, 20 Января
$ 58,1179
€ 67,6434
Предложения банков
Новости
Подробно


«Часто критикуют, что в новом КАМАЗе ничего от КАМАЗа не осталось. Скоро все опять будет камазовское»

11.12.2017, 07:36

«Делать то же самое, что у Daimler, только гораздо дешевле - мы идем этим путем», - обозначил масштабную программу обновления начинки грузовиков исполнительный директор «КАМАЗа» Юрий Герасимов. Автогигант первым в Челнах собрал пресс-конференцию по итогам 2017 года и озвучил предварительные итоги. План производства перевыполнен, по реализации тоже. На 2018-й компания запланировала 43 тыс. грузовиков. Так что часть персонала останется без январских каникул, а будет выполнять заказ. Продажи «КАМАЗ» растут за счет внутреннего рынка, что определенно свидетельствует о росте благосостояния российских покупателей. Причем, здесь увеличение в основном за счет нового модельного ряда. «КАМАЗ» между тем думает, как локализовать в России производство материалов и комплектующих, чтобы сделать более доступным свой премиум-автомобиль. Какая масштабная модернизация планируется на литейном заводе, как «КАМАЗ» намерен снизить нагрузку на экологию Челнов, что делает со «шлейфом негатива», до какой скорости разгоняются беспилотники, и ждать ли их на трассах в 2018-м – в материале Chelny-biz.ru.

«КАМАЗ УСПЕЛ ВСКОЧИТЬ НА ЭТОТ ТРЕНД С НОВЫМ МОДЕЛЬНЫМ РЯДОМ»

«КАМАЗ» раньше других в городе собрал журналистов на пресс-конференцию по итогам года. Спикером стал Юрий Герасимов, первый заместитель гендиректора, исполнительный директор «КАМАЗа», который рассказал о производстве и масштабных планах по модернизации.

Год назад на аналогичной встрече Ирек Гумеров, директор по развитию, рассказывал о последних разработках компании, и уже в 2017 году они активно выставлялись в России. Кстати, презентация автомобиля К5 на выставке COMTRANS стала самым ярким событием этого года в автопроме по МедиаИндексу, заметил Олег Афанасьев, руководитель пресс-службы ПАО «КАМАЗ».

Юрий Герасимов сразу сообщил, что уходящий год для «КАМАЗа» складывается достаточно удачно. По предварительным данным, компания по объемам производства в целом планирует преодолеть рубеж в 160 млрд рублей. План выпуска автомобилей определенно будет перевыполнен. В соответствии с бизнес-планом в этом году «КАМАЗ» собирался выпустить 36,5 тыс. грузовиков, однако последний прогноз – уже 39 тыс. На экспорт из них уйдет чуть больше 6 тыс. автомобилей. В 2018 году автогигант планирует выпустить 43 тыс. грузовиков.

«Часто критикуют, что в новом КАМАЗе ничего от КАМАЗа не осталось. Скоро все опять будет камазовское»

– Понятно, что это прогнозные цифры, но в последние годы мы с прогнозом, в общем-то, попадали, – заметил спикер. – По экспорту особого увеличения не будет, все увеличение за счет внутреннего рынка. Динамика в России достаточно положительная, что позволяет делать такие выводы. Российский рынок оценивается в 65 тыс. автомобилей.

Планируется существенный рост по выпуску автомобилей нового модельного ряда. На сегодня это уже 25% выпуска основной продукции. В 2016 году было произведено 3,4 тыс., в этом – около 6 тыс., план на следующий – 10,4 тыс.

– Еще четыре года назад в этом сегменте нас вообще не было, – напомнил Юрий Герасимов. – Седельные тягачи – то, что мы тогда выпускали, – это было ни о чем. В прошлом году мы заняли 30% рынка новых автомобилей в этом сегменте. В этом году будет не меньше.

– В этом году рынок грузовиков растет исключительно за счет премиум-сегмента, - подчеркнул Олег Афанасьев. – Мы практически не увеличили производство нашего традиционного модельного ряда. Весь рост за счет нового. Что бы ни говорили, но люди стали жить лучше, перевозчики стали больше перевозить, зарабатывать больше денег. И естественно, они начинают обновлять свой парк. В кризисные годы предпочитают КАМАЗы, а когда более-менее есть деньги, переходят на грузовики премиум-класса. Вот «КАМАЗ» успел вскочить на этот тренд с новым модельным рядом. И в прошлом году, и в этом и, думаем, в следующем рост будет за счет премиум-сегмента. При этом у нас цены не премиум – цены ниже. Грузовики нового ряда стоят порядка 3,5-4 млн. Зарубежные такого же уровня начинаются от 5 млн, а Mercedes и Volvo – ближе к 7 млн.

