банкротством ООО «НЧ СКН».

Данная группировка, заявляет бывший руководитель компании, пользуясь тем, что вкладчики доверяют компании, стали похищать деньги и выводить их на Украину в ООО «Алтан Групп». Участниками украинской фирмы являются Нигматуллин И.Р. с долей 67% в уставном капитале и ООО «НЧ СКН», чью 33-процентную долю в настоящее время контролирует конкурсный управляющий Кузнецов.

«Я ДЕВЯТЫЙ МЕСЯЦ НАХОЖУСЬ ПОД СТРАЖЕЙ СОВЕРШЕННО БЕЗОСНОВАТЕЛЬНО. А ТЕ, КТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ОРГАНИЗОВАЛ АФЕРУ, ВОЛЬГОТНО ЧУВСТВУЮТ СЕБЯ НА СВОБОДЕ»

«Меня хотели взорвать. Под угрозой расправы я вышел из числа учредителей, переехал в Казань»

– Планируя избежать уголовной ответственности, вышеуказанные члены группировки и руководство ООО «НЧ СКН» параллельно с расследованием уголовного дела придумали схему, по которой, желая перенести ответственность на меня, вошли в сговор со следствием, – заявил суду Нурисламов. – Следствие, в свою очередь, из коррупционных соображений, желая получить материальную выгоду, выводит настоящих организаторов преступления из-под уголовного преследования, оказывает им содействие во всем. У членов группировки есть денежные средства на сотни миллионов рублей. Благодаря своим денежным активам они пытаются контролировать весь ход следствия. В то же время я вот уже девятый месяц нахожусь под стражей совершенно безосновательно. А те, кто действительно организовал аферу и завладел деньгами вкладчиков, вольготно чувствуют себя на свободе.

Он выдал список «предполагаемой верхушки» группировки: лидер – Колдун, конкурсный управляющий Кузнецов, владелец ООО «НЧ СКН» и ООО «Алтан Групп» Ильдар Нигматуллин, гендиректор Василий Чернышов В.С. и глабвух ООО «НЧ СКН» Елена Афанасьева.

– Статус Афанасьевой особенно любопытен. До сих пор не взирая ни на что, она остается всего лишь свидетелем по делу, – подчеркнул Нурисламов. – Кому сколько и когда за это было заплачено – известно.

Он рассказал о своей жизни в СИЗО и заявил, что его пытались заставить взять вину на себя. Якобы Кузнецов четыре раза передавал ему через сотрудников изолятора предложения о сделке.

«Меня хотели взорвать. Под угрозой расправы я вышел из числа учредителей, переехал в Казань»

– Я, дескать, беру на себя всю вину, а он организует мое освобождение из СИЗО. Все разы схема была одна и та же. Сперва следует предложение, на него – мой закономерный отказ, после этого сотрудники СИЗО под надуманными пустыми предлогами запирают меня на 15 суток в карцер, – описал Нурисламов. – По выходе из карцера следует повторное предложение. Судя по всему, Кузнецов просто садистски рассчитывал сломать мою волю. Ваша честь, очень характерно, что второй такой заход с предложением от Кузнецова и карцером был непосредственно перед возбуждением уголовного дела по статье 210 УК РФ – с 6 по 25 ноября. Видимо, Кузнецов и компания решили больше не мелочиться и начали играть по-крупному. В итоге, находясь в карцере, испытывая голод, холод и противоестественные условия, я заболел.

По словам Рината Нурисламова, с 24 ноября по 19 декабря он письменно и устно обращался к администрации СИЗО за медицинской помощью, но так ее и не получил. А в ночь с 12 на 13 и с 13 на 14 декабря пережил два приступа.

– У меня постоянные головные боли, скачки давления, обмороки и вынужденный голод, так как еда совершенно не принимается организмом. Это превратило мое пребывание в СИЗО в одну сплошную пытку. После того, как меня, наконец-то, этапировали в ИВС Челнов, после нескольких письменных обращений за помощью медик меня все-таки принял, – рассказал мужчина. – Он полностью подтвердил мои опасения и заявил, что мне необходимо комплексное обследование, в том числе с использованием МРТ, что в случае содержания по стражей просто нереально. В то же время последствия подобных приступов могут быть самыми печальными. Вышеописанные пытки – не единственный случай, когда в пределах СИЗО и ИВС на меня оказывалось давление. Сотрудник полиции и следствия, действуя в сговоре с Колдуном и Кузнецовым, неоднократно проводили со мной беседы, угрожая мне и моей жене многими годами заключения, если я не соглашусь взять всю вину на себя. Ваша честь, считаю необходимым заявить, что у меня есть исчерпывающие доказательства коррупционной связи и сговора между сотрудниками полиции и следствия с одной стороны и ОПГ Колдуна и Кузнецова с другой. Готов предъявить их сразу после встречи и консультации с сотрудниками ФСБ. Также прошу внести в протокол, что ввиду опасения за свою жизнь и здоровье я собираюсь обратиться в ФСБ за предоставлением мне соответствующей защиты. У меня все, спасибо!

«Меня хотели взорвать. Под угрозой расправы я вышел из числа учредителей, переехал в Казань»

Суд принял решение приобщить заявление к делу и поинтересовался у следователя, в курсе ли она жалоб Нурисламова на содержание, угрозу его жизни и здоровью.

– Ничего не могу сказать, никаких жалоб не поступало, – заявила в ответ представитель следствия.

«МНЕ ЗВОНИЛИ С УГРОЗАМИ: «ПУСТЬ ТВОЙ МУЖ-УБЛЮДОК УБИРАЕТСЯ, ОТДАЕТ ДОЛЮ ТЕМ, НА КОГО МЫ ПОКАЖЕМ. ИНАЧЕ ВАШИ ДЕТИ ОСТАНУТСЯ БЕЗ РОДИТЕЛЕЙ»

Судья удалился буквально на 10 минут. После чего вышел и объявил о решении удовлетворить ходатайство – еще три месяца заключения под стражу. Адвокат сообщил, что планирует обжаловать решение.

У входа в здание суда Нурисламова дожидалась жена Гульшат.

– Я убедилась, что следствие идет в обвинительном направлении. Следствие умалчивает, что его (Нурисламова – ред.) шантажировали, что нам угрожали. Мы были вынуждены уехать из города, – рассказала женщина. – Он не скрывался никогда. Ринат достаточно открытый человек. Мы считали, что у него и врагов нет. Угрозы начались в 2012 году. У него требовали, чтобы он отдал свою долю в компании. И мне звонили с угрозами: «Пусть твой муж-ублюдок убирается, отдает долю тем, на кого мы покажем. Иначе ваши дети останутся без родителей». Мы до сих пор боялись об этом говорить. И сейчас я боюсь, конечно. В 2013 году лично в мою сторону были угрозы. Когда я возвращалась домой. Один представился лидером ОПГ «29», Ильгизом. Кличка Колдун. Меня оттеснил к дереву, ударил по лицу. Он сказал, что если мы не уберемся, что если муж не отдаст свою долю, то дети останутся сиротами. Сказал, что у них есть родственник в правительстве, и что если даже поступят жалобы, с ними ничего не будет, а пострадаем мы. Мы пытались бороться с этим. Мы не знали, что так просто могут прийти и угрожать. Когда угрозы обрели постоянный характер, мы решили уехать, чтобы остаться в живых.

«Меня хотели взорвать. Под угрозой расправы я вышел из числа учредителей, переехал в Казань»

Chelny-biz.ru