«Часто критикуют, что в новом КАМАЗе ничего от КАМАЗа не осталось. Скоро все опять будет камазовское»

При этом, по словам Афанасьева, маркетологи прогнозируют, что сохранится и спрос на традиционный модельный ряд, а следовательно и производство.

Большое внимание автогигант в этом году уделял продукции диверсификации. Была задача выпустить такой продукции на 6,5 млрд, и пока все идет по плану, заверил Герасимов. Порядка 80% – это продукция литейного завода. Основные потребители – предприятия РЖД. В следующем году у автогиганта более амбициозные цели по диверсификации – на уровне 7,5 млрд рублей.

«ПРЕЗЕНТАЦИЯ АВТОМОБИЛЯ К5 – ЭТО ЗНАКОВОЕ СОБЫТИЕ ЭТОГО ГОДА»

Говоря о ближайшем будущем, Юрий Герасимов рассказал, что старт проекта по автомобилю поколения К5 планируется в 2019 году с 5 тыс. автомобилей.

– Презентация автомобиля К5 – это знаковое событие этого года. Понятно, что это пока образец. Но при этом все подготовительные работы уже ведутся. Надо отметить, что произошло на производстве, чтобы этот автомобиль в ближайшем будущем стал реальностью. Большие изменения на заводе двигателей. Закуплено оборудование для производства рядной «шестерки». Мы создаем мощности на 30 тыс. двигателей в год. Это серьезное перевооружение с момента строительства «КАМАЗа», - подчеркнул исполнительный директор. - Закуплена и установлена линия сборки, линия стыковки, идет монтаж окрасочной линии, линии по обработке блока цилиндров. Заготовки для деталей нового двигателя – поковки, отливки – будут производиться на наших заводах. В этом году завод выпустит первые 10 двигателей, в следующем – 200.

«Часто критикуют, что в новом КАМАЗе ничего от КАМАЗа не осталось. Скоро все опять будет камазовское»

Еще одно знаковое событие 2017 года, которое отметил первый зам Сергея Когогина, – совместное предприятие «Даймлер КАМАЗ РУС», где будет производиться каркас кабины для К5. Зоной ответственности «КАМАЗа» в этом проекте было строительство здания с инженерией. 24 октября его передали в ведение СП «ДК РУС», сегодня идет монтаж оборудования. Здесь будет создано 700 новых рабочих мест. Мощность – 55 тыс. каркасов в год. Из них около 8 тыс. – будет потреблять «Даймлер КАМАЗ РУС» на территории Набережных Челнов, остальное будет устанавливаться на автомобили КАМАЗ. По словам Герасимова, изменения от этих новшеств ощутит не только бюджет предприятия, но и экология города:

– По существующему каркасу кабин – штамповка привозится из Германии. При локализации, когда штамповка будет производиться из российского металла, предварительные расчеты показывают, что этот каркас кабины будет дешевле. Это первое. Второе – наш партнер Daimler закладывает самую современную технологию окраски. Впервые в мире будет применена такая окраска, и экономия лакокрасочных материалов будет существенной. Кроме того, что важно для города, выбросы будут несравнимо малы с тем, что имелось.

Процесс замещения автотехники поколением К5 будет происходить в течение пяти лет. до 2022 года завод будет выпускать К5, причем даже с ростом.

- В 2018 и 2019 году у нас идет рост производства по К4. После 2019 года уменьшение К4, и рост К5. Это что касается нового модельного ряда, - уточнил Герасимов. - Что касается полноприводных автомобилей, то наши потребители в регионах Дальнего Востока и Сибири достаточно консервативные, им, чем проще, тем лучше. Пока будут покупать, будем производить.

«МЫ КАЖДЫЙ ГОД, ПУСТЬ И НЕ ОЧЕНЬ МНОГО, ПОЛУЧАЕМ ПРИБЫЛЬ. ВСЯ ЭТА ПРИБЫЛЬ ИДЕТ НА РАЗВИТИЕ НОВОГО ПРОИЗВОДСТВА»

«Часто критикуют, что в новом КАМАЗе ничего от КАМАЗа не осталось. Скоро все опять будет камазовское»

Герасимов озвучил еще ряд новостей по заводам. Так, кузнечный завод освоил поковк и не только на рядную «шестерку» собственного производства, но и получил заказ от завода Volkswagen в Калуге. В следующем году «КАМАЗ» поставит туда 157 тыс. коленчатых валов, сертификация прошла успешно. Это значит, что в январские каникулы кузнечный завод не будет отдыхать, а будет выполнять заказ, чтобы успеть в сроки и не обмануть ожидания потребителя.

Большая работа в соответствии с программой развития идет на прессово-рамном заводе и на автомобильном заводе: модернизация конвейера по сборке автомобиля, подготовка новых конвейеров. Кроме того, в конце этого года на предприятии было принято решение о развитии литейного завода.

– В следующем году начнется масштабная модернизация литейного завода. Будем заменять печи плавки на индукционные, – рассказал Юрий Герасимов. – И время подсказывает, и из чисто экономических соображений. Поставщики графитовых электродов, которые используются в электродуговых печах, – китайцы – повысили цены в десятки раз. Весь мир сейчас переходит, и мы тоже вынуждены эти вопросом заниматься.

«Часто критикуют, что в новом КАМАЗе ничего от КАМАЗа не осталось. Скоро все опять будет камазовское»

На вопрос Chelny-biz.ru о том, на какие средства будет проводиться модернизация, Олег Афанасьев назвал три источника финансирования компании. Во-первых, облигации, которые пользуются спросом. Во-вторых, средства основного акционера – «Ростеха». И третий источник – это собственные средства.

– Мы каждый год, пусть и не очень много, получаем прибыль. Вся эта прибыль идет на развитие нового производства, – сказал руководитель пресс-службы.

По словам Юрия Герасимова, «КАМАЗу» удалось решить существовавшую с 90-х проблему дефицита тепловой энергии. На площадке автозавода реализован проект мини-ТЭС, так что теперь собственные мощности покрывают потребности.

«50% ПРОДАВАЕМЫХ ГРУЗОВИКОВ В РОССИИ – ЭТО КАМАЗЫ. ЕСЛИ БЫ ОН БЫЛ ТАКИМ ПЛОХИМ, НУ, КТО БЫ ЕГО БРАЛ?»

Вопрос об имидже продукции «КАМАЗа» (как затем признался Афанасьев, это больная тема) журналисты адресовали непосредственно руководителю пресс-службы автогиганта. Будут ли в ближайшее время предприняты какие-то шаги для повышения репутации продукции, чтобы уже избавиться от «шлейф» негатива, который тянется за КАМАЗом?

– Я с этим работаю каждый день. Первое – все разговоры о том, что у «КАМАЗа» какой-то шлейф, – я с этим не согласен. 50% продаваемых грузовиков в России каждый год – это КАМАЗы. Если бы он был таким плохим, ну, кто бы его брал? – спросил в ответ Олег Афанасьев. – Второе – все наши современные КАМАЗы (и старого модельного ряда, и нового) собираются по современным технологиям. Все сделано так, чтобы ни брака, ни каких-то других проблем не появлялось. И третье – основной «шлейф» негатива (мы проводили исследование) о грузовиках КАМАЗ идет от автомобилей, которые эксплуатируются больше 15 лет. Мы неоднократно об этом говорили (это во всем мире так): есть определенные ограничения по срокам эксплуатации грузовиков. Те грузовики, которые используются больше 10 лет, – они уже критичны в отношении безопасности, экологии и так далее. А старше 15 лет – просто опасны. Но, к сожалению, когда люди выезжают на дорогу, а там едет КАМАЗ 20-летней давности из одного из южных регионов, и не может больше 20 км/час разогнаться – вот отсюда идет основной негатив. Большинство людей не обращают внимания на положительные моменты. По роду деятельности я часто езжу по трассе, и я вижу, что КАМАЗ-5490 – это чуть ли не треть всех грузовиков, что ездят по нашей трассе М-7. Они не вызывают ни у кого негатива. Но если туда выехал, не дай бог, старый КАМАЗик, едет, дымит, задерживает на подъеме движение, конечно, начинается негатив.

«Часто критикуют, что в новом КАМАЗе ничего от КАМАЗа не осталось. Скоро все опять будет камазовское»

– Понятны вопросы качества, – согласился Герасимов, которому Афанасьев передал слово. – Уровень запросов у потребителя все выше и выше. Это закономерно, и нам нужно соответствовать этим требованиям. Для этого у нас идеи и обновление станочного парка, и самой технологической цепочки, и конструкции. Большое внимание мы уделяем и обучению персонала. Это комплексная задача, которую нужно решать, делать все лучше и лучше. Вопросов нет. За потребителя надо бороться – это однозначно.

Афанасьев заметил, что основная масса претензий по качеству приходится на покупные компоненты, в том числе генераторы, стартеры. Однако Герасимов почеркнул, что это не снимает ответственности с «КАМАЗа».

– Мы отдаем себе отчет, что 80% – это покупное. Поставщиков тоже надо под себя подстраивать. Мы буквально вчера провели конференцию со своими поставщиками. Мы свои требования им предъявляем и аудит проводим. Это рутинные повседневные мероприятия, это непростая работа, но мы в ответе за свой автомобиль, – сказал он.

Герасимов рассказал о масштабах предстоящей локализации производства в Татарстане и России.

«Часто критикуют, что в новом КАМАЗе ничего от КАМАЗа не осталось. Скоро все опять будет камазовское»

- Программа касается всех узлов автомобиля. У нас есть программа локализации лонжеронов (деталей для рамы). То, что приходит сейчас из Бельгии, в два раза дороже, чем, если производить у себя. Поэтому у нас есть программа закупки оборудования для производства лонжеронов. На новом автомобиле стоит алюминиевый топливный бак. Мы с середины следующего года будем производить собственный, это опять в разы удешевление. Делать то же самое, что в комплектации у Daimler, только гораздо дешевле - мы идем этим путем.

- Часто слышу критику, что в новом КАМАЗе ничего от КАМАЗа не осталось. Вот Юрий Иванович рассказал, что скоро все опять будет камазовское, - прокомментировал руководитель пресс-службы компании.

«ПОКА РЫНОК ГАЗОМОТОРНОЙ ТЕХНИКИ СЛАБЕНЬКИЙ, НАДО ЕГО ПОДДЕРЖИВАТЬ»

Госпрограммы поддержки автопрома, принятые во время кризиса, свое дело сделали и теперь будут сворачиваться, сообщили топ-менеджеры, отвечая на вопрос Chelny-biz.ru.

- Все программы господдержки принимали в 2013-2014 годах, когда они были критически нужны для поддержания рынка. Представьте, в 2012 году автомобильный рынок был более 120 тыс., а в 2014 году - 40 тыс. Госпрограммы очень помогли, - подчеркивает Афанасьев. - Нам было очевидно, что с выходом из кризиса программы должны меняться и сужаться. Программы, которые на следующий год планируются – «Русский тягач», газомоторная техника и другие – направлены на те сегменты, развитие которых требуется. Пока рынок газомоторной техники слабенький, надо его поддерживать. То же самое по тягачам. Программы становятся более дифференцированными.

От государства же зависят ближайшие перспективы челнинских беспилотников. Процесс тормозит отсутствие законодательства.

«Часто критикуют, что в новом КАМАЗе ничего от КАМАЗа не осталось. Скоро все опять будет камазовское»

- Наш беспилотник уже может двигаться на скорости до 40 км в час. Может и до 90 км доходить скорость его безопасного движения. Но на законодательном уровне не определены параметры движения беспилотных средств: какой должна быть дорога, какие знаки, какое оборудование. Вот это все тормозит внедрение беспилотного транспорта. Сергей Анатольевич уже говорил, что в 2018 году планируется применение транспорта на Чемпионате мира по футболу, - уточнил руководитель пресс-службы. - Также с 2018 возможно будет внедрение каких-то перевозок на беспилотном транспорте.

- Это комплексная проблема, которую нужно решать на уровне России. Ну а то, что «КАМАЗ» к нужному моменту подготовит автомобиль, это я вам гарантирую, - заявил исполнительный директор компании Юрий Герасимов. – Среди крупных производителей мы не в хвосте, мы в лидерах.

Фото: пресс-служба ПАО «КАМАЗ», «Вести КАМАЗа»

Анна Перебаскина